Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Прошедший 18 июня с. г. второй тур парламентских выборов во Франции не обошелся без сюрпризов. По его итогам, партия президента Эмманюэля Макрона «Республика, вперёд», вместе со своим союзником, центристским Демократическим движением (Модем) Франсуа Байру, получила не 415-445 депутатских мандатов из 577, как предсказывали специалисты, а 350 мандатов. Тем не менее, налицо бесспорная и внушительная победа.

Бизнес, несмотря ни на что

22 июня в Сочи прошло годовое собрание акционеров компании «Роснефть». За два дня до этого исполнительный директор компании Игорь Сечин встретился с президентом России Владимиром Путиным: последний попросил вернуться к политике выплаты дивидендов в размере 50% от общей прибыли. Правда, просьба касалась 2017 года.

Интервью

Положение в Сирии с приходом Дональда Трампа к власти в США не стало более ясным. Наоборот, ряд действий новой администрации еще больше запутали «сирийский клубок». В перипетиях ситуации в регионе, интересах многочисленных участников и последних тенденциях «Политком.RU» разбирался вместе со старшим преподавателем департамента политической науки НИУ ВШЭ, экспертом по Ближнему Востоку Леонидом Исаевым.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Экспертиза

13.10.2016 | Антон Евстратов

Как живется в изоляции: опыт Ирана

ИранНесмотря на достижение ядерного соглашения между Ираном и группой международных посредников 5+1, санкционный режим в отношении Тегерана, пусть и слегка ослабленный, продолжает действовать. Однако санкции – это, в общем и целом воспринимаемая как нормальная, реалия иранской повседневности практически с самого начала существования Исламской Республики.

Учитывая, что уже более 30 лет основной целью американской политики в отношении Ирана является смена режима данной страны, неудивительно, что все это время против нее вводятся разного рода ограничения – экономические, политические, финансовые. Направлены они против банков, крупных и мелких компаний и частных лиц. Вводятся санкции указами президента США, решениями Конгресса и постановлениями отдельных министерств и ведомств. Основания могут быть самые разные – в последнее время преобладали нарушения прав человека, ядерная программа Тегерана, а также «спонсирование терроризма». Антииранские меры поддерживают как демократы, так и республиканцы Соединенных Штатов – санкции вводились в пору главенства в Белом Доме и Конгрессе тех и других.

В целом иранский народ привык к существованию в таком формате взаимоотношений с США и их союзниками. Это накладывало определенные трудности в основном на внешнеторговую активность ИРИ, разрушало ее исторически выстроенные связи с государствами Европы и косвенно сказывалось на благосостоянии граждан, однако и стимулировало ИРИ к развитию собственной промышленности и науки. У Ирана появился собственный ВПК, космические спутники, автомобильная, промышленность. Кроме того, имел место активный поиск новых партнеров и союзников. Так сложились теснейшее союзническое взаимодействие Тегерана с Сирией и Ливаном, партнерские отношения с Арменией, Азербайджаном и Турцией (так называемый «поворот на Восток» эпохи президентства М. Ахмадинежада), активно стала вестись работа с государствами Африки и Латинской Америки. Огромное значение имело и имеет для Исламской Республики сотрудничество с Россией в технической, научной и военной областях. Появление у Тегерана АЭС в Бушере и комплексов С-300 в армии – яркие и очевидные результаты этого сотрудничества. До недавнего времени по-настоящему трагичные последствия для Ирана имели лишь ограничения на поставки в страну авиационных запчастей, что привело к целой серии авиакатастроф и гибели сотен невинных людей.

Однако наиболее мощные санкции в отношении ИРИ, датированные 2012-2015 гг., все же серьезно сказались на иранском обществе. Несмотря на заявления их инициаторов о нацеленности исключительно на политическую систему и руководство Ирана, в наибольшей степени от данных ограничений неизменно страдал иранский народ – причем наиболее уязвимая его часть. Введенные в июле 2012 год антииранские санкции касались, прежде всего, экспорта нефти, и банковской сферы страны, что привело к обесцениванию иранского риала примерно на 80%. Доходы населения немедленно поползли вниз, причем, часто они стали меньше в несколько раз. Цены на любую импортную продукцию мгновенно взлетели до астрономических размеров. Это касалось, продуктов питания и, что самое главное, медицинского оборудования и лекарств, в том числе и самых необходимых. Да, Иран производит более 97% медицинской продукции самостоятельно, однако в данном случае был остановлен и ввоз необходимого сырья. Зачастую он был невозможен просто по причине отключения ИРИ от SWIFT и остановки проведения страной международных платежей. Практически сразу в Иране закрылось 2 крупные фармацевтических компании, а затем по нему прокатилась волна банкротства аптек. Иранский потребитель лишился доступа к наиболее передовым лекарствам – от сердечно-сосудистых заболеваний, болезней легких, почек и ряда форм рака. Из-за отсутствия необходимых препаратов по стране были отменены несколько тысяч операций против гемофилии. Столь же тревожной была ситуация в плане импорта в Иран препаратов против лейкемии. На 2015 год в стране прогнозировалось «раковое цунами», устраненное ценой огромных усилий Центробанка и правительства ИРИ.

Даже иранские ученые и студенты-химики жаловались на отсутствие необходимых ингридиентов для проведения академических исследований. И это – не считая затруднений в плане академических контактов с западными коллегами, международного сотрудничества и т.д.

Однако ни о каком падении режима Исамской Республики не могло быть и речи – ни один из сколько-нибудь заметных лидеров оппозиции внутри страны не призывал западные державы вводить против его страны санкции. Более того – США подвергались за это яростной критике, как со стороны правительства, так и со стороны его противников. Консерваторы и реформаторы ИРИ были едины в плане неприятия экономического и политического террора, обрушенного на страну. Волнения 2009 года не повторились позже, а даже жесткую и бескомпромиссную политику М. Ахмадинежада поддержала торгово-промышленная прослойка, духовенство, парламент, и, конечно, армия и КСИР.

Что касается негативной реакции, то она была выражена, скорее, в желании сместить упомянутого президента и увидеть на его месте более умеренного лидера, что и произошло в 2013 году после победы на выборах Хасана Роухани. Интересно, что негативная реакция иранских оппозиционеров на санкции была обусловлена их опасением за то, что ограничения еще более укрепят позиции сторонников Ахмадинежада и сплотят население вокруг этого, вне сомнения, харизматичного политика, а также развяжут ему руки для репрессий против оппозиции.

Избрание Роухани президентом и ядерная сделка, как было отмечено выше, не стали основанием для отмены всех обещанных санкций против ИРИ. Эйфория 2013-го года, толпы, праздновавшие победу, сменились разочарованием и готовностью пересмотреть свое отношение и к достигнутым договоренностям, и к своим западным «партнерам». И вновь этой мерой руководство США, в целом приветствовавшее победу иранских реформаторов, само себе готовит ловушку. Озлобляя иранское население против себя, оно также ослабляет позиции кабинета Роухани, выставляя его неспособным к решению назревших социальных и экономических проблем. Последние просто невозможно преодолеть без разморозки иранских финансовых активов в западных банках, и снятия со страны ярлыка «государства Оси зла» (спонсора терроризма). Это ведет к усилению консерваторов, которые уже готовы взять реванш за поражение в 2013-м году на выборах 2017-го.

Антон Евстратов - редактор проекта «Иран настоящий» на портале Caspiana.org, преподаватель кафедры Всемирной истории и зарубежного регионоведения Российско-Армянского (Славянского) университета (г. Ереван)

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

По масштабу перемен во французской политике победа Макрона на президентских и парламентских выборах сопоставима с приходом к власти Шарля де Голля. Соцпартия почти исчезла, в Национальном фронте и у республиканцев намечается раскол, на подъеме левые радикалы. Теперь вопрос, сможет ли новая политическая конструкция убедить французов согласиться на давно назревшие реформы в социальной сфере

На саммите «Большой двадцатки» в Гамбурге состоится первый очный контакт президентов России и США. Событие давно ожидаемое – настолько, что кажется, что эти два лидера уже давно знакомы, а если верить недоброжелателям Трампа, так он давно уже «русский кандидат», т.е. находится под неправомерным влиянием России. Что же может, а еще существеннее – чего не может случиться на этой встрече?

В 2017 году большинство стран СНГ отмечают четвертьвековой юбилей установления дипломатических отношений между собой и с остальным внешним миром. В рамках стратегии диверсификации советских интеграционных связей, сконцентрированных на России, основным приоритетом становилась политика выстраивания отношений со странами Запада и главными мировыми донорами - такими, как, например, Япония. В течении 1990-х, первого десятилетия независимости государств СНГ, их отношения с Китаем были в некоторой степени в тени отношений с Россией.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net