Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Прошедший 18 июня с. г. второй тур парламентских выборов во Франции не обошелся без сюрпризов. По его итогам, партия президента Эмманюэля Макрона «Республика, вперёд», вместе со своим союзником, центристским Демократическим движением (Модем) Франсуа Байру, получила не 415-445 депутатских мандатов из 577, как предсказывали специалисты, а 350 мандатов. Тем не менее, налицо бесспорная и внушительная победа.

Бизнес, несмотря ни на что

Комитет Госдумы по финансовому рынку оказывает серьезное влияние на финансовую систему России. Он активно взаимодействует с Центральным банком, биржами, Национальной системой платежных карт, Министерством финансов. В то же время, кажущаяся узость сферы законотворческих интересов Комитета обманчива. Комитет осуществляет предварительное рассмотрение законопроектов, касающихся ипотечного кредитования, страхования, инвестиций, лизинга, аудита и др.

Интервью

Положение в Сирии с приходом Дональда Трампа к власти в США не стало более ясным. Наоборот, ряд действий новой администрации еще больше запутали «сирийский клубок». В перипетиях ситуации в регионе, интересах многочисленных участников и последних тенденциях «Политком.RU» разбирался вместе со старшим преподавателем департамента политической науки НИУ ВШЭ, экспертом по Ближнему Востоку Леонидом Исаевым.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Выборы

20.02.2017 | Владимир Чернега

Новый лидер французской гонки: в чем причины взлета Макрона?

МакронКампания по выборам президента Франции уже преподнесла немало неожиданностей. Прежде всего, это, конечно, победы Фийона на первичных выборах «Республиканцев» и Амона – в Соцпартии, а также коррупционный скандал, превративший Фийона из бесспорного фаворита в «аутсайдера». Но главная неожиданность – это выход в лидеры Эммануэля Макрона, в 2006-2009 годах состоявшего в Социалистической партии, но сейчас позиционирующего себя независимым кандидатом.

До августа 2014 года, когда нынешний президент Ф. Олланд назначил Макрона министром экономики, промышленности и цифровых технологий, он был практически неизвестен широкой публике. Но еще до своего ухода по собственной инициативе в августе 2016 года, он стал любимцем «мейнстримовских» СМИ страны.

«Феномен Макрона», конечно, нельзя проанализировать в достаточной мере в коротком тексте. Но можно попытаться обозначить хотя бы некоторые основные моменты. Для того, чтобы понять, как он возник, нужно хотя бы в самом схематическом виде коснуться внутриполитической эволюции Франции в последние десятилетия.

С 1981 года, когда президентом впервые в Пятой республике стал лидер Социалистической партии Франсуа Миттеран (он был у власти до мая 1996 года) в стране неуклонно размывалась граница между левым и правым лагерями (хотя при этом она продолжала декларироваться). Эта эволюция объяснялась множеством факторов. Среди них – заметное «обуржуазивание» населения Франции, увеличение доли в нем среднего класса в ущерб промышленному «пролетариату», крах коммунистической идеи и, напротив, усиление неолиберальной доктрины с глобалистским уклоном, ставшей кредо большинства французских элит, и нашедшей свое воплощение на наднациональном уровне в европейской интеграции. Указанное большинство стало более гомогенными и сплоченным, более закрытыми по отношению к «социальным низам». По сути, оно превратилось в касту, объединенную, помимо экономических интересов и идеологии, «культурным кодом», приобретаемым сначала в семейной среде, затем - в элитных лицеях и высших «больших школах» –Политехнической школе, Высшей школе политических исследований (Сьянс По), Высшей коммерческой школе, но особенно в Национальной школе администрации, ЭНА).

С учетом данной эволюции нет ничего удивительного в том, что Ф. Олланд (выпускник ЭНА), пришедший к власти под левыми лозунгами, на деле проводил примерно тот же курс, что и Н. Саркози (выпускник Сьянс По), который в своей политике все больше тяготел к центру. Это разочаровывало тех избирателей, которые еще придерживались четких левых или правых взглядов, и давало повод лидеру крайне правого Национального фронта Марин Ле Пен противопоставлять себя в качестве «несистемного» лидера «истеблишменту», который оторвался от собственного народа и обеспечивал свои эгоистические интересы, создавая видимость смены власти. Особый акцент Ле Пен делала на отмеченный выше глобалистский неолиберальный уклон «истеблишмента», выдвигая в качестве альтернативы лозунги «патриотизма», «суверенизации» страны, жестких мер в отношении иммигрантов (3, 6). Неспособность Н. Саркози и Ф. Олланда преодолеть экономические трудности в стране после известного кризиса 2008 года, ухудшение положения все большего числа граждан, ширящееся разочарование в европейской интеграции привели к тому, что «анти-истеблишментские» и анти-глобалистские настроения начали распространяться в обществе. Миграционный кризис, исламистские террористические акты и появляющееся понимание ошибочности политики Франции на Ближнем Востоке, в частности, в Сирии усугубили их.

Общественный запрос на реальные перемены, в том числе смену лидеров и определенное обновление идеологических установок, и явился главной причиной появления на политической авансцене Ф. Фийона и Б. Амона, усиления позиций, с одной стороны, М. Ле Пен, с другой стороны, лидера крайне левого крыла социалистов Ж-Л. Меланшона. Все они критикуют сложившуюся систему и выдвигают предложения по ее улучшению с правых, левых, право-или лево-центристских позиций, а чаще - в той или иной степени сочетая их (2, 7). «Феномен Макрона» также вписывается в эту тенденцию, но его отличие в том, что он в наибольшей мере воплощает собой опытку ответить на отмеченный запрос со стороны неолиберальных элит Франции. В персональном плане в связи с этим избирателей должны привлекать его молодость (39 лет), тот факт, что он не работал в партийном аппарате и не избирался в парламент (что отличает его от традиционных политиков). Правда, он учился в ЭНА, затем, после нескольких лет службы в престижной Финансовой инспекции, работал В Банке Ротшильда, но это может быть представлено как позитивный момент с точки зрения его компетентности в финансово-экономических вопросах.

Главное, однако, в том, что Э. Макрон пытается адаптировать неолиберальную доктрину и политику к нынешним общественным реалиям. В своей книге-манифесте «Революция», вышедшей в конце 2016 года, он подчеркивает, например, что глобализация является объективным процессом. Франция не может себе позволить остаться вне его, замкнувшись в «суверенных» границах, поскольку это неизбежно приведет к ее изоляции от доминирующих в мире тенденций и к отсталости, особенно, в контексте начинающейся очередной технологической революции. Он безусловный сторонник европейской интеграции и предлагает, например, сформировать общий бюджет стан «еврозоны» и учредить пост министра финансов ЕС, который отвечал бы за единую политику в этой области. В тоже время он признает, что глобализация и интеграция приносят выгоду далеко не всем и что необходимо бороться с ее «издержками», болезненно отражающимися на многих социально-профессионально категориях.

Более того, поддерживая предпринимательскую инициативу и конкуренцию как главный фактор экономического развития, Э. Макрон критикует капитализм, находящийся, по его мнению, на финальной стадии своего существования и призывает к созданию новой «смешанной» системы, в рамках которой рыночное начало намного более тесно, чем сейчас, переплеталось бы с «социальным прогрессом». Идея эта, конечно, не нова, но в нынешних условиях она приобретает особую актуальность.

Главными помехами необходимым реформам Э. Макрон считает, с одной стороны, государственную машину, слишком большую и забюрократизированную, стремящуюся регламентировать все и вся и по большому счету живущую для самой себя. С другой стороны - эгоизм и инертность существующих политических, чиновничьих и экономических элит, слишком приверженных своим привилегиям и находящихся во власти удобного «интеллектуального конформизма». Отсюда его призыв переосмыслить роль государства, которое должно «больше содействовать» и «меньше запрещать», а также способствовать «демократизации» элитной прослойки. Этой последней цели должны служить, в частности, реформа системы школьного образования, направленная на минимизацию числа отстающих учеников, в частности, из «социальных низов», и повышение роли обычных университетов в противовес отмеченным выше элитным «большим школам». Преодолению «расколов» Франции должны служить также сближение больших городов и «периферии», а в религиозно-культурном плане - «офранцуживание» ислама на территории страны и интеграция мигрантов-мусульман.

Макрон подчеркиваетт, что деление политических сил на левых и правых в целом изжило себя. По его словам, оно еще существует «в виде традиции», но в «трудные исторические моменты» необходимо уметь ее преодолевать. В качестве примера такого «реализма» он одновременно ссылается на опыт Ш. де Голля, который считал себя стоящим «над партиями», и центристского деятеля П. Мендес-Франса, являвшегося убежденным противником генерала. В одном из интервью он подчеркнул, что хотел бы обьединить вокруг себя не только левый и правый центр, но либеральную часть правых сил (1).

Стоит отметить некоторые внешнеполитические идеи Э. Макрона. В центре его предпочтений, как и следовало ожидать, находится ЕС, который должен стать самостоятельным «центром силы», в том числе в дипломатическом и военном отношении, перед лицом, с одной стороны, России и Китая, с другой стороны США, вступивших, по его словам, в «период неопределенности» во внутреннем и международном плане. Особые надежды в этой связи он возлагает на усиление оси Франция-Германия. Вместе с тем Э. Макрон считает невозможным обеспечить стабильность и безопасность на нашем континенте без диалога и взаимодействия с Россией–«европейской страной», особенно по украинскому кризису. В этой связи он призывает как можно скорее двигаться к снятию санкций и контр-санкций. Он косвенно критикует сирийскую политику Ф. Олланда, подчеркивая, что приоритетом в этой стране должен быть не уход от власти Б. Асада, а устранение исламистской угрозы (4, p. 38-39, 48-50, 53-64, 108-115, 2011-209).

Этот краткий анализ позволяет утверждать, что хотя Э. Макрон почти не выдвигает действительно оригинальных идей, ему в определенной мере удается «синтезировать» лево-центристские, право-центристские и право-либеральные установки под общим знаменем «социального неолиберализма». Это обеспечивает ему поддержку неолиберальных элит и значительной части электората, особенно молодежи. Созданное им движение «В путь» успешно рекрутирует новых сторонников.

По последним опросам общественного мнения, проведенным 20 февраля, Макрон делит второе место с Фийоном (у обоих по 20%) и отстает от Ле Пен, набирающей 26%. В случае выхода во второй тур Макрон выигрывает у лидера «Национального фронта» с результатом 58% против 42%. Конечно, как показали итоги голосования по Брекситу в Великобритании и последние президентские выборы в США, к опросам следует относится с осторожностью. Бесспорным пока является одно - ни один другой кандидат не пользуется столь откровенной благосклонностью французских СМИ, особенно ведущих телеканалов.

Владимир Чернега - консультант Совета Европы, ведущий научный сотрудник ИНИОН РАН, доктор юридических наук, Чрезвычайный и Полномочный посланник


Библиография

1. Bourmaud F-X. Emmanuel Macron tente de se placer au-dessus des partis.- Le Figaro, 04.02.2017,p.3

2.Fillon F. Faire.-Paris, Editions Albin Michel, 316 p.

3.Gautier J-P. De Le Pen à Le Pen.-Paris, Editions Sillepse, 2015

4.Macron E. Révolution. -Paris, XO Editions, 2016, 268 p.

5.Petersen B-P. Le phénomène Macron qui déstabilise Fillon.-Libération, 22 décembre 2016, p.3

6.114 propositions de Marine le Pen.-https :/marine2017.fr

7.Tabord G. Tourner la page.- Le Figaro, 06.02. 2017, p.2

8. Русская служба RF1. Опросы.-08.02.2017

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

14 июля 2017 года исполнилось четверть века со дня начала миротворческой операции в Южной Осетии. Между тем, эта дата и сегодня представляет значительный интерес не только как значимое юбилейное событие. В своем развитии грузино-осетинский конфликт прошел несколько этапов – от локального (даже не регионального) противостояния, малоизвестного и малоинтересного мировому сообществу, до события международного уровня.

По масштабу перемен во французской политике победа Макрона на президентских и парламентских выборах сопоставима с приходом к власти Шарля де Голля. Соцпартия почти исчезла, в Национальном фронте и у республиканцев намечается раскол, на подъеме левые радикалы. Теперь вопрос, сможет ли новая политическая конструкция убедить французов согласиться на давно назревшие реформы в социальной сфере

Западные Балканы не сходят с повестки дня объединенной Европы. Они остаются основным резервом для расширения ЕС и в то же время являются источником постоянной напряженности. С одной стороны, перспектива вступления в Евросоюз стала для этих стран ключевым драйвером реформ и социально-экономического прогресса. С другой – регулярно возникают серьезные кризисы на Западных Балканах, и Брюссель часто вынужден брать на себя роль медиатора для их разрешения и купирования.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net