Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Бизнес

16.06.2016 | Никита Бабкин

Инвестиции в обмен на поддержку

Международный экономический форумСегодня в Петербурге открывается очередной Международный экономический форум. Это мероприятие является знаковым не только потому, что оно проходит в юбилейный, двадцатый раз, но и потому, что там будут обсуждаться подходы к выстраиванию новой экономической реальности. Однако успешное решение этой задачи невозможно без проведения новой, уже третьей по счету перестройки отношений между бизнесом и властью.

В разное время российской политической системе были присущи две практически противоположные модели отношений между бизнесом и властью. Знаменитая фраза Бориса Ельница, обращенная к существовавшим тогда еще в рамках РСФСР национальным автономиям, – «берите суверенитета столько, сколько сможете проглотить» – на самом деле стала своего рода девизом для российских предпринимателей 1990-х годов. Экономически-активные граждане страны восприняли ее в несколько иной формулировке: «делайте бизнес без ограничений».

В настоящее время значительная часть российских бизнесменов вспоминает те времена с неизменной ностальгией. Фактически, основа успешного функционирования всех крупных российских компаний была заложена именно в так называемые «лихие девяностые». Это было время, когда государство практически не регулировало деятельность бизнеса, а единственные риски предпринимателей были связаны лишь с разгулом криминала. Можно было все, что не было прямо запрещено, а любая инициатива если не поощрялась, то хоть не губилась административно.

Однако столь высокая степень самостоятельности и независимости бизнесменов от власти объективно не могла существовать долго: устойчивое развитие экономики требовало корректировки модели взаимоотношений бизнеса и власти. К тому же, сама задача по сохранения единой российской государственности требовала того, чтобы власть четко показала, за кем приоритет в определении дальнейшего вектора развития страны.

В результате, в «нулевые» годы условия функционирования бизнеса в России подверглись радикальному пересмотру. Государство постепенно сформировало новую систему, базировавшуюся на активном регулировании бизнес-процессов, которое с течением времени распространялось на все большее число сфер предпринимательской деятельности. Однако на деле эта модель стала наглядной иллюстрацией общеизвестного факта российской действительности – «строгость законов компенсируется необязательностью их исполнения». Ко всему прочему, возникшая «зарегулированность» бизнес-процессов предоставила в руки набирающих силу спецслужб эффективный инструмент для давления на предпринимателей, что также отнюдь не способствовало стимулированию бизнес-инициативы.

В новой конфигурации взаимоотношений по-настоящему серьезных успехов могли достичь лишь три категории экономически-активных граждан. Первая из них – те, кто «крепко встал на ноги» еще в те самые «лихие девяностые». Вторая – те, кто смог договориться. Наконец, третья – предприниматели, которые делали свой бизнес в сферах, куда еще не успела «дотянуться» рука государства – к примеру, в IT и телекоммуникациях. Кстати, отсутствие установленных «правил игры» сыграло в бурном развитии этих компаний едва ли меньшую роль, чем сама «инновационность» создаваемых ими продуктов.

Сегодня же эффективность подобной модели взаимоотношений исчерпана. Очевидно, что избыточное госрегулирование российской экономики является едва ли не главным тормозом ее развития. До тех пор, пока цены на нефть были выше ста долларов, государство могло позволить себе выполнять свои социальные обязательства в полном объеме, и тем самым играть на противопоставлении «интересов народа» и «интересов бизнеса». В новых экономических условиях подобная стратегия представляется заведомо проигрышной – самопроизвольного замещения «нефтегазовой ренты» не будет.

В результате, решение задачи по переходу к новой экономической реальности, стоящей перед российским руководством, сегодня представляется невозможным без смены модели взаимоотношений между властью и бизнесом. Государство уже давно пытается переложить на предпринимателей исполнение части своих социальных обязательств, однако до сих пор предлагало мало что взамен. При этом такой компромисс в нынешних условиях не только возможен, но и необходим – по сути, это единственный возможный путь выхода из сложившегося тупика. Однако его достижение требует того, чтобы власть сформулировала свою часть сделки.

Ключевым ее элементом представляется стимулирование бизнеса к инвестированию в экономическое развитие российских регионов. Для этого необходимо активнейшим образом продвигать процесс снятия губительных административных ограничений, а также предоставить четкие гарантии того, что «созидательные» бизнес-проекты будут защищены от неправомерного давления. Иными словами, в основу новой модели отношений бизнеса и власть должен быть положен принцип «инвестиции в развитие в обмен на господдержку и защиту».

В течение некоторого времени государство уже плотно работает в этом направлении. Для выявления лучших практик по привлечению инвестиций был разработан специальный Рейтинг состояния инвестиционного климата в субъектах России. В свою очередь, для «горизонтального распространения» этих практик в регионах страны созданы специальные «проектные офисы», в рамках которых идет совместная работа представителей всех уровней российской власти. Наконец, сформированы институты, которые могли бы оказывать этим офисам необходимую интеллектуальную поддержку.

Однако в конечном счете решение задачи по успешной смене экономической модели предопределяет необходимость принятии более системного подхода к решению проблем российских предпринимателей. И если в своем экономическом развитии государство действительно хочет иметь возможность опереться на предпринимательскую инициативу, то оно должно быть готово к полноценной структурной перестройке своих отношений с бизнес-сообществом страны.

Никита Бабкин - Генеральный директор Бюро Стратегические Коммуникации Член Комитета РАСО по политтехнологиям

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net