Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

18.10.2016 | Сергей Маркедонов

ОДКБ: «постсоветское НАТО» или единство в многообразии?

ОДКБ14 октября 2016 года в Ереване состоялся саммит ОДКБ. И хотя этот форум не произвел внешнеполитических переворотов, его важность нельзя недооценивать. Встреча глав государств-членов интеграционного объединения (за исключением Казахстана, интересы Астаны на этот раз представлял премьер-министр Бакытжан Сагинтаев) стала своеобразным рентгеновским снимком, высветившим проблемы, накопившиеся в отношениях между ними, а также во взглядах на будущее постсоветской военно-политической кооперации.

Прежде всего, следует обратить внимание на непростой фон вокруг саммита в столице Армении. Отношения между Россией и Западом в последние месяцы достигли нового «дна». Специальный представитель РФ в ООН Виталия Чуркина в интервью агентству «Associated Press», телеканалу CBS и газете «The New York Times» заявил о том, что, начиная с 1973 году у Москвы и Вашингтона не было столь интенсивной конфронтации. И судя по итогам лозаннских переговоров по Сирии, ждать хотя бы незначительных улучшений не представляется возможным.

Между тем, говорить о наличии некоего «единого знаменателя» среди государств-членов ОДКБ относительно противостояния между Россией и США не представляется возможным. Свои «окна» на Запад имеют и Белоруссия, и Казахстан, и Армения. У каждой страны есть свои резоны. Тот же Ереван опасается, что углубление конфронтации приведет к параличу Минской группы ОБСЕ (если не формальному, то фактическому), что чревато новыми инцидентами на линии соприкосновения в Нагорном Карабахе и вдоль армяно-азербайджанской границы. Достаточно посмотреть на публикации в СМИ, интернет-ресурсах и блогосфере Армении на заявление помощника президента РФ Юрия Ушакова относительно перспектив карабахского урегулирования. Напомню, что незадолго до ереванского саммита высокопоставленный российский дипломат озвучил следующий тезис: «Я бы не сказал, что мы здесь испытываем большой оптимизм по поводу урегулирования этого конфликта, спора в ближайшее время. Но будем продолжать настойчивую работу и с Баку, и с Ереваном, естественно». Непраздный вопрос, насколько подобная оценка (вполне уместная в закрытом профессиональном кругу и приемлемая для эксперта) работала на успокоение «разгоряченных умов» по обе стороны линии противостояния, чего традиционно опасается Москва. В Ереване (и не только в нем) данный тезис был многими воспринят, как некий сигнал для ОДКБ не слишком усердствовать в обсуждении острой проблемы. В то же самое время это породило новый всплеск фобий относительно возможной «внешнеполитической переориентации» Москвы.

Тем паче, для этого появилась дополнительная причина. 10 октября президент РФ Владимир Путин прибыл в Стамбул для участия во Всемирном энергетическом конгрессе. Помимо этого форума его поездка была ориентирована на продолжение нормализации двусторонних отношений с Турцией. Поскольку же в Стамбуле был представлен и президент Азербайджана Ильхам Алиев, прошла трехсторонняя беседа, которая не ушла от внимания заинтересованных политиков и экспертов. И внутри сообщества ОДКБ (в широком смысле этого слова) данное событие вызвало разноречивые оценки. Напомню, что официальный Ереван был фактически единственным союзником Москвы, который четко и без оговорок поддержал ее позицию в конфликте с Анкарой. Так, резюмируя итоги прошлогоднего декабрьского саммита Организации, президент Серж Саргсян, заявил: «Мы обсудили инцидент с российским военным самолетом Су-24, участвовавшим в антитеррористической операции в Сирии и сбитым турецкими Вооруженными силами. Данный шаг Турции никак не способствует консолидации международных усилий, направленных на противодействие терроризму, урегулирование ситуации в Сирии и восстановление мира в регионе». Добавим к этому позицию Еревана по Крыму. В телефонном разговоре Владимира Путина и Сержа Саргсяна от 19 марта 2014 года собеседники пришли к выводу, что крымский референдум «является очередным примером реализации права народов на самоопределение путем свободного волеизъявления».

Между тем, позиция других союзников Москвы по ОДКБ по украинскому и турецкому вопросам, была, как минимум, намного более сбалансированной (в особенности позиция Минска по Украине, а Астаны - по российско-турецкой конфронтации). И дело здесь не в том, хуже эти позиции или лучше армянских подходов. У белорусских и казахстанских опасений и фобий были свои резоны. Нежелание втягиваться в жесткую международную конфронтацию и «впрягаться» за Россию понятно, как и желание получить дивиденды от посредничества (белорусского на Украине и казахстанского в отношениях Турции и РФ). В то же самое время понятны и устремления руководства Армении стать выгодополучателем российской поддержки, используя даже сложности Москвы. Как говорил мудрый рэбе из популярного анекдота, «и ты прав, и ты тоже». Особенно, если учесть разнонаправленность интересов различных государств. Вот только оценки одного и того же явления внутри Организации будут различными. И для Еревана (даже если этот вывод не декларируют по понятным причинам дипломаты) нормализация отношений России и Турции несет не только снижение рисков (представим себе, что российско-турецкий конфликт переходит в военную фазу и база ВС РФ в Гюмри становится для армии Турции «легитимной» военной целью), но и формирование новых угроз. На первом месте среди них возможная коррекция подходов к карабахскому урегулированию. Но для других членов ОДКБ позитивная динамика российско-турецких и российско-азербайджанских отношений дает иные перспективы: снижение рисков, получение большего пространства для маневрирования, отказ от лобового выбора между Москвой и Анкарой, Ереваном и Баку. Ничего личного, только разные интересы.

Отсюда и разные отношения даже к месту саммита, и роли Армении в ОДКБ. Скорее всего, неслучайным является отказ от поездки в столицу Армении президента Казахстана, который, заметим, долгое время препятствовал присоединению Еревана к евразийской интеграции, мотивируя свою осторожность «пограничным вопросом» и нерешенностью конфликта в Карабахе. А продолжая эту линию, скажем, что и выбором между армянскими и азербайджанскими интересами, а также своими собственными, которые нацелены на кооперацию с Баку.

Ереванский саммит был в какой-то мере рубежным. Армения завершает свое председательство и передает его Белоруссии. При этом новым генсеком Организации должен стать представитель именно закавказской республики. И хотя на форуме было принято порядка двух десятков документов, вопрос о генсеке, говоря языком шахматистов, «был отложен». Остроты ситуации добавляет тот факт, что представитель Еревана должен был заступить на этот пост еще год назад. Выбор крайне сложный, особенно, если в качестве главного кандидата станет экс-министр обороны Армении генерал-полковник Сейран Оганян (возглавлял военное ведомство в 2008-2016 гг.). Его карьера не просто тесно связана с Карабахом, а выросла из НКР (воевал в начале 1990-х годов, получил тяжелое ранение, потерял ногу в 1999-2007 гг. возглавлял армию обороны непризнанной республики). Не нужно быть пророком, чтобы понять, что такое назначение создаст немалые проблемы в отношениях с Азербайджаном не только у Казахстана или Белоруссии, но и у Москвы. Впрочем, такие кандидатуры, как Юрий Хачатуров (начальник Главного штаба армянских ВС) или Вагаршак Арутюнян (министр обороны в 1999-2000 гг.) также вряд ли вызовут особый восторг в Баку. В итоге, проблема оставлена на потом, подвешена, но не разрешена. А решать ее предстоит, и чем позже, тем больше вопросов данный сюжет будет вызывать, прежде всего, о единстве в рядах ОДКБ. От этого не спасет даже принятие Стратегии, определяющей деятельность Организации до 2025 года.

На саммите было подписано Совместное заявление по Нагорному Карабаху. Фактически оно стало выражением поддержке усилиям Минской группы и трехстороннему формату (РФ-Армения-Азербайджан), направленным на «недопущение эскалации ситуации в зоне конфликта, стабилизацию обстановки и создание условий для продвижения мирного процесса». Была также обозначена приверженность «исключительно мирному решению» этнополитического противостояния.

Неоднозначную реакцию в контексте Карабаха вызвали и тезисы министра иностранных дел Сергея Лаврова относительно роли Анкары в процессе мирного урегулирования: «То, что Турция может сыграть позитивную роль, обеспечивая разблокирование Нагорного Карабаха, обеспечивая нормальное экономическое взаимодействие в регионе - это такой важный фактор, который мы всегда учитываем». Скорее всего, число сторонников конспирологии относительно «плана Лаврова» после этого заявления вырастет (как и число алармистов во власти), хотя, скорее всего главный российский дипломат имел в виду не подключение Турции к дипломатическому процессу, а ее неучастие в процессе эскалации армяно-азербайджанского противостояния. Что, к слову сказать, вполне реально, если Москва и Анкара не сорвутся в новый клинч.

Как бы то ни было, ереванский саммит показал: ОДКБ до превращения в «НАТО Евразии» еще многого не хватает. Союзники Еревана, включая и РФ, оказываются не готовыми к тому, чтобы окончательно «определиться» и поддержать одну единственную точку зрения. Внутри Организации видно наличие нескольких клубов по интересам. Только Россия готова одновременно заниматься и проблемами Центральной Азии, и западными рубежами (Белоруссия), и закавказским направлением. В самом большом клубе внутри ОДКБ представлены среднеазиатские государства, которые готовы кооперировать друг с другом по проблемам, имеющим отношение к их региону. Но угроза «афганизации» Центральной Азии малоинтересна Армении, у которой вопросом номер один является неразрешенный нагорно-карабахский конфликт и угроза его полной «разморозки». Ситуация же вокруг Нагорного Карабаха не является внешнеполитическим приоритетом для Минска или среднеазиатских республик, у которых есть свои особые отношения с Баку (включая и экономическое измерение). Москва же вынуждена аккуратно дирижировать этим разносторонним оркестром, избегая резких движений.

При этом двусторонняя повестка дня у нее получается намного лучше, чем многосторонняя. И проблема здесь не только и не столько в умениях руководства РФ. Формирование стабильных государств и стабильных идентичностей на просторах бывшего СССР еще не завершено. И в этом контексте ждать успешной интеграции вокруг России или против нее не представляется возможным. Те же Грузия, Молдова и Азербайджан, три союзника Украины реализуют по отношению к ней три разных курса, как и три разных курса на российском и западном направлении.

Сергей Маркедонов - доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики Российского государственного гуманитарного университета

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net