Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

В США состоялись промежуточные выборы. Исход голосования, в отличие от 2016 года, совпал с прогнозами социологов. Демократы завоевали большинство в Палате представителей, а республиканцы сумели сохранить и даже усилить большинство в Сенате.

Бизнес, несмотря ни на что

28 ноября на совещании у президента Владимира Путина с правительством обсуждались частные инвестиции в национальные проекты. Основными докладчиками выступили министр финансов Антон Силуанов и президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин. Совещание прошло полностью в открытом режиме, хотя традиционно встречи президента с правительством делятся на открытую и закрытую части, а большинство вопросов рассматривается именно в закрытом режиме.

Интервью

Веерный характер присоединения европейских стран к высылке российских дипломатов после отравления Скрипалей в Солсбери практически оставил Москву одну на европейском континенте. О том, как позиция Италии может измениться по результатам тяжелых коалиционных переговоров, которые сейчас ведут победившие на парламентских выборах 4 марта правые и левые силы, в интервью «Политком.RU» рассказывает сопредседатель ассоциации «Венето-Россия» и научный сотрудник Института высшей школы геополитики и смежных наук (Милан) Элизео Бертолази.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Комментарии

17.02.2006 | Сергей Михеев

РОССИЙСКИЙ ФЕДЕРАЛИЗМ - СЛИТЬ, ПОГЛОТИТЬ И УКРУПНИТЬ

Кампания по объединению российских регионов продолжается. Вслед за Пермским, Красноярским краями и Камчатской областью пройдёт референдум и в Иркутской области. 16 апреля жителям области и Усть-Ордынского Бурятского автономного округа предстоит одобрить или заблокировать объединение двух субъектов федерации. Данный процесс можно рассматривать как пролог к административному переделу регионов европейской России, а также главного «матрешечного» региона России – Тюменской области.

Уже несколько месяцев в небольшом Усть-Ордынском Бурятском автономном округе (УОБАО) бушуют страсти. Часть жителей выступает за объединение с более сильным соседом – Иркутской областью, часть – категорически против. Хотя речь идёт об «объединении равноправных субъектов РФ», все отлично понимают, что УОБАО будет фактически поглощён Иркутской областью с ликвидацией формальных признаков автономности – статуса субъекта РФ, самостоятельной администрации, органов власти, бюджета и т.д. Впрочем, местные законодатели уже взялись за разработку регионального закона, позволяющего оформить некий особый статус для территорий УОБАО, хотя это формально и противоречит федеральным законам.

Как известно, вопрос об объединении двух субъектов уже поднимался три года назад, но тогда объединительный процесс столкнулся с жёсткой оппозицией окружной элиты и был заблокирован думой Усть-Ордынского Бурятского автономного округа. Иркутская же областная элита также не проявила должного рвения в обеспечении успеха этого мероприятия. Возобновление процесса потребовало изменений в федеральном законодательстве, исключившем местных депутатов из данного процесса, а также смены власти в Иркутской области.

Новая агитационная кампания фактически началась ещё в конце декабря 2005 года. В начале февраля в Иркутске прошла презентация общественного центра референдума по объединению двух субъектов. Выступившие на ней главы Иркутской области Александр Тишанин и УОБАО Валерий Малеев горячо поддержали идею объединения, не оставив у аудитории сомнения, что референдум пройдёт как надо. В обоих регионах созданы штабы по проведению референдума, в чьих задачах не только привлечение обычно пассивного избирателя, но и обеспечение поддержки объединения. Крайне активно на этой ниве уже работает региональное объединение «Единой России» - местные лидеры активно пытаются взять процесс под своё крыло. Впрочем, пытаются не отставать и все остальные, так как участие в кампании - это ещё и возможность рекламировать себя за счёт средств федерального бюджета, выделенных на подготовку референдума.

Организационная деятельность бьёт ключом, но есть проблемы с идеологией референдума, так как большинству избирателей не совсем понятно, зачем всё это нужно. Штаб по объединению апеллирует к советскому и даже досоветскому прошлому (когда автономность УОБАО была лишь номинальной или её не было вовсе, а округ был реальной частью Иркутской области) и обещает значительные финансовые вливания со стороны федерального центра. В частности, речь идёт о создании в объединённом регионе одного из пятнадцати высокотехнологичных медицинских центров, предусмотренных в национальном проекте по здравоохранению; приоритетном финансировании агропромышленного комплекса нового субъекта Федерации в рамках одноименного нацпроекта и даже о строительстве нового международного аэропорта. Однако в отличие от объединительных кампаний в Пермском и Красноярских краях, все обещания федеральных структур не оформлены пока официально. Поэтому у желающих усомниться в финансовой перспективности объединения есть веский повод для недоверия.

Референдум по объединению будет первой политической проверкой для нового губернатора Иркутской области Александра Тишанина. Первую хозяйственную проверку он уже прошёл – в регионе, где редкая зима не обходилась без проблем с теплом, нынешний отопительный сезон проходит относительно спокойно. И это несмотря на рекордные холода. По всей видимости, Тишанин понимает всю важность поставленной перед ним задачи и работает в этом направлении достаточно активно.

Публичными противниками объединения выступает группа интеллигенции из Усть-Ордынского округа под руководством историка Николая Цыремпилова, поддерживаемая из соседней Республики Бурятия, где лидером борьбы за бурятскую национальную самобытность является ещё один историк Ширап Чимитдоржиев. Они пытаются апеллировать к национальному чувству живущих в УОБАО бурятов. Понятно, что распад СССР и «парад суверенитетов» вызвал всплеск национализма, в том числе и у этого народа. К примеру, Чимитдоржиев требует у Москвы реабилитации бурятского народа, пострадавшего от сталинских репрессий, и восстановления бурятской автономии в границах Бурят-Монгольской АССР, разделённой в 1937 году на три части – Бурятскую АССР, Усть-Ордынский и Агинский Бурятские АО. Поводом для раздела республики тогда стали обвинения в адрес бурятской элиты в панмонголизме и стремлении выйти из состава СССР.

В то же время отсутствие у округа значимых источников дохода заставляет его жителей смотреть на свою автономность более взвешенно. Неофициально антиобъединительная оппозиция может поддерживаться политической элитой УОБАО, которой ликвидация автономного округа сулит потерю статуса и заработка. Хотя губернатор округа Валерий Малеев поддерживает идею объединения (правильная позиция, по всей видимости, будет гарантией его дальнейшего трудоустройства в объединенном регионе), он не может не сочувствовать окружной элите в её стремлении затормозить, а при удачном стечении обстоятельств и торпедировать объединение. Видимо, этим объясняются инициативы Малеева по поводу сохранения особого статуса округа и после объединения, а также о переносе ряда функций областного центра из Иркутска в Усть-Орду (в частности управление сельского хозяйства) и учреждение там же поста заместителя губернатора области по делам территорий округа со своим аппаратом.

Текущая ситуация в Иркутской области и УОБАО говорит о том, что необходимое большинство избирателей всё же скажет «да» объединению, и ещё одним субъектом Федерации на карте станет меньше. Слишком несопоставимы ресурсы сторонников и противников слияния двух регионов. Впрочем, наиболее серьёзной проблемой для организаторов референдума, видимо, станет не агитация за объединение, а обеспечение необходимой явки избирателей. По закону должно проголосовать не менее 50% от общего числа избирателей, а такую явку обеспечить очень трудно.

Однако все эти процессы являются для федерального центра лишь «разминкой» перед более серьезными проектами. Пока Кремль «тренировался» на уральских и сибирских регионах, где число представителей титульной нации в автономных округах слишком мало, а уровень их национального самосознания слишком низок. Куда больше проблем сулит возможное слияние регионов в европейской части России, и тем более – на Северном Кавказе.

Как известно, достаточно давно высказываются идеи о необходимости поглощения, например, Адыгеи Краснодарским краем. Для этого, казалось бы, есть все условия: республика является глубоко дотационной, находится внутри Краснодарского края (как и УОБАО – внутри Иркутской области), наконец, русские в ней составляют более 60%. Однако этническое меньшинство адыгов (их менее 25%) достаточно прочно удерживает контроль над властными структурами. В результате все объединительные процессы уничтожаются ещё в зародыше. Так, две недели назад депутаты Госсовета Адыгеи в очередной раз отклонили проект закона «О референдуме в Республике Адыгея». В этом законе местным депутатам привиделся первый этап поглощения республики Краснодарским краем. Очевидно, что в своём стремлении удержать власть этнократическая верхушка республики постарается максимально поднять недовольство жителей неславянских национальностей, а в перспективе активизировать родственных черкесов, кабардинцев и абазинов в соседних республиках. Расчёт верный - при угрозе очередной дестабилизации обстановки на и так неспокойном Северном Кавказе Кремль будет вынужден отступить.

Не меньше проблем следует ожидать и при попытках объединения Тюменской области с Ямало-Ненецком и Ханты-Манскийском автономными округами, главными нефтегазоносными регионами России. Идея об этом родилась практически сразу после приобретения округами статуса субъектов РФ. За это безуспешно боролся бывший тюменский губернатор Леонид Рокецкий. Его преемнику Сергею Собянину также не удалось радикально переломить ситуацию в пользу быстрого объединения региона.

Однако представляется, что до сих пор федеральный центр просто не проявлял в данном вопросе должной политической воли. Видимо, клубок интересов ведущих нефтяных компаний до сих пор казался слишком значительным по сравнению с возможными выгодами от объединения. Сейчас ситуация изменилась: Кремль вынашивает планы по превращению России в «энергетическую империю». Для реализации этого проекта необходимо оптимизировать управление главными нефтегазовыми провинциями страны. Не исключено, что перемещение Сергея Собянина в кресло главы администрации президента России было продиктовано в том числе и этими соображениями.

В рамках этой концепции может найтись и место губернаторам ЯНАО и ХМАО Юрию Неелову и Александру Филиппенко. Не случайно именно их кандидатуры прочат в руководители нового управления администрации президента, которое будет заниматься энергетикой. Если одного из них переместить в Москву, а второго назначить губернатором Тюменской области, процесс объединения можно смело активизировать.

Таким образом, процесс объединения российских регионов продолжается. Логика политической централизации и экономической оптимизации, которую задаёт федеральный центр, делает этот процесс неизбежным. Однако на пути стоят системные проблемы, так и не решённые нынешней властью (возможно, она их и не собиралась решать). Это во-первых, национальный вопрос, породивший Российскую Федерацию в её нынешнем асимметричном виде. Благодаря ему следует ожидать провала объединительных инициатив в национальных республиках с доминирующей титульной нацией. Во-вторых, это нерешённая проблема зависимости политической власти от олигархических бизнес-структур, контролирующих самые привлекательные российские экономические активы.

Шаги федерального центра по решению данных системных проблем позволят распространить объединительные процессы на всю территорию России, исправив тем самым доставшееся от ельцинской эпохи асимметричное федеративное устройство. Однако как именно решать эти проблемы, видимо, пока не до конца ясно и самому центру. Одно очевидно – процесс это сложный и долгий. Это обстоятельство в том числе предопределяет необходимость обеспечения жёсткой преемственности нынешнего политического курса и после ухода Владимира Путина из Кремля.

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Победа на президентских выборах в Бразилии крайне правого политика Жаира Болсонару вызвала резко негативную реакцию ведущих мировых СМИ. Избранного президента страны (он должен приступить к своим обязанностям 1 января 2019 года) иногда называют «бразильским Трампом», но тот по сравнению с Болсонару выглядит умеренным политиком. Болсонару имеет репутацию жесткого противника либерализма, социал-демократии, коммунизма, а также христианского фундаменталиста (он католик, но политически близок к бразильским протестантам-евангелистам) и гомофоба.

Владимир Путин и Синдзо Абэ на встрече в Сингапуре 14 ноября договорились ускорить переговорный процесс на основе Советско-японской совместной декларации 1956 года, предполагающей возможность передачи Токио после заключения мирного договора острова Шикотан и группы островов Хабомаи. На встрече Абэ выразил надежду, что Россия и Япония решат территориальный спор и заключат мирный договор. А Путин подтвердил, что переговоры об островах начались именно на основе декларации 1956 года.

Предсказывать исход и даже интригу президентских выборов в США, когда до них еще более двух лет, ни один уважающий себя эксперт не решится. Но о некоторых параметрах президентской гонки 2020 года можно рассуждать уже сейчас. Смысл этой статьи – показать, за чем и за кем следить, потому что американская политика, как внутренняя, так и внешняя, во все большей степени будет определяться «прицелом» на эти выборы.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net