Информационный сайт
политических комментариев
вКонтактеFacebookTwitter
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Политком.RU обсудил с первым вице-президентом Центра политических технологий Алексеем Макаркиным динамику общественных настроений в России в уходящем году.

Бизнес, несмотря ни на что

Локомотивом выхода из продолжающегося экономического кризиса может быть только частный сектор. Как чувствовал себя российский бизнес в уходящем году? Как можно оценить усилия правительства по стимулированию предпринимательской деятельности и привлечению инвестиций? Об этом в интервью Политком.RU рассказывает старший научный сотрудник Института экономической политики им. Е.Гайдара Сергей Жаворонков.

Интервью

Конец года всегда дает повод подвести итоги происшедших событий, выделить основные тенденции, высказать предположения на будущее. Своими оценками политических итогов 2016 года с «Политком.RU» поделился известный российский политолог, президент Фонда эффективной политики Глеб Павловский.

Колонка экономиста

Видео

Реклама

Экспертиза

21.11.2016 | Ида Саркисян

Сирийский кризис как катализатор ирано-египетского сотрудничества

Иран, ЕгипетНа днях СМИ стало известно, о визите министра нефти Египта Тарика аль-Муллы в Иран. Об этом сообщило агентство Reuters, со ссылкой на источники в каирском аэропорту. Хотя официальных подтверждений данной информации пока нет, однако, журналисты и аналитики поспешили предположить, что целью египетского министра является заключение с Ираном контракта о поставках нефти.

Предпосылками для, можно сказать, исторического визита и возможного сотрудничества, стала позиция Египта по Сирии. Египет принял решение поддержать проект резолюции по Сирии, предложенный Россией, в Организации объединенных наций об остановке авиаударов и выводе боевиков террористической организации «Джабхат ан-Нусра» из Алеппо. Подобный расклад совершенно не устраивает Эр-Рияд, в связи с чем позиция Египта была расценена как предательство, т.к. королевство с момента прихода к власти Абдулфатеха аль-Сиси в 2013 году предоставило Каиру субсидии на миллиарды долларов.

Естественно, ответная реакция КСА не заставила себя долго ждать. Вскоре саудовская нефтяная компания “Aramco” заявила о приостановке поставок нефти в Египет с октября. Договор между странами был заключен в апреле 2016 года в ходе визита короля Салмана бен Абделья Азиза в Каир на сумму в $ 23 млрд сроком на пять лет. Каир должен был выплачивать сумму в течение 15 лет. Компания обязалась экспортировать в Египет 700 тысяч тонн нефтепродуктов ежемесячно.

Иранская пресса поспешила провозгласить ухудшение саудо-египетских отношений. Сам министр нефти Египта до своего отлета заявил, что неизвестно по какой причине и на какой срок Эр-Рияд приостановил поставки нефти, Притом, что потребность в энергоносителях в Египте постоянно растет. Страна оказалась вынуждена искать альтернативные источники нефтехимической продукции. В частности, Каир уже заключил контракт с азербайджанской нефтегазовой компанией «Socar» о поставках 2 млн баррелей сырой нефти. Также Египет договорился с кувейтской компанией «Kuwait Energy Company» о переходе в пользование египетской компании 20% акций иракского нефтяного месторождения Сейба.

Как уже было сказано, стороны продолжают отрицать факт, что визит Тарика аль-Муллы в Тегеран имел место. В частности, официальный представитель министерства нефти Египта Хамди Абдель Азиз, заявил, что данная информация не соответствует действительности, а министр посетит не Тегеран, а Абу-Даби, где состоится международная конференция по энергетике. Министр нефти Египта также отрицает, что посетил Тегеран, сказав, что никогда не попросит помощи у Ирана для поставок нефти.

Иранская сторона, в свою очередь, официально не подтверждает информацию, что свойственно иранской дипломатии. Пресс-секретарь МИД Ирана Бахрам Касеми в ходе брифинга заявил, что нет никакой информации о визите официальных лиц Египта в Тегеран, и это лишь догадки СМИ.

Как известно, страны не имеют дипломатических отношений с 1979 года, после того, как тогдашний президент Египта Анвар Садат предоставил убежище бежавшему в результате Исламской революции шаху ИРИ Мохаммаду Резе Пехлеви. При президенте ИРИ Мохаммаде Хатами были предприняты попытки наладить контакты между странами, однако, его план был отклонен Каиром. Глава внешней разведки Египта Омар Сулейман обвинил Иран в попытке воздействовать на религиозные круги страны.

В 2013 году состоялся визит президента Египта Мохаммада Мурси в Тегеран во главе египетской делегации для участия в саммите Движения неприсоединения. Тогда стороны смогли договориться о налаживании туристических связей. Большой поток иранских туристов направился в Египет. Но, следует подчеркнуть, что перед этим визит Мурси посетил Эр-Рияд, возможно, для получения согласия своих партнеров. Недовольные сближением с Ираном суннитские активисты проводили акции протестов перед резиденцией иранских дипломатов в Каире с требованием запретить иранским туристам отдыхать в Египте. Вопиющим случаем стало убийство шиитского священнослужителя в Гизе. Эти случаи вновь обострили напряженность между двумя странами.

В срыве процесса нормализации отношений большую роль сыграла Саудовская Аравия. Эр-Рияд не упускал возможности объявить ИРИ угрозой для власти и обвинить во вмешательстве во внутренние дела Египта путем воздействия на шиитское население. Под давлением КСА президент Мубарак объявил всех шиитов агентами Тегерана.

На сегодняшний день ситуация вокруг Сирии стала новой платформой для двустороннего диалога между ИРИ и Египтом. Основу этому диалогу вновь положила Исламская республика. Дело в том, что перед вступлением в переговорный процесс по Сирии в Лозанне в 2015 году Тегеран поставил условие, что в переговорах должен участвовать и представитель Египта. После переговоров между США и Египтом, Вашингтон все же дал свое согласие. В свою очередь, Египет и Ирак способствовали включению Тегерана в переговорный процесс по Сирии.

Египетские источники также указывают на позитивную тенденцию развития ирано-египетских отношений. По данным египетских СМИ, министры иностранных дел двух стран провели тайные переговоры. Возможно, Тегеран готов и на установление дипломатических отношений.

Несмотря на то, что роль Египта в регионе не освещается достаточным образом, эта страна была и остается одной из главных игроков. То же агентство Reuters в 2013 году опубликовало документы, согласно которым Египет и Ирак осуществляли поставки сырой нефти из Ирана в Сирию через свои компании, несмотря на собственный запрет на оказание помощи сирийскому правительству. Это говорит о том, что египетская сторона уже хорошо знакома с возможностями сотрудничества с ИРИ и схемами поставок.

Положительным фактором в налаживании диалога является тот факт, что именно Каир выступает в качестве посредника в процессе урегулирование йеменского кризиса между шиитским-хуситским ополчением «Ансаралла», которое поддерживает Иран, и суннитскими политическими группами, поддерживаемыми КСА. Отмечается, что Каир даже прибегал к помощи ливанской Хизбалла в данном вопросе, т.к. члены Хизбалла оказывают активную поддержку хуситам Йемена. Здесь интересы Тегерана и Каира совпадают, т.к. обе страны заинтересованы в скорейшем завершении военных действий: Египет не желает наличие военных действий в Красном море, а Иран тратит свои человеческие и материальные ресурсы на поддержку хуситов Йемена.

Страны показали, что могут находить решения региональных проблем самостоятельно в начале текущего года, когда ядерное соглашение уже было имплементировано, но Иран не мог получить доступ к оффшорному терминалу Сиди Керир в Красном море и проходящий через него трубопровод Sumed, по которому иранская нефть могла быть доставлена в Европу через Суэцкий канал в несколько раз быстрее, чем по морским путям (по морю нефть доходит до Европейских портов за месяц). Дело в том, что терминал принадлежит наполовину египетской компании «General Petroleum», наполовину арабским странам залива – ОАЭ, Катару, Кувейту и, конечно, Саудовской Аравии. Последние, стремясь защитить свое место на западном нефтяном рынке, выступили против предоставления услуг порта Ирану. Хотя министр нефти Тарик аль-Мулла заявил, что после санкций никаких преград для использования терминала у ИРИ не будет. Тем не менее, Иран и Египет смогли договориться и в этом вопросе.

В связи с имеющимся соперничеством между ИРИ и КСА, диалог с Ираном, будет протекать крайне осторожно, о чем свидетельствует отсутствие официальной информации о визите египетского министра в Тегеран. На данном этапе говорить о повороте египетской внешней политике в сторону Ирана слишком рано. Египет не хочет терять партнера, как Саудовская Аравия, в такой сложный для всего региона период. Проголосовав за проект резолюции России в ООН, Египет намеревался подчеркнуть свою позицию. Каир неоднократно заявлял, что будет выступать за любое решение сирийского кризиса, если оно приведет к завершению войны. Однако реакция Эр-Рияда и поспешные действия по отношению к Египту могут подтолкнуть страну к более кардинальным действиям.

Ида Саркисян – эксперт-иранист

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Противостояние Ирана и Саудовской Аравии – условных центров мирового шиизма и суннизма, наметилось аж со времени победы в иранской Исламской Революции в 1979 году. Именно с тех времен Эр-Рияд начал кампанию по нивелированию политического влияния шиитских общин.

Долгое время системные политические партии Старого Света с правого и левого фланга двигались навстречу друг другу и по мере размывания своей социальной базы смешивались до степени неразличимости. Сформировался широкий политический консенсус, включавший активную социальную политику, принципы политкорректности, уважение прав меньшинств и продвижение целей европейской интеграции. Однако сейчас этот консенсус на глазах начинает распадаться.

Одного из фаворитов президентской кампании во Франции Франсуа Фийона и западная пресса, и российская называют дружественной Москве фигурой, от которой ждут снятия санкций и отказа от политики сдерживания. Вместе с этим, однако, было бы правильнее говорить о внешнеполитических позициях Фийона в контексте не «pro et contra», а, в первую очередь, возвращения Франции активной роли в международных делах, что задает совершенно иную систему координат для анализа его приоритетов.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net