Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Кампания по выборам президента Франции уже преподнесла немало неожиданностей. Прежде всего, это, конечно, победы Фийона на первичных выборах «Республиканцев» и Амона – в Соцпартии, а также коррупционный скандал, превративший Фийона из бесспорного фаворита в «аутсайдера». Но главная неожиданность – это выход в лидеры Эммануэля Макрона, в 2006-2009 годах состоявшего в Социалистической партии, но сейчас позиционирующего себя независимым кандидатом.

Бизнес, несмотря ни на что

10 февраля парламент Венесуэлы отказался согласовать увеличение доли «Роснефти» в совместном с государственной PDVSA (Petróleos de Venezuela) предприятии Petromonagas, что ставит под сомнение всю инвестиционную стратегию «Роснефти» в Венесуэле.

Интервью

Первые действия администрации Трампа в отношении ближневосточного региона свидетельствуют о намерении в значительной степени пересмотреть политику Обамы. О принципах политики нового хозяина Белого дома на Ближнем Востоке, перспективах отношений с Ираном и роли России в региональных кризисах в интервью Политком.RU рассказывает программный директор «Валдайского клуба» Андрей Сушенцов.

Колонка экономиста

Видео

Реклама

Экспертиза

13.10.2016 | Антон Евстратов

Как живется в изоляции: опыт Ирана

ИранНесмотря на достижение ядерного соглашения между Ираном и группой международных посредников 5+1, санкционный режим в отношении Тегерана, пусть и слегка ослабленный, продолжает действовать. Однако санкции – это, в общем и целом воспринимаемая как нормальная, реалия иранской повседневности практически с самого начала существования Исламской Республики.

Учитывая, что уже более 30 лет основной целью американской политики в отношении Ирана является смена режима данной страны, неудивительно, что все это время против нее вводятся разного рода ограничения – экономические, политические, финансовые. Направлены они против банков, крупных и мелких компаний и частных лиц. Вводятся санкции указами президента США, решениями Конгресса и постановлениями отдельных министерств и ведомств. Основания могут быть самые разные – в последнее время преобладали нарушения прав человека, ядерная программа Тегерана, а также «спонсирование терроризма». Антииранские меры поддерживают как демократы, так и республиканцы Соединенных Штатов – санкции вводились в пору главенства в Белом Доме и Конгрессе тех и других.

В целом иранский народ привык к существованию в таком формате взаимоотношений с США и их союзниками. Это накладывало определенные трудности в основном на внешнеторговую активность ИРИ, разрушало ее исторически выстроенные связи с государствами Европы и косвенно сказывалось на благосостоянии граждан, однако и стимулировало ИРИ к развитию собственной промышленности и науки. У Ирана появился собственный ВПК, космические спутники, автомобильная, промышленность. Кроме того, имел место активный поиск новых партнеров и союзников. Так сложились теснейшее союзническое взаимодействие Тегерана с Сирией и Ливаном, партнерские отношения с Арменией, Азербайджаном и Турцией (так называемый «поворот на Восток» эпохи президентства М. Ахмадинежада), активно стала вестись работа с государствами Африки и Латинской Америки. Огромное значение имело и имеет для Исламской Республики сотрудничество с Россией в технической, научной и военной областях. Появление у Тегерана АЭС в Бушере и комплексов С-300 в армии – яркие и очевидные результаты этого сотрудничества. До недавнего времени по-настоящему трагичные последствия для Ирана имели лишь ограничения на поставки в страну авиационных запчастей, что привело к целой серии авиакатастроф и гибели сотен невинных людей.

Однако наиболее мощные санкции в отношении ИРИ, датированные 2012-2015 гг., все же серьезно сказались на иранском обществе. Несмотря на заявления их инициаторов о нацеленности исключительно на политическую систему и руководство Ирана, в наибольшей степени от данных ограничений неизменно страдал иранский народ – причем наиболее уязвимая его часть. Введенные в июле 2012 год антииранские санкции касались, прежде всего, экспорта нефти, и банковской сферы страны, что привело к обесцениванию иранского риала примерно на 80%. Доходы населения немедленно поползли вниз, причем, часто они стали меньше в несколько раз. Цены на любую импортную продукцию мгновенно взлетели до астрономических размеров. Это касалось, продуктов питания и, что самое главное, медицинского оборудования и лекарств, в том числе и самых необходимых. Да, Иран производит более 97% медицинской продукции самостоятельно, однако в данном случае был остановлен и ввоз необходимого сырья. Зачастую он был невозможен просто по причине отключения ИРИ от SWIFT и остановки проведения страной международных платежей. Практически сразу в Иране закрылось 2 крупные фармацевтических компании, а затем по нему прокатилась волна банкротства аптек. Иранский потребитель лишился доступа к наиболее передовым лекарствам – от сердечно-сосудистых заболеваний, болезней легких, почек и ряда форм рака. Из-за отсутствия необходимых препаратов по стране были отменены несколько тысяч операций против гемофилии. Столь же тревожной была ситуация в плане импорта в Иран препаратов против лейкемии. На 2015 год в стране прогнозировалось «раковое цунами», устраненное ценой огромных усилий Центробанка и правительства ИРИ.

Даже иранские ученые и студенты-химики жаловались на отсутствие необходимых ингридиентов для проведения академических исследований. И это – не считая затруднений в плане академических контактов с западными коллегами, международного сотрудничества и т.д.

Однако ни о каком падении режима Исамской Республики не могло быть и речи – ни один из сколько-нибудь заметных лидеров оппозиции внутри страны не призывал западные державы вводить против его страны санкции. Более того – США подвергались за это яростной критике, как со стороны правительства, так и со стороны его противников. Консерваторы и реформаторы ИРИ были едины в плане неприятия экономического и политического террора, обрушенного на страну. Волнения 2009 года не повторились позже, а даже жесткую и бескомпромиссную политику М. Ахмадинежада поддержала торгово-промышленная прослойка, духовенство, парламент, и, конечно, армия и КСИР.

Что касается негативной реакции, то она была выражена, скорее, в желании сместить упомянутого президента и увидеть на его месте более умеренного лидера, что и произошло в 2013 году после победы на выборах Хасана Роухани. Интересно, что негативная реакция иранских оппозиционеров на санкции была обусловлена их опасением за то, что ограничения еще более укрепят позиции сторонников Ахмадинежада и сплотят население вокруг этого, вне сомнения, харизматичного политика, а также развяжут ему руки для репрессий против оппозиции.

Избрание Роухани президентом и ядерная сделка, как было отмечено выше, не стали основанием для отмены всех обещанных санкций против ИРИ. Эйфория 2013-го года, толпы, праздновавшие победу, сменились разочарованием и готовностью пересмотреть свое отношение и к достигнутым договоренностям, и к своим западным «партнерам». И вновь этой мерой руководство США, в целом приветствовавшее победу иранских реформаторов, само себе готовит ловушку. Озлобляя иранское население против себя, оно также ослабляет позиции кабинета Роухани, выставляя его неспособным к решению назревших социальных и экономических проблем. Последние просто невозможно преодолеть без разморозки иранских финансовых активов в западных банках, и снятия со страны ярлыка «государства Оси зла» (спонсора терроризма). Это ведет к усилению консерваторов, которые уже готовы взять реванш за поражение в 2013-м году на выборах 2017-го.

Антон Евстратов - редактор проекта «Иран настоящий» на портале Caspiana.org, преподаватель кафедры Всемирной истории и зарубежного регионоведения Российско-Армянского (Славянского) университета (г. Ереван)

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

2016 год прошел под знаком депрессивных настроений в обществе, росте усталости и аполитичности. Одновременно «Единая Россия» сумела разгромно выиграть на парламентских выборах, а победа Дональда Трампа в США дает надежды на внешнеполитическую разрядку. Что же ждет российское общество и политический режим в среднесрочной перспективе?

Почему Верховному суду США и событиям, разворачивающимся вокруг кандидатуры нового судьи, уделяется столь пристальное внимание? В первую очередь, это связано со спецификой американской системы сдержек и противовесов, в которой Верховный суд занимает особое место.

Французская Le Figaro 19 января опубликовала материал о том, что в то время, как исламистское правительство Ливии испытывает недостаток ресурсов, военный лидер востока страны Халифа Хафтар противостоит Триполи и имеет шансы прийти к власти. В этих условиях западные страны стремятся договориться с военачальником, еще ранее выстроившим тесные отношения с Россией и считающимся «фаворитом Москвы».

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net