Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Предстоящие 10 сентября региональные и муниципальные выборы занимают особое место в российской электоральной политике. Впервые в истории избирательный цикл приобрел растянутый характер, когда выборы, проходящие в субъектах Федерации, состоятся, притом в немалом количестве, после думской кампании и перед кампанией президентской.

Бизнес, несмотря ни на что

Комитет Госдумы по финансовому рынку оказывает серьезное влияние на финансовую систему России. Он активно взаимодействует с Центральным банком, биржами, Национальной системой платежных карт, Министерством финансов. В то же время, кажущаяся узость сферы законотворческих интересов Комитета обманчива. Комитет осуществляет предварительное рассмотрение законопроектов, касающихся ипотечного кредитования, страхования, инвестиций, лизинга, аудита и др.

Интервью

Три года назад правительство РФ приняло решение о контрсанкциях – в ответ на западные экономические санкции, введенные после начала кризисов в Крыму и на Донбассе. В обществе существуют различные оценки этой политики. В итогах импортозамещения, внутренних и внешних факторах российской экономики в условиях санкций и контрсанкций помогал разобраться старший научный сотрудник Института экономической политики им. Е.Гайдара, к. э. н. Сергей Жаворонков.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Экспертиза

13.02.2017 | Алексей Макаркин

Раздробленная Ливия и феномен генерала Хафтара

Халиф ХафтарФранцузская Le Figaro 19 января опубликовала материал о том, что в то время, как исламистское правительство Ливии испытывает недостаток ресурсов, военный лидер востока страны Халифа Хафтар противостоит Триполи и имеет шансы прийти к власти. В этих условиях западные страны стремятся договориться с военачальником, еще ранее выстроившим тесные отношения с Россией и считающимся «фаворитом Москвы».

История Халифы Хафтара

Халифа Белкасим Хафтар родился в 1943 году. Служил в вооруженных силах Ливии, получил высшее военное образование в СССР и Египте, хорошо говорит по-русски. В 1969 году участвовал в перевороте, который привел к власти Муаммара Каддафи. В 1973 году во время войны с Израилем командовал ливийскими подразделениями, оказывавшими поддержку Египту. Будучи старшим офицером армии Каддафи, в 1980-х годах участвовал в боевых действиях против Чада. После того, как Каддафи подписал соглашение о выводе ливийских войск из Чада, Хафтар по его приказу продолжил боевые действия. В 1987 году был взят армией Чада в плен вместе с несколькими сотнями подчиненных. Каддафи отказался признавать, что пленные находились в Чаде по его приказу, что привело к отказу Хафтара подчиняться ливийскому лидеру и разрыву с Каддафи.

Поэтому в плену Хафтар вошел в контакт с ЦРУ, отказался возвращаться в Ливию, жил в эмиграции в Заире (ныне Конго) и Кении. Участвовал в деятельности оппозиционного Каддафи Национального фронта спасения Ливии. Примерно в 1990 году Хафтар и около 300 его подчиненных при поддержке ЦРУ получили убежище в США. В последующие два десятилетия Хафтар жил в Вирджинии, хотя в 1996 году на некоторое время тайно возвращался в Ливию, чтобы поднять неудачное восстание против своего бывшего начальника.

В 2011 году, после начала гражданской войны в Ливии, он вновь вернулся на родину и стал одним из военных руководителей вооруженной оппозиции режиму Каддафи. В звании генерал-лейтенанта был командующим сухопутными войсками оппозиции. После свержения Каддафи стал одним из военных руководителей страны, но вошел в конфликт с исламистами и вернулся в США. Такое развитие событий выглядело вполне естественным, если учесть, что отношения между перешедшими на сторону оппозиции бывшими соратниками Каддафи и исламистами носили крайне напряженный характер. Так, непосредственный командир Хафтара в повстанческой армии, генерал и бывший министр внутренних дел в правительстве Каддафи Абдул Фатах Юнис был убит исламистами еще до взятия Триполи.

В 2014 году Хафтар вновь прибыл в Ливию и создал Национальную армию Ливии (НЛА), выступающую за светский характер ливийского государства. Теперь он, судя по всему, действовал самостоятельно, без поддержки США – так как администрация Барака Обамы делала в Ливии ставку на сотрудничество с умеренными исламистами, что противоречило интересам Хафтара.

Стороны ливийского конфликта

Племенные и иные конфликты между вооруженными группировками, борющимися за власть, раздирают Ливию последние пять лет, после падения режима Муамара Каддафи.

Основными участниками конфликтов в Ливии являются:

Палата представителей Ливии – парламент страны, избранный в 2014 году. Известен также как «правительство в Тобруке» из-за того, что в августе 2014 года после захвата ее противниками Триполи Палата депутатов покинула столицу и обосновалась в городе Тобруке на северо-востоке страны. Палату поддерживает Хафтар, армия которого является ее главным ресурсом. В 2015 году Палата назначила Хафтара главнокомандующим вооруженными силами, а в 2016 году присвоила ему звание маршала. Правительство в Тобруке и Хафтар пользуются поддержкой Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЭ) и Египта, который использовал свои ВВС против противников Палаты. Кроме Тобрука, Хафтар контролирует часть Бенгази – крупнейшего города востока страны (в другой части находятся вооруженные исламистские формирования). Осенью прошлого года он распространил свое влияние на так называемый «нефтяной полумесяц» - район к востоку от города Сирт, богатый нефтью.

Правительство национального единства - орган власти, созданный весной 2016 года на основе Схиратского соглашения, заключенного частью политических сил страны при поддержке Совета Безопасности ООН. Сформировано Президентским советом, созданным несколько ранее и принявшим полномочия главы государства Ливии. Совет и правительство возглавляет Фаиз Сарадж. Эти органы заменили Новый Всеобщий национальный конгресс, созданный политиками, не признавшими выборы в Палату. В основном это исламисты, включая «Братьев-мусульман». Их поддерживают Турция, Судан и Катар.

ИГИЛ (запрещено в России) – проник в Ливию в 2014 году и противостоит обеим конкурирующим группам ливийских политиков. В 2014-2016 годах контролировал город Сирт - один из ключевых нефтяных центров страны и родину Каддафи.

Региональные «милиции», вступающие в ситуативные альянсы с властями в Триполи и Тобруке. Одной из самых влиятельных из них является милиция города Мисраты, которая при поддержке Запада в прошлом году вытеснила ИГИЛ из Сирта. Официально эта милиция признает Президентский совет, но в реальности действует автономно, так как она является светской военной структурой и прохладно относится к исламистам.

Хафтар и Россия

11 января Хафтар побывал на тяжелом авианесущем крейсере «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов», возвращавшемся из Сирии. Ему устроили экскурсию по кораблю и сеанс видеосвязи с министром обороны РФ Сергеем Шойгу. Были развешены российские и ливийские флаги, звучали гимны, прошел парад войск с участием авиации. Как сообщили в Министерстве обороны России, речь шла о борьбе с международным терроризмом на Ближнем Востоке. Российские моряки передали Хафтару партию медикаментов для раненых ливийских военных и гражданских лиц. В свою очередь, ливийский военачальник выразил готовность предоставить российским военным места для военно-морской и военно-воздушной баз для продолжения борьбы с ИГИЛ по примеру Сирии. Le Figaro рассматривает это событие как «официальное подтверждение военного альянса Хафтара и России».

В прошлом году Хафтар дважды посещал Москву. В июне он встречался с министром обороны России Сергеем Шойгу и секретарем Совбеза Николаем Патрушевым. По неподтвержденным официально данным, в сентябре посланник Хафтара в Москве также просил Россию содействовать в снятии эмбарго на поставки вооружений его армии. А в ноябре Хафтар встретился с главой МИД России Сергеем Лавровым и провел встречу в Министерстве обороны России. Он озвучил свои пожелания по поводу получения военной помощи от России для борьбы с ИГИЛ.

Bloomberg напоминает, что Россия напечатала по заказу Центробанка Ливии 4 млрд ливийских динаров (2,8 млрд долларов США) и переправила их Хафтару. Тот разослал деньги по всей стране, за исключением Триполи и Мисураты. Как заявил 2 декабря 2016 года глава российского МИД Сергей Лавров на встрече с итальянским коллегой в Риме, Хафтар «может и должен стать частью национального согласия».

В конце декабря 2016 года заместитель министра иностранных дел России Геннадий Гатилов раскритиковал в интервью Bloomberg News специального представителя генсека ООН в Ливии Мартина Коблера за то, что тот явно сочувствует исламистскому правительству из Триполи. «Мы считаем, что ливийцы должны найти компромисс, чтобы он участвовал в руководстве страной, - заявил видный российский дипломат о Хафтаре. - Он, вне всяких сомнений, ведущая политическая и военная фигура». Коблер, считает Гатилов, не должен заключать сепаратные сделки с одними ливийскими политиками за спиной других, потому что такая политика не поможет процессу мирного урегулирования в Ливии. В свою очередь, Хафтар резко негативно отзывался о представителе ООН, утверждая, что «ливийцы не любят Коблера и называют его дьяволом». А 19 января, власти в Тобруке даже отказали в посадке самолету, на борту которого находился спецпосланник.

Как утверждают источники Le Figaro, россияне взяли на себя обязательство отправить своих представителей на две базы в Киренаике (у Бенгази и Тобрука) для подготовки армии Хафтара. Что касается оружия, то с 2011 года продолжает действовать международное эмбарго, введенное Советом Безопасности ООН еще во время существования режима Каддафи. В январе Хафтар заявлял, что Россия будет настаивать на отмене эмбарго.

Цели России в Ливии западные аналитики определяют как усиление своего геополитического влияния в регионе и желания получить контракты на десятки миллиардов долларов, когда начнется восстановление страны. После свержения Каддафи только «Рособоронэкспорт» потерял в Ливии, сообщает Bloomberg, как минимум $ 4 млрд. В энергетической сфере потери российских компаний в разы больше. Поэтому вполне понятно желание Москвы хотя бы частично компенсировать убытки за счет новых контрактов с новыми ливийскими властями.

Le Figaro утверждает, что Хафтар пошел по тому же пути, что и его египетский покровитель Абдель Фаттах ас-Сиси, который тоже начал сближение с Россией. Ас-Сиси, как и Хафтар, является прагматиком – выстраивая отношения с Россией, он не собирается рвать с Западом, который является историческим партнером Египта. В свою очередь, и Обама, первоначально и в Египте делавший ставку на правительство исламистов («Братьев-мусульман»), признал существующую реальность после переворота, организованного ас-Сиси – тем более, что новый египетский лидер провел президентские и парламентские выборы, то есть создал политическую конструкцию, приемлемую для США.

Министр иностранных дел Мальты Джордж Велла недавно напомнил, что «Россия всегда хотела иметь базы в Средиземноморье». Кроме того, он выразил беспокойство по поводу возможного наступления войск маршала Хафтара на Триполитанию: «Это может стать катастрофой, которая вызовет гражданскую войну и еще больший поток беженцев из Ливии» в Европу.

Сегодня маршал Хафтар действует в Ливии с позиции силы. На востоке племена Киренаики сплотились вокруг Хафтара, который сам относится к западному племени ферджани. Кроме того, его поддерживают племена варфалла и вершефана (они были на стороне Каддафи) из Триполи и его окрестностей и зинтан (выступали против Каддафи) из гор Нафуса у границы с Тунисом. Сторонники Хафтара в Триполи, по оценке источников газеты, могли бы попытаться взять власть в Триполи без прибытия его армии из Бенгази.

В то же время прямое наступление армии Хафтара на Триполи сейчас выглядит маловероятным. Между Триполи и Бенгази находится Мисрата, милиция которой сейчас враждебна Хафтару. Вражда между милицией Мисраты и маршалом Хафтаром время от времени вырывается на поверхность. В начале января отношения между ними вновь резко обострились. Истребитель армии Хафтара обстрелял самолет С-130, на котором делегация старейшин и командиров из Мисраты летела в аль-Юфру. Один мисратовец погиб, несколько человек были ранены. Группировки Мисраты немедленно перебросили подкрепления в Юфру и на юг страны, в район Себхи. Нападение на самолет рассердило даже умеренные силы в Мисрате. Обстрел делегации может позволить мисратовским «ястребам» убедить общественное мнение в необходимости жесткой реакции на действия «восточных» сил.

Перспективы Хафтара

Старший аналитик Европейского Совета по международным отношениям Маттиа Тоальдо считает, что Владимир Путин и Дональд Трамп могут договориться о поддержке Хафтара на почве его борьбы с исламистами и джихадистами. В пользу того, что новый американский президент может поддержать Хафтара, говорит энтузиазм, с которым Трамп встретил заявления о решительной войне с терроризмом египетского президента ас-Сиси.

Тем более, что американцы, похоже, и при Обаме стремились к диверсификации своих предпочтений в Ливии. Ливийские СМИ опубликовали в начале ноября 2016 г. распечатки переговоров между американскими летчиками и диспетчерами базы Банина, контролируемой войсками Хафтара. Записи, передает Al-Jazeera, были сделаны в июне-августе. Пентагон комментировать их отказался, но если распечатки не фальшивка, то это значит, что американские военные тоже поддерживают отношения со всеми участниками конфликта в Ливии, включая хорошо знакомого им Хафтара.

Отношение ЕС к Хафтару сейчас меняется. Глава европейской дипломатии Федерика Могерини на пресс-конференции по итогам встречи глав внешнеполитических ведомств ЕС 6 февраля выступила с заявлением о готовности объединить усилия с Россией по Ливии, где стоит задача способствовать достижению компромисса между армией Хафтара и правительством Сараджа. Глава МИД Италии Анджелино Альфано в интервью газете Stampa выразил желание выстроить эффективное взаимодействие с российскими властями для решения кризиса в Ливии. «Для всех Ливия имеет стратегическое значение – с точки зрения иммиграции и безопасности», – заявил он. При этом Альфано призвал к участию в решении ливийских проблем и Вашингтон: «Для того чтобы ситуация в Ливии стабилизировалась, нужно участие США».

Кроме того, в феврале глава МИД Великобритании Борис Джонсон заявил о необходимости привлечь Халифу Хафтара к работе правительства национального согласия в Триполи. Таким образом Лондон, до последнего момента игнорировавший военачальника, впервые заговорил о его участии в политическом будущем Ливии.

Примечателен и предстоящий уход со своего поста спецпосланника Коблера, неприемлемого для Хафтара. Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерреш уже проинформировал Совет Безопасности о планах назначить новым спецпредставителем организации в Ливии Саляма Файяда, возглавлявшего правительство ПНА (Палестинская национальная администрация) с 2007 по 2013 год. Впрочем, назначение Файяда сорвалось из-за негативной позиции администрации Трампа, не связанной с ливийской тематикой – постпред США при ООН Никки Хейли подчеркнула, что США не признают государство Палестина, и таким образом «не поддерживают сигнал, который мог бы быть послан этим назначением». Теперь Гутеррешу придется искать нового кандидата, который сможет эффективно сотрудничать как со всеми постоянными членами Совбеза ООН, так и с различными ливийскими игроками. Сама кандидатура Файяда свидетельствовала о желании договориться с Хафтаром – это светский политик, у которого были непростые отношения с исламистами во время его премьерства в ПНА.

Несмотря на то, что в декабре впервые за последние пять лет заработали все нефтяные терминалы, экономика Ливии находится в тяжелейшем положении. Не исключено, что кризис в экономике и политическая нестабильность заставят исламистов и Хафтара попробовать договориться – тем более, что на этом настаивают западные страны, от которых зависит правительство в Триполи. Однако маршал не согласится на меньшее, чем пост главнокомандующего вооруженными силами, что позволит ему стать фактическим правителем Ливии, а для исламистов это неприемлемо.

Для России ливийское направление важно как само по себе (со стратегической и экономической точек зрения), но и в контексте ее участия в событиях на Ближнем Востоке. Она выстраивает отношения со светскими лидерами, которые противостоят в своих странах политическому суннитскому исламу. Кроме Хафтара в Ливии это Башар Асад в Сирии, ас-Сиси в Египте, Мишель Аун (христианский генерал и президент, противник суннитского исламизма и союзник шиитской «Хезбаллы») в Ливане. В то же время такой подход создает возможности для нового осложнения отношений с суннитской Турцией, которой управляют исламисты.

Алексей Макаркин - первый вице-президент Центра политических технологий

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

С приближением президентских выборов в России обостряются дискуссии о том, какова должна быть политика в культурной сфере. Они далеко выходят за корпоративные рамки, так как связаны не только с отраслевой тематикой, но и с путями развития страны. Ключевые конфликты в этой сфере происходят вокруг фильма «Матильда» Алексея Учителя и балета «Нуреев» Кирилла Серебренникова.

8 августа 2017 года исполняется девять лет со дня кратковременного вооруженного конфликта в Закавказье, получившего по аналогии с событиями 1967 года на Ближнем Востоке название «пятидневная война». Известный американский дипломат и эксперт-международник Рональд Асмус назвал свою книгу, посвященную «горячему августу» 2008 года «Маленькая война, которая потрясла мир».

Одну восьмую своего президентского срока Дональд Трамп уже отработал. Можно ли подводить какие-то промежуточные итоги, строить прогнозы на будущее? Да, но с риском разочаровать читателя: проблемы и противоречия, выявившиеся с самых первых недель президентства, только накапливаются, хотя и не в такой степени, чтобы считать провал полным и необратимым.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net