Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Прошедший 18 июня с. г. второй тур парламентских выборов во Франции не обошелся без сюрпризов. По его итогам, партия президента Эмманюэля Макрона «Республика, вперёд», вместе со своим союзником, центристским Демократическим движением (Модем) Франсуа Байру, получила не 415-445 депутатских мандатов из 577, как предсказывали специалисты, а 350 мандатов. Тем не менее, налицо бесспорная и внушительная победа.

Бизнес, несмотря ни на что

Комитет Госдумы по финансовому рынку оказывает серьезное влияние на финансовую систему России. Он активно взаимодействует с Центральным банком, биржами, Национальной системой платежных карт, Министерством финансов. В то же время, кажущаяся узость сферы законотворческих интересов Комитета обманчива. Комитет осуществляет предварительное рассмотрение законопроектов, касающихся ипотечного кредитования, страхования, инвестиций, лизинга, аудита и др.

Интервью

Положение в Сирии с приходом Дональда Трампа к власти в США не стало более ясным. Наоборот, ряд действий новой администрации еще больше запутали «сирийский клубок». В перипетиях ситуации в регионе, интересах многочисленных участников и последних тенденциях «Политком.RU» разбирался вместе со старшим преподавателем департамента политической науки НИУ ВШЭ, экспертом по Ближнему Востоку Леонидом Исаевым.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Экспертиза

14.03.2017 | Александр Караваев

Что делать с ОДКБ: есть ли перспектива расширения программ организации?

ОДКБОрганизация Договора Коллективной Безопасности в силу значимости предмета деятельности могла бы стать одним из существенных инструментов постсоветской кооперации и интеграции в военной сфере. Однако по ряду комплексных обстоятельств этот механизм был задействован лишь частично.

Недавний визит Путина в страны Центральной Азии прошел под углом проблем безопасности, что теоритически могло бы активизировать роль ОДКБ. Какую роль коллективная организация безопасности может играть в российском интеграционном планировании? Считать ли ОДКБ уходящей структурой постсоветского разбега или в неё можно вдохнуть силы, хотя бы для того, чтобы стать полноценной структурой безопасности для параллельного экономического трека - ЕАЭС?

В конце концов современная безопасность не сводится исключительно к армии, МЧС и спецслужбам. Важную роль играет рост качественных гражданских новаций, влияющих на устойчивость социально-экономического пространства от потрясений любого свойства. Задача развития ОДКБ состоит во встраивании военно-политических аспектов в логику экономической интеграции. Поэтому будущее организации, с одной стороны, зависит от темпов развития ЕАЭС, с другой - экономическое сближение предполагает достаточно прочные основы безопасности на границах экономического объединения, и эти цели вполне могут быть достигнуты в рамках коллективной организации. По крайней мере, для этого существует окно возможностей.

Попробуем рассмотреть этот вопрос с точки зрения причин кризиса и того, какие изменения и программы могли бы усилить ОДКБ.

Причины стагнации

Список ограничений в развитии организации не слишком длинный и хорошо известный. Исторически контекст формирования ОДКБ оказывается в русле более обширного тренда распада СССР, поэтому ключевыми факторами торможения развития организации являются политэкономические - сочетание негативных политических и экономических импульсов. Но если опасения партнеров РФ по поводу возможного ограничения их суверенитета со стороны коллективной организации рассматривались как центральные, разрушение единого экономического поля бывшего советского пространства редко рассматривают в качестве причины стагнации ОДКБ.

В данном случае, речь идет о двух ключевых эпизодах: выход РФ из зоны советского рубля в июле 1993 года (до этого момента советский рубль оставался единой валютой на пространстве от Украины до Киргизии, параллельно с национальными денежными единицами) и, позднее, девальвация рубля в 1998 году. Первый эпизод стал одним из главных стимулов экономической дезинтеграции и окончательного обрушения связей остатков советских промышленных цепочек, где предприятия ВПК занимали ключевую часть. Соответственно блокировались перспективы для развития общей постсоветской оборонки в новых условиях формата СНГ (на этот счет были определенные надежды у ряда политиков и экономистов).

Дефолт и затем девальвация 1998 года - дополнительно укрепили бывшие советские республики в необходимости ориентироваться на другие центры экономической активности и рассматривать Россию не единственным донором региональной безопасности (и безусловным лидером постсоветского мира), а в качестве пусть важного, но одного из прочих направлений для военно-технического сотрудничества и взаимодействия в процессе построения систем национальной безопасности и обороны.

Это настроение совпало с активным процессом расширения НАТО: все члены ОДКБ (Россия, Армения, Беларусь, Казахстан) начиная с 1994 года подписывали участие в программе «Партнерство ради мира» (ПРМ) в рамках которой был организован целый ряд точечных программ взаимодействия, повышавших качество управления и планирования, тыловое обеспечение, отношения с гражданскими структурами как в рамках ПРМ, так и на двусторонней основе. Вскоре Россия практически свернула сотрудничество в рамках программы, в то время как партнеры по ОДКБ ее поддерживали и медленно наращивали.

С началом военной операции США и союзников в Афганистане в конце 2001 года страны ОДКБ и СНГ, включая РФ, были вовлечены в военный транзит антитеррористической коалиции. Армения и Казахстан на уровне батальонов по-прежнему участвуют в операции в Афганистане, в то время как ОДКБ вообще не имело не одного опыта практического миротворческого применения. В январе 2006 года Беларусь утвердила первый пакет целей партнерства с НАТО, содержащий 21 цель сотрудничества (9 общих, 7 сухопутных, 5 военно-воздушных). Это позволило завершить процедуру присоединения республики к программе ПРМ (министерство обороны Беларуси.

Кстати, интересная коллизия произошла с российским участием в ПРМ. Практически незамеченным прошла ратификация Госдумой данного соглашения. В феврале 2007 президент Путин, «громит речью» Мюнхенскую конференцию по безопасности, а в июне того же года ратифицирует участие в «Партнерстве ради мира». Необычный шаг, в тот момент, интерпретировали как готовность Путина обсуждать с НАТО накопившиеся проблемы и готовность отступить от конфронтационной риторики. В тоже время, подобное колебание маятника отношений РФ-НАТО не могло остаться незамеченным у партнеров в ОДКБ. Если Россия не готова закрывать для себя этот трек, почему союзники по ОДКБ должны игнорировать натовские программы?

Средств ОДКБ (юридически 50% бюджета ОДКБ формируется Россией, хотя фактически Москва вносит более значительный вклад) тогда и сейчас явно недостаточно для углубления серьезных проектов – таких, например, как обустройство внутренних и внешних границ участников организации, создание различных систем коллективного мониторинга и реагирования в разных сферах, поддержка национальных военных реформ и образования. Льготные поставки вооружений не позволяют компенсировать привлекательность сотрудничества с НАТО. Наличие антагонизма между Москвой и Брюсселем, прежде всего, по поводу расширения Альянса, не мешает союзникам РФ если не двигаться в направлении евроатлантической интеграции, то воспринимать НАТО как выгодного донора новых алгоритмов управления, способов реакции на вызовы для национальных систем безопасности. К примеру, Армения, один из последовательных участников ОДКБ, в феврале 2017 года открыла новейший учебный центр подготовки миротворцев за счет средств и технической поддержки Минобороны США.

Нужно понимать, что Россия не потерпела безусловное поражение, по естественным причинам сузив свое присутствие в бывшем СССР - по ряду направлений постсоветской безопасности ее присутствие безальтернативно, а двусторонние проекты военной интеграции, напротив, активно развиваются. ОДКБ определенным образом оказалось витриной за которой разворачивается реальное содержание двустороннего сотрудничества - речь о российских базах в Таджикистане, Армении, объекты РЛС в Беларуси. В этом смысле, реальным развитием военной интеграции на постсоветском пространстве скорее является не правовая база ОДКБ, а соглашения о создании объединенных военных группировок.

Прологом здесь явилось полноценное оформление к середине 2000-х региональной группировки войск Беларуси и РФ, длившееся почти десять лет (интеграция белорусских ВС и 20-ой армии Западного военного округа РФ). Следующее, более глубокое по интеграции соглашение подписано между Россией и Арменией 30 ноября 2016 года. Похожее соглашение было заключено с Абхазией. С Таджикистаном и Киргизией прорабатываются договоры о совместной региональной системе ПВО.

Таким образом, ОДКБ является одним из ряда других форматов военного сотрудничества-интеграции. Причем, правовая сетка военно-технического сотрудничества РФ и соседей раскидана в диапазоне между соглашениями в рамках СНГ (это касается, в частности единой системы ПВО), отдельными блоками двусторонних соглашений (несколько десятков с каждой страной ОДКБ), правовыми актами Союзного государства Россия-Беларусь. Нельзя сказать, что данное обстоятельство является каким-то исключительным недостатком присущим только ОДКБ, но оно показывает отсутствие эксклюзивности у организации в аспекте военной интеграции.

Однако, потерпела поражение идея коллективной организации, которую Россия способна выстроить поверх региональных противоречий максимально воплощая идею «совместной армии». Собственно в борьбе двух концепций: Россия - гарант и крупный донор, не определяющий политические решения союзников, и Россия - источник почти полного финансирования, с монополией на решения, победил первый подход.

Следующий момент - отсутствие для ОДКБ общей военной опасности, или аналогичного по значимости объединяющего социально-экологического вызова.

Интересы строительства индивидуальных вертикалей власти (концентрация на внутриэлитных и клановых трениях), а также опасения доминирования России или другого крупного соседа (в качестве примера подобного - подозрительность Ислама Каримова по поводу усиления Астаны в ЦА) перевели на внутренний план ряд общих для региона вызовов (например, для Центральной Азии это проблемы миграции и водно-энергетического баланса).Несмотря на свое влияние в регионе, Москва не имела или не использовала достаточных ресурсов для вмешательства в приграничные споры в ЦА, допустив переход ряда конфликтов в фазу постоянного накала, вплоть до минирования границ.

Самая существенная из потенциальных, но так и не реализованных задач для организации коллективной безопасности - потерянный на долгие годы «ресурс сотрудничества» между Казахстаном и Узбекистаном, наиболее экономически развитых и стабильных государств. Возможно, что Шавкат Мирзоев, делающий ставку на потепление с соседями, в третий раз восстановит участие Узбекистана в ОДКБ. С другой стороны, возвращение Ташкента в ряды постсоветских «союзников» должно быть сопряженно с появлением новых программ взаимодействия, иначе оно окажется таким же «пустым», как предыдущие подходы к членству .

Такой темой мог бы стать интегрированный контроль над миграцией. Сейчас он также оказался вынесенным за скобки организации. Издержки и ситуационные кризисы процесса трудовой миграции не стали делать предметом регулирования ОДКБ, оставив эту проблематику в масштабе регулирования российских ведомств и двусторонних отношений. Являясь одновременно скрепой СНГ (безвизовое пространство), фактором экономической притягательности РФ в процессе интеграции (донорский вклад российского рынка труда в ВВП постсоветских государств) и фактором российского экономического развития - миграция была слишком важным и сложным механизмом регулирования, чтобы его разрабатывать, а потом делить ответственность и потенциальные выгоды в рамках коллективной организации. Такой подход возобладал.

В тоже время, базовый прогноз Росстата предполагает сокращение населения РФ в трудоспособном возрасте примерно на 900 тыс. человек каждый год до 2020 года. Министр финансов Антон Силуанов считает, что при сохранении наблюдаемого в последние годы уровня экономической активности к 2025 году трудовые ресурсы сократятся на 5,4 млн человек.

Возможный алгоритм для включения темы миграции в работу ОДКБ можно взять из текущего блока российско-узбекского сотрудничества. Речь идет о режиме предварительного организованного найма на работу в РФ. Межправительственная комиссия двух стран поручила МВД России и Минтруду Узбекистана согласовать проект Соглашения между правительствами двух стран об организованном наборе граждан Узбекистана для осуществления временной трудовой деятельности на территории РФ. В рамках ОДКБ возможно регламентировать взаимное учреждение представительств компетентных органов, которые будут оперативно регулировать и контролировать трудовую миграцию, до момента пересечения границы РФ.

Ресурсы развития ОДКБ

Нужно понимать, что любые изменения будут увеличивать бюджет, что неизбежно (речь о необходимости увеличения бюджета ОДКБ с 250 млн. рублей в год до 1 млрд и более, под вновь создаваемые программы). А во-вторых, существенные изменения рискуют с самого начала оказываться в заложниках конфликтов и трений, имеющихся между президентами - главами ОДКБ.

Одним из механизмов, где можно было бы «обкатать» перспективные программы, является Парламентская Ассамблея. ПА ОДКБ оказалась в значительной степени является «спящим форматом», заложенным на будущий рост парламентской активности - то есть на тот момент, когда роль дипломатии законодателей и научно-экспертных групп парламентов в сфере евразийской интеграции станет практическими реалиями дня.

Этот момент постепенно наступает. В частности, реформа Назарбаева по перераспределению части полномочий президентской власти между правительством и Мажилисом, позволит российским коллегам из Госдумы значительно расширить спектр тем обсуждения в повестке развития ОДКБ. Появится больше реальных возможностей предлагать качественные инициативы развития гражданских программ в рамках ОДКБ в инстанции МИД и правительства стран-участников Организации.

Нужно понимать, что появление действенного ядра обновленной ПА ОДКБ зависит от взаимодействия правящих партий «Единой России» и Нур Отан. Для этого достаточно аппаратных и интеллектуальных возможностей, учитывая команды спикеров Вячеслава Володина и Нурлана Нигматулина (первый зампред Нур Отан, до должности спикера был заместителем руководителя администрации президента Казахстана). Таким образом, новые политические тенденции должны транслировать и заряжать текущую повестку ОДКБ качественными инициативами.

Итак, какие новые программы и направления деятельности могли бы усилить ОДКБ? Можно выделить около десятка проектов-кейсов, развивающих прежние и совершенно новые для организации направления:

· Имеет смысл двигаться к созданию постоянно действующей структуры со штабом и группой мониторинга (как вариант включить повестку МЧС в новый Центр кризисного реагирования ОДКБ). Иными словами, содействовать дальнейшей координации МЧС стран ОДКБ. Возможно на базе регионального российского или казахстанского штаба МЧС с постоянным базированием в нескольких точках общего пространства. Главный момент - регулярное применение по текущим ситуациям: лесные и степные пожары, наводнения, техногенные кризисы, землетрясения и т.д. Таким образом МЧС ОДКБ будет присутствовать в информационном пространстве до нескольких раз в месяц без необходимости дополнительных разъяснений о цели и характере организации;

· Нужно рассмотреть возможность «коммерческого применения» ОДКБ (возможно потребуются правки в Устав Организации). Речь о создании охранного подразделения под эгидой Организации и его подключения к госконтрактам по охране систем государственной, корпоративной собственности, складов госрезервов. В качестве применения можно рассмотреть возможность постоянной охраны нефте- и газопроводов (пример: трубопроводы системы КТК);

· Интересные моменты могут быть найдены по координации в киберпространстве. На сегодняшний день оно осуществляется в рамках ежегодных учебных оперативно-профилактических операций «ПРОКСИ». Можно рассмотреть возможности сопряжения и развития национальных законов «О связи и коммуникациях» для обеспечения целостности, устойчивости и безопасности сети интернет в рамках ОДКБ. Вектор движения - создание централизованной системы мониторинга и управления единой сетью связи, создание платформ для технологической и производственной независимости. Результат - развитие импортозамещения оборудования и ПО на сетях. Как вариант, рассмотреть возможность использования в рамках ОДКБ создаваемую ФСБ систему обнаружения и ликвидации последствий компьютерных атак (ГосСОПКА). Важность данного направления будет нарастать в контексте реализации цифровой повестки ЕАЭС до 2025 год;

· Совершенно сенсационным шагом, стала бы разработка юридических вопросов создания коммерческого агрометеорологического портала ОДКБ для постоянного мониторинга ситуации с погодой, советами по выращиванию агрокультур, анализу и информации по рынкам сбыта. Аналогичный проект Thomson Reuters для Индии, стоимостью для подписчиков пять долларов в квартал, имеет 2 млн. подписчиков и пользуется огромной популярность в сельскохозяйственных регионах. Возможно запустить этот проект совместно с ЕАЭС на средства Евразийского банка развития;

· Необходимо двигаться к созданию единой базы юношеских спортивных лагерей в странах ОДКБ. Речь о создании юридической и финансовой (бюджетной) базы для организации объединенной структуры детских и юношеских спортивно-патриотических клубов. В перспективе это даст возможность усиливать позитивный образ Организации, сформирует у молодежи предпосылки для общей идеологической платформы в рамках евразийской интеграции, позволит апробировать совместные программы направленные на блокирование исламистской агитации среди молодежи. В этой связи имеет смысл рассмотреть недостатки и опыт деятельности спортивно-технических организаций ДОСААФ партнеров РФ (Центральный Совет ДОСААФ СНГ);

· Можно разработать механизмы стимулирования образовательных и научных программ. ОДКБ должен обладать фондом (или иметь постоянное соглашение с государственным грантодателем) для распределения средств на научные исследования в рамках повестки Организации. Достаточно спорный вопрос возможно ли расширение ежегодного финансирования ОДКБ на подобные гранты, по аналогии с деятельностью Фондов Горчакова или Русский мир. Тем не менее, как возможность, это нельзя исключать;

· Возвращаясь к традиционной и уже обозначенной повестке ОДКБ - нужно усиливать международное сотрудничество ОДКБ с различными НПО организациями и правительствами третьих стран. Основной акцент - Юго-Восточная Азия (Вьетнам, Филиппины, Индонезия, Малазия, Тайланд) Индия, Иран, Пакистан;

· Имеет смысл рассмотреть необходимость увеличения постоянных комиссий ПА ОДКБ с нынешних трех (создать отдельную Комиссию по взаимодействию в сфере науки и образования);

· Отдельная тема - использование возможностей ОДКБ в качестве координатора образовательных программ антиэкстремистской направленности. В частности, организация могла бы взять на себя инициативу создания подобной платформы для вузов и средних образовательных учреждений. В этом ряду: изучение опыта и введение близких по содержанию образовательных курсов по критическому восприятию информации в Интернете для школьников, проведение комплексных антиэкстремистских семинаров для преподавателей, расширение учительских и профессорских обменов России и участников ОДКБ, именно под углом разработки совместных антиэкстремистских мер. Совместные проекты ОДКБ с религиозными лидерами традиционного ислама...

***

Понятно, что не все обозначенные темы получат свое развитие; может быть предложен другой набор инициатив. Тем не менее, часть из них необходимо воплотить в жизнь просто ради сохранения ОДКБ в качестве современной организации.

Главное условие их реализации - увеличение бюджета. Речь идет фактически об очередной субсидии России в пользу достаточно проблемного круга «близких партнеров». Но в случае таких программных инвестиций донорство оправдано появлением качественного интеграционного эффекта.

Александр Караваев – научный сотрудник Института Экономики РАН

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

14 июля 2017 года исполнилось четверть века со дня начала миротворческой операции в Южной Осетии. Между тем, эта дата и сегодня представляет значительный интерес не только как значимое юбилейное событие. В своем развитии грузино-осетинский конфликт прошел несколько этапов – от локального (даже не регионального) противостояния, малоизвестного и малоинтересного мировому сообществу, до события международного уровня.

Западные Балканы не сходят с повестки дня объединенной Европы. Они остаются основным резервом для расширения ЕС и в то же время являются источником постоянной напряженности. С одной стороны, перспектива вступления в Евросоюз стала для этих стран ключевым драйвером реформ и социально-экономического прогресса. С другой – регулярно возникают серьезные кризисы на Западных Балканах, и Брюссель часто вынужден брать на себя роль медиатора для их разрешения и купирования.

По масштабу перемен во французской политике победа Макрона на президентских и парламентских выборах сопоставима с приходом к власти Шарля де Голля. Соцпартия почти исчезла, в Национальном фронте и у республиканцев намечается раскол, на подъеме левые радикалы. Теперь вопрос, сможет ли новая политическая конструкция убедить французов согласиться на давно назревшие реформы в социальной сфере

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net