Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

01.06.2016 | Александр Гущин

Intermarium – новый проект Польши. Реальность или фантом?

Анджей ДудаВ последнее время в украинских и польских экспертных кругах, в экспертном сообществе Беларуси и ряда стран Центральной Европы всё чаще высказываются мнения и оценки относительно концепции Междуморья, которая должна стать, по мнению ряда аналитиков, своеобразным «щитом» Европы от России.

При этом проект может обеспечивать одновременно взаимодействие всех стран на пространстве Адриатика – Балтика - Черное море. Это касается военно-технического сотрудничества, а также экономического и политического взаимодействия. При этом первой скрипкой в этом союзе должна играть Польша. Собственно, президент Польши Анджей Дуда как раз и заявил о том, что обдумывает тему о создании партнерского союза на пространстве от Балтики до Черного моря.

Идея Междуморья не первый раз появляется в повестке дня польского политического истеблишмента. После Первой мировой войны в Польше, которая обрела независимость по итогам войны в 1918 г. боролись между собой сторонники инкоропорационной концепции - национал-демократы во главе с Р. Дмовским, которые выступали, руководствуясь историческими принципами, за возвращение Польши к границам 1772 г. (первого раздела), и сторонники Ю.Пилсудского, которые как раз выступали с позиций необходимости реализации федеративной концепции, то есть создания зависимых от Польши государств на Востоке. Органичным развитием этой концепции выступало Междуморье. Этот проект тесно переплетался с идеей прометеизма - политического программы, направленной на ослабление и расчленение СССР с помощью поддержки националистических движений в рамках Союза.

Следующим этапом, когда идея Междуморья вновь зазвучала на международной арене стал 1942 г.. Тогда к попытке реализации этой концепции обратилось польское эмигрантское (Лондонское) правительство Сикорского. Несмотря на активное обсуждение этого проекта эмигрантскими правительствами и поддержку Великобритании, в силу объективных обстоятельств, прежде всего влияния СССР, создать что-то подобное польско–чехословацой или греко-югославской конфедерации не удалось. Сама же идея, тем не менее, не ушла с повестки дня и после Второй мировой войны - в 60-е годы она в обновленном виде обсуждалась на страницах польского эмигрантского журнала «Культура», издаваемого выдающимся польским мыслителем Е.Гедройцем. На страницах журнала Ю.Мерошевский выдвинул концепцию «ULB», в рамках которой Украина, Беларусь и Литва были в будущем независимыми государствами, а Польше отводилась роль регионального модератора и регулятора. При этом Гедройц выступал против исторической ностальгии поляков по восточным кресам, считал что именно независимые восточные соседи сумеют ослабить Россию и будут способствовать усилению Польши.

Cегодня идея Междуморья приобретает новое звучание, чему способствует несколько факторов. Во-первых, украинский конфликт стал своеобразным консолидирующим для ряда стран ЕС фактором, прежде всего, это касается Польши, стран Балтии и Румынии, которые заняли позицию открытого осуждения России и в условиях ограниченности поддержки со стороны Брюсселя могли бы стать костяком нового объединения, направленного на сдерживание Москвы. К ним же может примкнуть и сама Украина. Во-вторых, роль Польши в Центральной Европе явно не отвечает амбициям нынешних польских властей. Создание союза под эгидой Варшавы могло бы, по мнению многих, стать противовесом Германии, серьезно усилить роль Польши в ЕС, что, учитывая ее и без того фрондерскую позицию при нынешней администрации в Варшаве, оказало бы на ЕС серьезное влияние. В-третьих, в условиях очевидного кризиса «Восточного партнерства» идея Междуморья могла бы стать своеобразным заменителем, с более выраженной военно-стратегической составляющей, но также охватывающей и экономику и гуманитарную сферу. Тем более, что теоретически проект, особенно принимая во внимание интерес проявляемый в последнее время к Киеву со стороны Анкары, может в разных формах включить в себя и другие страны причерноморского бассейна.

Таким образом, потенциальные возможности для создания союза по балто-черноморской дуге есть, однако сомнительно, чтобы этот проект приобрел серьезное самостоятельное значение. По отдельным направлениям, безусловно, сотрудничество возможно, но, если говорить о создании полноценного союза, то это представляется вряд ли возможным. И связано это, прежде всего, с ограниченностью возможностей современной Польши. При том, что Варшава достигла значительных успехов в экономическом развитии в постсоциалистический период, а ВВП Польши больше половины от ВВП предполагаемых ее партнеров по союзу, потянуть как локомотив такие страны как Украина или Румыния в рамках какого-то экономического союза будет очень проблематично. Кроме того, непонятно, насколько к созданию союза позитивно будут относиться в Берлине и Брюсселе – скорее всего это отношение будет далеко от радушного, особенно принимая во внимание последние противоречия, возникшие между Варшавой и Брюсселем, а также недовольство и в Вашингтоне действиями польских властей вокруг суда, попытками зачистить исполнительную вертикаль от сторонников оппозиционных партий.

Еще одним важным сдерживающим фактором являются двусторонние противоречия, которые есть как по линии национальных меньшинств, например, в случае отношений Литвы и Польши, так и в отношении взаимодействия с Россией – многие страны Центральной Европы далеко не в восторге от санкций и в целом от антироссийской политики, например, Венгрия.

Кроме того, если в межвоенный период Польша в регионе практически была предоставлена сама себе, то теперь присутствует фактор США. Именно США, если говорить о военно-технической составляющей, будут в любом случае обеспечивать восточный фланг НАТО. При всей важности польской армии без американского военного присутствия Варшава не обойдется. Польша все равно будет явно ограничена в своей политике относительно соседей, а Вашингтон не будет полностью следовать в фарватере интересов Польши, принимая во внимание необходимость поддержания баланса и сохранения стратегического союза с Берлином.

Еще одной проблемой при гипотетическом создании Междуморья является Беларусь. При всех заигрываниях с Западом, Беларусь все равно находится в целом в орбите экономического и политического влияния Москвы. А в то время как белорусский балкон в стратегическом плане крайне важен, Варшаве так или иначе придется выстраивать отношения с нынешним белорусским руководством. Скорее всего при этом главным призом может быть нейтралитет в политическом отношении, отказ от более тесной военной кооперации и открытой поддержки ряда действий России на международной арене, но полностью перетянуть Беларусь на свою сторону Варшаве не удастся. Для осуществления цели уже пришлось сменить риторику и не руководствоваться принципом «демократия превыше всего», а перейти на более практичные позиции в диалоге с Минском.

Кроме того, значительное число стран – потенциальных членов Междуморья уже находятся между собой в интеграционных проектах, как например, Вышеградская группа, в рамках которой есть также довольно сильные противоречия, но которая, тем не менее, является важным фактором в регионе.

Таким образом, сегодня Междуморье может восприниматься скорее как конгломерат стран и отношений между странами, имеющих много схожего, и в принципе способных выстраивать определенные экономические и даже военно-политические конфигурации, но не полноценный союз, структурированный союз. При модерирующей роли США Польша может взять на себя функции только ограниченного политического лидерства в регионе, но по-прежнему многое будет зависеть и от внутренней ситуации в Польше, в которой внешняя политика пока очень сильно меняется в зависимости от прихода к власти той или иной партии, что ставит под вопрос горизонт планирования и способность Варшавы в принципе вести стратегические интеграционные проекты.

Александр Гущин – доцент РГГУ

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net