Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Состоявшийся в воскресенье, 19 марта, съезд Социал-демократической партии Германии избрал экс-председателя Европарламента Мартина Шульца новым лидером партии и официально утвердил его кандидатом в канцлеры от СДПГ на предстоящих в сентябре выборах в бундестаг. Шульц был единственной кандидатурой и получил стопроцентную поддержку делегатов – это первый случай за весь послевоенный период.

Бизнес, несмотря ни на что

Восприятие кризиса в строительной отрасли словно проходит через классические «стадии принятия». Позади уже отрицание, гнев и торг. Большинство участников рынка колеблются между депрессией и принятием. Периодически можно встретить бодрые заявления о «достижении дна» и завершении «наиболее трудного этапа» кризиса, однако зачастую последующие события, как правило, указывают на их чрезмерную оптимистичность.

Интервью

«Политком.RU» планировал поговорить с известным политологом и политическим географом Дмитрием Орешкиным о нынешнем состоянии российской внепарламентской оппозиции. Но по ходу интервью разговор вышел и на другие темы: о глубоких социокультурных и политических различиях между российскими регионами и связанных с этим проблемах для любой власти в Кремле, а также о президентских выборах и политической ситуации после марта-2018.

Колонка экономиста

Видео

Реклама

Экспертиза

09.03.2017 | Эдуард Галимуллин

Арктический регион: проблемы и вызовы

Арктический регионОб Арктике в последнее время говорят и пишут довольно много, особенно в России. Но если в нашей стране основными субъектами подобного рода дискурса, а также исполнителями конкретных решений являются государственные деятели и военные, то в странах Запада в качестве таковых выступают некоммерческие организации, экологи, представители научного сообщества.

Разница подходов в оценке политического и экономического потенциала региона обуславливается прежде всего преследуемыми каждой из сторон интересами и амбициями. Впрочем, сложно не отрицать, что уделяемое Арктике, ее проблемам и возможностям внимание в определенной степени зависит от того, насколько выгоды от исследований или капиталовложений в них оправдаются и превысят соответствующие затраты.

Одной из самых обсуждаемых тем, по которой наблюдается полное единодушие мирового сообщества в признании серьезности и актуальности, является проблема изменения климата. Это в самом непосредственном смысле глобальный вызов - сотни исследований за последние несколько десятков лет были посвящены изучению происходящих изменений, а также выработке рекомендаций по их предотвращению. Дело в том, что с 1970-ых годов, а в особенности с 1995 года прошлого века в Арктике существует устойчивый тренд на потепление. На сегодняшний день средняя годовая температура в регионе на 3.5°C выше чем «климатическая норма» (среднее значение в период с 1961 по 1990), а погодные значения октября-ноября на целых 9°C выше этой нормы. Совсем недавно газета Washington Post со ссылкой на данные Датского метеорологического института сообщила об очередном – третьем за текущую зиму - резком повышении температуры на Северном полюсе: зафиксированные значения оказались на 20 градусов теплее средних для этого времени года. А в минувшем январе протяженность ледяного покрова в регионе уменьшилась до рекордно низких значений. Таяние льдов в Арктике и стремительное уменьшение площади снежного покрова, по предположениям многих ученых, в свою очередь ускоряют процесс глобального потепления на всей планете. Существуют и вовсе апокалиптические сценарии, описывающие затопление многих крупных прибрежных городов вследствие значительного увеличения объемов воды в бассейне Северного Ледовитого океана.

Ученым еще только предстоит определить степень взаимозависимости глобального потепления и таяния арктических льдов. Это непростой процесс, требующий постоянных наблюдений, измерений, постановки и проверки гипотез. Однако практическое значение высвобождения вод Арктики от ледяных оков заключается в появлении возможности осуществления судоходства и коммерческих морских перевозок. По некоторым прогнозам, в ближайшие десятилетия глобальное потепление сократит площадь ледового покрова в северных владениях Канады достаточно для того, чтобы позволить кораблям передвигаться по трансарктическому маршруту, известному как Северо-Западный проход, в течение летних месяцев. А находящийся в большей своей части на российской территории Северный морской путь является кратчайшим маршрутом из Атлантики в Азию, позволяющим экономить тысячи километров и несколько дней пути. В конечном итоге, как отмечает известный исследователь А.Н. Чилингаров, эффект от его полного освоения может быть сравним с появлением некогда Суэцкого и Панамского каналов. Поэтому в том, чтобы Арктика действительно стала полностью проходимой для кораблей заинтересованы не только северные страны – Китай, Япония и Южная Корея смогли бы значительно удешевить стоимость экспортируемых ими в Европу и Северную Америку товаров в сравнении с другими производственными центрами Юго-Восточной Азии, например – с Индией. По арктическим маршрутам также вполне возможно осуществление туристических морских круизов, соответствующая практика уже имеется в Баренцевом море.

Впрочем, в связи с потенциальным судоходством возникает еще множество под-проблем. Так, непредсказуемость состояния ледяного покрытия является одной из главных угроз трансарктическим маршрутам. Если говорить, например, о круизах, то снижение характерных для региона рисков человеческому здоровью может быть достигнуто не столько путем подписания межнациональных соглашений по безопасности, сколько с помощью создания оперативной системы, своевременно реагирующей на чрезвычайные ситуации, которой пока нет. Перспективы возможного трафика затрагивают и юридические аспекты – Оттава, к примеру, настаивает, что расположение маршрута в ее внутренних водах означает полное суверенное право на собственность, контроль и регулирование. Соединенные Штаты и Европейский Союз, в свою очередь, выступают за признание возможных в будущем маршрутов в качестве международных (интернациональных) каналов.

Споры, касающиеся вопросов права владения теми или иными территориями, являются составной частью темы делимитации континентального шельфа. Частично мотивированные желанием установить суверенитет над все более доступными для добычи запасами нефти и газа Россия, Канада, Норвегия и Дания готовили или находятся в процессе подготовки обращений в Комиссию по границам континентального шельфа, требуя расширения своих прав на соответствующие территории. Россия, к примеру, уже на протяжении значительного количества времени пытается доказать, что огромный подводный хребет Ломоносова является продолжением ее континентального шельфа. Помимо этого, в заявке к Комиссии от 2015 года указано, что РФ «информирует о наличии нерешенных вопросов по делимитации в следующих областях Северного Ледовитого океана:

• в заливе Амундсена, на хребте Ломоносова, в заливах Подводникова и Макарова – между РФ и Королевством Дании;

• в заливе Макарова и на хребте Менделеева – между РФ и Канадой.

Помимо вышеперечисленных, к существующим территориальным спорам относятся также: разногласие между Канадой и США по поводу общей границы в море Баффорта и датско-канадский диспут относительно принадлежности о. Ханс – небольшого скалистого образования между Гренландией и канадским о. Эллесмер. В качестве примера мирного, двустороннего урегулирования можно упомянуть подписанное в 2010 году премьером Норвегии Столтенбергом и президентом России Медведевым соглашение о равном разделе одного из крупных участков Баренцева моря. Существенную роль в обеспечении организации равноправного диалога в Арктике выполняют такие межправительственные структуры и форумы как Арктический совет, Совет Баренцева/Евроарктического региона, Совет министров северных стран и Европейский Союз.

Сокращение площади летних полярных льдов может обеспечить больше возможностей по добыче нефти, газа и прочих минералов на некоторых территориях, а по оценке Геологической службы США количество предполагаемых неразведанных ресурсных запасов в Арктике приблизительно равняется 90 млрд. баррелей нефти, 47 трлн. кубических метров природного газа и 44 млрд. баррелей жидкого природного газа. В настоящий же момент, даже при относительно высоких летних температурных значениях, разработка арктических месторождений часто нерентабельна, а в отсутствии четко отработанных совместных действий по ликвидации чрезвычайных ситуаций – опасна. Так, летом 2015 года нефтяная компания Shell начала проводить бурильные работы в районе Чукотского моря, однако уже в конце сентября того же года ее представители заявили, что прекращают эксплуатационные работы до обозримого будущего вследствие высокой стоимости проекта и экономической нецелесообразности добычи. Вдобавок, в декабре 2016 года Барак Обама запретил продажу прав по разработке месторождений на большей части Арктики, аргументировав данное решение необходимостью бережного отношения к окружающей среде.

Так или иначе, возрастающая человеческая активность в регионе является непосредственным фактором, определяющим риск нефтяного загрязнения в Арктике. В том случае, если трансарктическое судоходство будет проводиться на постоянной основе, возникнет существенная угроза утечек топлива. За последние десятилетия множество из крупнейших утечек являлись следствием аварий на танкерах, перевозящих огромные объемы нефти и нефтепродуктов. Не менее существенную опасность для окружающей среды представляет и добыча черного золота на морских платформах – крупная авария в недавнем прошлом случилась на платформе Deepwater Horizon в Мексиканском заливе, в результате чего около 200 млн. галлонов нефти попало в океан.

Между тем, даже сравнительно небольшая утечка, не говоря уже о таких объемах, в зависимости от времени и расположения может нанести значительный ущерб отдельным организмам и целым популяциям. Влияние, которое климатические условия Арктики окажут на токсический эффект загрязнения еще не до конца изучено – экосистема в северных широтах и в холодных водах Северного Ледовитого океана, возможно, пострадает в гораздо большей степени, чем это может быть спрогнозировано. Исследования различных групп коренного населения, проживающего в Российской части Арктики, показали, что содержание ряда высокотоксичных веществ в крови у новорожденных детей и в организме взрослых мужчин и женщин являются одними из самых высоких среди северных стран. При данных обстоятельствах время реагирования на возникшую чрезвычайную ситуацию является ключевой величиной в ее разрешении, а в связи с этим на передний план уже выходят вопросы логистики, оборудования и экипировки, а также подготовки специалистов. Но в настоящий момент, по данным американского Национального Исследовательского Совета (National Research Council), не существует работающих механизмов финансирования разработки, установки и поддержания в надлежащем состоянии соответствующей инфраструктуры. Двустороннее соглашение по предотвращению и ликвидации утечек нефти было подписано между Россией и США еще в 1989 году, однако взаимодействие между двумя странами в регионе до сих пор оставляет желать лучшего.

Обеспокоенность мирового сообщества стремительным освоением Арктики также касается вопроса сохранения редких и вымирающих видов растений и животных, вроде, например, полярного медведя, который был признан таковым еще в 2008 году. Серьезную угрозу усилившаяся человеческая активность в регионе представляет и для коренных арктических сообществ, длительное время существовавших в изоляции от остального мира. Впрочем, в данном случае прогресс может сослужить и положительную службу – предполагается, что экономическая активность в регионе, туризм и добыча природных ресурсов создадут рабочие места для жителей региона.

Последняя по порядку, но отнюдь не по важности, проблема – это возрастающая военная активность в регионе. В период Холодной войны Арктика являлась зоной стратегических интересов США, СССР и их союзников, которые проводили военные маневры и тестировали баллистические ракеты. После завершения конфликта государства региона мирно, во многом благодаря Конвенции по морскому праву 1982 года, разделили суверенитет над территориями. Но сегодня Арктика вновь рассматривается некоторыми странами через призму вопросов по обеспечению государственной безопасности: Норвегия еще в 2009 году перенесла военное командование за полярный круг, Россия ведет строительство нескольких крупных военных баз, а Канада планирует потратить на развитие своего Арктического флота около $30 млн. в течение нескольких последующих десятилетий. Хотя многие политики и военные всерьёз обеспокоены возможностью возникновения террористической угрозы в регионе, нередко можно услышать мнение о том, что все эти угрозы надуманные, не учитывающие те вызовы, в первую очередь географические, с которыми потенциальным террористам придется сталкиваться. Риск военного конфликта между непосредственно Арктическими государствами также многими исследователями считается изрядно преувеличенным. Вместе с тем, отсутствие такого риска не исключает возможности чрезвычайных происшествий техногенного характера.

Эдуард Галимуллин - магистрант РАНХиГС

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

О реформе здравоохранения в США говорят на протяжении уже более 70 лет. И проблема тут не в том, что государство не заинтересовано в предоставлении своим гражданам возможностей заботиться о своем здоровье - напротив, первую помощь человеку всегда окажут. Но и заплатить за это придется не мало. И вот в том, как сделать процесс получения базовых медицинских услуг доступным любому американцу и при этом не обременять налогами граждан в целом – это и есть задача номер один для любого президента.

Организация Договора Коллективной Безопасности в силу значимости предмета деятельности могла бы стать одним из существенных инструментов постсоветской кооперации и интеграции в военной сфере. Однако по ряду комплексных обстоятельств этот механизм был задействован лишь частично.

Об Арктике в последнее время говорят и пишут довольно много, особенно в России. Но если в нашей стране основными субъектами подобного рода дискурса, а также исполнителями конкретных решений являются государственные деятели и военные, то в странах Запада в качестве таковых выступают некоммерческие организации, экологи, представители научного сообщества.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net