Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

31.08.2016 | Александр Ивахник

Эпоха Ислама Каримова подошла к концу

Ислам КаримовВчера в СМИ появились сведения о смерти президента Узбекистана Ислама Каримова. Затем источники, близкие к руководству республики, опровергли сообщения о его кончине. Однако ясно, что после перенесенного в 78-летнем возрасте инсульта бессменный лидер самой населенной страны Центральной Азии возвратиться к реальному исполнению своих обязанностей уже не сможет. Поэтому сейчас на первом плане вопрос: как произойдет смена власти и кто возглавит страну?

В воскресенье о госпитализации Ислама Каримова сообщил кабинет министров страны, указав, что президент республики «находится на стационарном лечении». Это было первое за все 26 лет президентства Каримова официальное сообщение о проблемах с его здоровьем, что уже само по себе свидетельствовало о серьезности ситуации. 29 августа младшая дочь политика Лола Каримова-Тилляева объявила на своей странице в Facebook о том, что у ее отца в субботу утром случилось кровоизлияние в мозг, и что он находится в реанимации. Вечером того же дня ИА «Фергана» передало информацию о смерти Каримова около 15-16 часов по ташкентскому времени. Информация пока официально не подтверждена. 30 августа узбекская служба «Би-би-си» со ссылкой на свои источники в Ташкенте сообщила, что в Узбекистане отменены официальные торжества 1 сентября по случаю 25-летия независимости республики. При этом причина отмены не названа.

В любом случае уже понятно, что в 32-миллионной стране, имеющей огромное значение для сохранения геополитической стабильности в Центральной Азии, закончилась эпоха Каримова – основателя узбекской государственности, жесткого диктатора внутри страны и проводника независимого курса в международных делах. Эксперты сходятся в том, что за годы своего правления Ислам Каримов сумел построить сильный и устойчивый режим. Радикалы-исламисты загнаны в глубокое подполье или покинули страну, часть из них уехали воевать в Сирию. Одни оппозиционные лидеры сидят в тюрьмах, другие эмигрировали. Разгромлена даже бизнес-империя старшей дочери Каримова Гульнары, которая слишком активно заявила о своих притязаниях на преемничество и уже около двух лет находится под домашним арестом.

Ислам Каримов внешне сохранил демократические атрибуты, даже многопартийность. Но реальные оппозиционные партии давно вытеснены с легального поля, а действующие партии являются чисто формальными структурами. На президентских выборах «отец нации» неизменно набирал более 90% голосов. В Узбекистане был сформирован классический автократический режим. Малейшие проявления нелояльности в элитных группах пресекались быстро и решительно. Независимые СМИ были ликвидированы, и в условиях полной информационной закрытости новости распространялись в виде слухов в социальных сетях. Особенно жестко, даже жестоко власть действовала в отношении радикальных исламистов, которые вызывали страх у жителей больших городов, но пользовались широким влиянием в сельской глубинке, особенно в перенаселенной Ферганской долине.

За счет твердой линии автократического режима и большого личного авторитета Ислама Каримова в Узбекистане долгие годы удавалось сохранять социально-политическую стабильность. Во внешнеполитической сфере Каримов стремился проводить многовекторную политику, не связывая себя чрезмерными обязательствами в отношении тех или иных влиятельных игроков.

Для Москвы Ташкент традиционно являлся проблемным партнером. Узбекистан входит в СНГ и Шанхайскую организацию сотрудничества, но ряды оборонного союза – Организации Договора о коллективной безопасности – он в 2012 году покинул. На протяжении последних лет, когда активизировалась тема экономической интеграции на постсоветском пространстве, Каримов старательно уходил от каких-либо обещаний относительно перспектив присоединения Узбекистана к Таможенному союзу и Евразийскому экономическому союзу. Тем не менее, Кремль прекрасно понимал, что исторический лидер Узбекистана играет роль гаранта стабильности ситуации не только в стране, но и в регионе, да и в двусторонних отношениях Ташкента и Москвы.

С Европой, которая уделяет первостепенное внимание соблюдению демократических стандартов и прав человека, отношения у авторитарного лидера Каримова не задались. США резко критиковали узбекские власти за жестокое подавление массовых волнений в Андижане в 2005 году, проходивших под исламистскими лозунгами, и даже ввели экономические санкции. Но обманутые надежды на революции «арабской весны», обернувшиеся геополитическим хаосом на Ближнем Востоке, диктуют современному Вашингтону следование «реальной политике». Приоритетом для США в примыкающей к Афганистану Центральной Азии и особенно в Узбекистане как крупнейшей по населению стране региона является сохранение стабильности и недопущение прихода к власти воинственных исламистов. К тому же в американской администрации ценят, что Ислам Каримов избегает действий, которые могли бы вовлечь страну в фарватер российской политики.

В последние годы происходило быстрое расширение экономического сотрудничества Узбекистана с Китаем. В июне 2016 года на саммите ШОС Каримов и председатель КНР Си Цзиньпин открыли железнодорожный тоннель «Камчик» на электрифицированной железнодорожной линии Ангрен – Пап. А вот отношения Узбекистана с соседними странами Центральной Азии – Киргизией и Таджикистаном – стабильно непростые. Напряженность в них вносят этнические конфликты и споры по использованию водных ресурсов.

Теперь, когда эпоха Ислама Каримова подошла к концу, со всей остротой встает вопрос о том, как в стране пройдет транзит власти и как это повлияет на внутренний и внешнеполитический курс Узбекистана. Когда здоровье Каримова стало ощутимо слабеть, появилась объективная потребность в том, чтобы президент определился с выбором преемника и постепенно утверждал его в этом качестве во внутриэлитных отношениях и в общественном мнении. Однако этой потребности, видимо, противоречила привычка Каримова к единоличной власти, неспособность перешагнуть через личные амбиции. Так что вопрос о преемнике остается открытым.

Согласно узбекской Конституции, при невозможности исполнения действующим президентом своих обязанностей власть главы государства временно переходит к председателю Сената Олий Мажлиса и в течение трех месяцев проводятся выборы нового президента. Нынешний глава Сената Нигматулла Юлдашев – малоизвестная фигура, и едва ли он сможет рассчитывать на пост президента. По мнению крупнейших экспертов по центрально-азиатскому региону, в частности, Аркадия Дубнова и Даниила Кислова, реально претендовать на роль преемника Каримова могут премьер-министр Узбекистана Шавкат Мирзияев и первый заместитель премьера, руководитель финансово-экономического блока правительства Рустам Азимов.

При этом шансов у 59-летнего Шавката Мирзияева – де-факто второго лица во властной иерархии – больше. Он стоит во главе правительства с 2003 года, а ранее возглавлял родную Джизакскую и Самаркандскую области в качестве губернатора. Аппаратный вес Мирзияева кроме должности определяется его близостью к самому Каримову и его семье. Немаловажно, что премьер-министра поддерживает могущественный председатель Службы национальной безопасности Рустам Иноятов, без участия которого не принимается значимые государственные решения. Сам 72-летний Иноятов вроде бы не претендует на высший пост в стране. Считается, что Мирзияев принадлежит к самаркандско-бухарскому элитному клану. Есть сведения, что он является дальним родственником одного из самых крупных и влиятельных бизнесменов России, этнического узбека Алишера Усманова. Эксперты отмечают, что у главы правительства налажены хорошие связи с российскими политиками и бизнесменами. Так что если Мирзияев победит в борьбе за пост нового лидера страны, то можно ожидать, что отношения Узбекистана и России станут более тесными.

Второй потенциальный кандидат – Рустам Азимов – имеет огромный опыт руководящей работы в правительстве. В 1998 году он стал министром финансов, в 2000 году – заместителем премьера и министром макроэкономики, с 2007 года – первым заместителем премьера, министром финансов и руководителем финансово-экономического блока и внешнеэкономических связей республики. Азимов считается представителем ташкентского элитного клана. По оценке Аркадия Дубнова, Азимов известен как человек более прозападных взглядов. 30 августа российское информагентство Regnum озвучило слухи об аресте Рустама Азимова. Однако в Минфине Узбекистана опровергли эти слухи, сообщив, что министр находится на своем рабочем месте.

Поскольку исламистские силы в Узбекистане были решительно подавлены более 10 лет назад, а угроза, исходящая с юга, от соседнего Афганистана, пока не столь актуальна, основные риски при переходе власти связаны с расколами внутри правящей бюрократической элиты. Расколы чреваты ослаблением монолитности режима и потерей полного контроля над обществом. Однако здесь сдерживающим фактором будет служить непреодоленный страх перед новой активизацией радикальных исламистов, которые, конечно, жаждут реванша за поражение. Не стоит сомневаться, что внутривластная борьба и ослабление силового потенциала режима привлекут в страну джихадистов, прошедших боевую выучку в Афганистане и в Сирии. Так что можно ожидать, что наиболее влиятельные группы узбекской элиты, при всех существующих в ней региональных и экономических противоречиях, постараются мирно договориться о новом лидере ради сохранения основ сформированной Исламом Каримовым системы власти.

Александр Ивахник – руководитель департамента политологического анализа Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net