Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения (признана Минюстом организацией, выполняющей функции иностранного агента) с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

21.03.2017 | Сергей Маркедонов

Между Москвой и Парижем: Саргсян и Алиев в поисках формулы карабахского урегулирования

Алиев и Саргсян14-15 марта 2017 года президент Армении Серж Саргсян посетил с официальным визитом. Его переговоры с Владимиром Путиным широко освещались в российских СМИ. На этом фоне в тени осталось другое событие - посещение президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым Парижа. Оно прошло параллельно с московским визитом армянского лидера. Оба этих события формально были приурочены к двадцатипятилетней годовщине установления дипломатических отношений между РФ и Арменией, Францией и Азербайджаном.

При этом у каждого из визитов была своя особая повестка дня. В случае с московским вояжем Саргсяна одним из важнейших сюжетов в его переговорах с российским коллегой наряду с вопросами безопасности, экономической интеграции и военно-технического сотрудничества была конституционная реформа и предстоящие выборы в Национальное собрание. По их завершении Армения начнет трансформацию от полупрезидентской в парламентскую республику. И мирный характер этого процесса – важный приоритет для Москвы, рассматривающей Ереван в качестве своего стратегического союзника в Закавказье. При этом и российское, и армянское руководство прекрасно понимают наличие протестных настроений в Армении и опасность внутренней дестабилизации, что может, среди прочего отразиться и на динамике нагорно-карабахского конфликта. Достаточно вспомнить трагическую историю марта 2008 года. Тогда после столкновений участников массовых акций с полицией (в республике эти события до сих пор называют «кровавой субботой» по аналогии с днем 9 января 1905 года в Санкт-Петербурге) начались резкие обострения на «линии соприкосновения» в Нагорном Карабахе. На тот момент они были самой мощной эскалацией с вступления в силу режима прекращения огня. В этой связи неслучайно Владимир Путин охарактеризовал конституционную реформу в Армении, как «непростой процесс». Думается, он имел в виду не только внутриполитические расклады, но их влияние на региональную безопасность.

Парижский визит Ильхама Алиева имел другую «нагрузку». Франция имеет многолетнюю репутацию проармянской страны. В стране проживает полумиллионная диаспора, одна из самых многочисленных в мире, а многие ее представители являются известными в стране политиками, бизнесменами, деятелями культуры и искусства. Незадолго до парижского визита Ильхама Алиева французскую столицу посетил Серж Саргсян. 8 марта он провел встречи с Франсуа Олландом и мэром Парижа Анн Идальго. Перед визитом в интервью агентству «Франс-пресс» Саргсян заявил, что «опасность новой войны всегда есть и будет сохраняться до тех пор, пока Азербайджан не убедится, что нет военного решения конфликта». Однако какие бы тесные связи не объединяли Францию и Армению, в Баку прекрасно понимают, что Париж наряду с Москвой и Вашингтоном является сопредседателем в Минской группе ОБСЕ, а Франция наряду с Германией является одной из ведущих стран Евросоюза, в сотрудничестве с которым Азербайджан крайне заинтересован, особенно, в энергетической сфере. К слову сказать, за время президентства Ильхама Алиева Баку удалось прагматизировать отношения с Францией.

Впрочем, мартовская поездка азербайджанского лидера в Париж касается не только двусторонней франко-азербайджанской динамики. Ее следует рассматривать в контексте определенной «перезагрузки» отношений Баку с Евросоюзом, который в своем отношении к Баку разрывается между «реальной политикой» и ценностными подходами. Первое направление олицетворяет по преимуществу Еврокомиссия, а второе - Европейский парламент. За месяц до посещения столицы Франции Ильхам Алиев посетил Брюссель и по итогам тогдашнего визита заявил об открытии «новой главы сотрудничества» с ЕС, хотя далеко не все противоречия, существующие в отношениях между этой организацией и Азербайджаном, были сняты.

Как бы то ни было, и Ереван, и Баку, пытаются действовать сразу по нескольким внешнеполитическим направлениям, не давая противоположной стороне монополизировать контакты и с Москвой, и с Брюсселем, и с отдельными странами-членами ЕС, прежде всего Францией, фактически представляющей интеграционное объединение в Минской группе. При этом стоит заметить, что парижский визит Алиева и московскую поездку Саргсяна помимо юбилейных поводов объединяют и другие сюжеты, и прежде всего, урегулирование нагорно-карабахского конфликта. В этом контексте было бы крайне полезно сравнить обсуждение этой острой темы в столицах России и Франции. Можно ли говорить о разночтениях в подходах Москвы и Парижа? Или же напротив, перспективы разрешения одного из самых опасных этнополитических конфликтов постсоветского пространства сближают позиции двух государств-сопредседателей Минской группы ОБСЕ вне зависимости от имеющихся между ними расхождений по Украине и Ближнему Востоку?

Стоит сказать, что президенты Саргсян и Алиев неплохо подготовились для презентаций на заданную тему. В статье, опубликованной в газете «Известия» в канун визита в Москву армянский лидер основную вину на эскалацию конфликта возложил на Баку. По его словам, якобы «агрессия Азербайджана против Нагорного Карабаха» в апреле 2016 года нанесла существенный ущерб переговорному процессу и усилиям по восстановлению доверия между сторонами, по исключительно мирному урегулированию конфликта. Обострение же ситуации на «линии соприкосновения», случившееся в конце февраля нынешнего года продемонстрировало проблемы при выявлении виновных в нарушениях перемирия. В свою очередь Ильхам Алиев, находясь в Париже, заявил: «Во-первых, переговоры должны быть возобновлены как можно скорее. Армения не должна уклоняться от переговоров». При этом он указал на нетерпимость нынешнего статус-кво, который мешает разрешению многолетнего противостояния. «Мы хотим мира в регионе, который позволил бы азербайджанским беженцам вернуться в родные места», - резюмировал Ильхам Алиев.

Таким образом, снова мы увидели две различные и плохо совместимые картины урегулирования. Если армянский лидер сделала акцент на попытках Баку ломать статус-кво силовым способом, а также указывал на право армян, проживающих в Нагорном Карабахе, на самоопределение, то для азербайджанского президента разрешение конфликта фактически отождествляется с невозможностью соблюдать статус-кво и возвращением его сограждан в места их довоенного проживания. Непраздный вопрос, как обеспечить это решение не учитывая нынешний, пускай и непризнанный статус НКР, тем паче, если речь идет не о силовой операции, а о мирном решении.

Таким образом, президенты Армении и Азербайджана новых подходов не открыли. Но отличались ли оригинальностью позиции Москвы и Парижа? На первый взгляд, особой новизны мы также не наблюдаем. Во время мартовских переговоров в Москве российская сторона подтвердила свою неизменную позицию: соблюдение имеющихся договоренностей о невозобновлении военных действий (начиная с мая 1994 года и заканчивая итогами встреч прошлогодних встреч в Вене и в Санкт-Петербурге) и прекращении огня, переговоры и поиск компромисса между сторонами. В то же время были озвучены (хотя и кратко) два принципиально важных тезиса: Россия уделяет первостепенное внимание взаимодействию с Арменией в формате ОДКБ и военно-техническому сотрудничеству с целью «обеспечения региональной и международной безопасности», то есть такой ситуации, когда силовой «взлом» имеющегося статус-кво и попытки перевести процесс урегулирования конфликта в Карабахе в формат Южной Осетии 2004-2008 гг. будет либо невозможен, либо маловероятен. Крайне важный момент в контексте инцидентов не только в самом Нагорном Карабахе, но и вдоль международно признанной армяно-азербайджанской границы!

Если же говорить о Франсуа Олланде (после его ухода с поста президента данная позиция будет продолжена его преемником), то, с одной стороны, он озвучил вещи, которые вызывали позитивное восприятие в Баку: «Возвращаюсь к вопросу Нагорного Карабаха. Мы говорили об этом и согласились, что статус-кво — неприемлем». Но оценка президента Франции и других западных политиков, настроенных по отношению к любому статус-кво критически (Москва в этом плане имеет не столь однозначные подходы), помимо этого, как правило, содержит и второй компонент.

В случае с нагорно-карабахским конфликтом речь идет о таком важном императиве, как мирное решение. По словам Олланда, «карабахский конфликт может быть урегулирован только мирным путем. Я это говорил на прошлой неделе и президенту Армении Саргсяну. Франция совместно с Россией и США продолжит посреднические усилия для решения конфликта. Эти усилия основаны на неприменении военной силы, защите территориальной целостности и праве на самоопределение». Как бы ни хотелось сторонам конфликта, но два этих противоречивых принципа по-прежнему берутся за основу, как общая платформа для достижения компромисса. Заметим также, что в ходе недавнего визита Ильхама Алиева в Тегеран императив мирного решения конфликта в Карабахе был озвучен и во время выступления иранского президента Хасана Роухани. Интересная и парадоксальная общность в подходах России, Запада и Ирана.

«Разогрев конфликта» не выгоден ключевым игрокам. Намного более жесткую позицию с точки зрения отстаивания азербайджанской территориальной целостности отстаивает Турция, но сегодня Анкара вовлечена, прежде всего, в разрешение ближневосточных проблем и обострившихся противоречий с Евросоюзом. В этом контексте позиция Турецкой республики представляется значимой, но не критической величиной. Ни США, ни Франция, ни Россия не стремятся к конфронтации из-за Нагорного Карабаха, а российская особая роль даже признается желательной, ибо сегодня для Вашингтона и Парижа данная тема далеко не в ряду важнейших приоритетов. В то же самое время, имеющееся единство взглядов не должно создавать благостной картинки. Пока стороны конфликта не готовы к достижению компромиссного решения, а страны-посредники помимо Карабаха имеют массу серьезнейших противоречий, они не будут усердствовать в давлении на Ереван и Баку. Скорее всего, все будет ограничено рекомендациями.

В этой ситуации особая роль будет принадлежать России, и как стране, осуществляющей военно-техническое сотрудничество с Арменией и Азербайджаном и способной, таким образом, влиять на баланс сил, и как государству, чья элита обладает значительными неформальными связями с элитами двух закавказских республик. С точки зрения инструментов воздействия на ситуацию у Москвы имеется преимущество. Однако выполнять работу по выходу из конфликта за Армению и Азербайджан Россия также не будет. Без политической воли в Баку и в Ереване по достижению компромисса (а ее пока что не просматривается) Москва не станет излишне подталкивать политическую динамику вокруг урегулирования, опасаясь, что дело повернется не к миру, а к новой эскалации.

Сергей Маркедонов - доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики Российского государственного гуманитарного университета

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Rss лента
Разработка сайта: http://standarta.net