Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

11 и 18 июня 2017 года во Франции состоятся парламентские выборы, которые станут новым испытанием для Эмманюэль Макрона. Исход парламентской гонки определит политическое будущее нового президента. Если его партия «Вперед, Республика!» получит абсолютное большинство, то у Макрона будет полная свобода рук: он сможет править с помощью ордонансов, проводить любые законы через нижнюю палату, не опасаясь вотума недоверия со стороны депутатов.

Бизнес, несмотря ни на что

Как заявил 18 мая исполнительный директор компании «Роснефть» Игорь Сечин, нефтяная компания работает над возвращением не только нефтесервисной компании «Таргин», но и других активов «Башнефти». Речь может идти об акциях «Уфаоргсинтеза» и Башкирской электросетевой компании, о которых «Роснефть» упоминает в иске к АФК «Система» на 106,6 млрд руб. «Роснефть» также может повысить исковые требования к «Системе». Тем временем, в правительстве, судя по всему, принято решение, позволяющее «Роснефтегазу» не платить дивиденды за 2016 год.

Интервью

Самый непредсказуемый президент, руководящий самой могущественной державой, прошел психологически важный рубеж – первые сто дней, после которых принято подводить промежуточные итоги политического курса нового главы государства. Политком.RU провел опрос среди экспертов-международников о том, каким они видят хозяина Белого дома по итогам первых его шагов.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Текущая аналитика

02.05.2017 | Алексей Портанский

Почему на экономических форумах не всегда говорят о главном

КЭФ-2017Десять дней назад прошел очередной Красноярский экономический форум – КЭФ-2017, один из трех крупнейших наряду с Санкт-Петербургским и Сочинским. Важнейшими вопросами его повестки были обсуждение Комплексного плана действий Правительства Российской Федерации на 2017–2025 годы, а также анализ внедрения современных управленческих технологий. В мае правительство должно представить президенту восьмилетний план действий. Кроме этого плана есть еще, как известно, программа стратегического развития России на период 2018–2024 гг. Алексея Кудрина, а также стратегия роста Столыпинского клуба, стратегия Торгово-промышленной палаты. Ожидать ли чего-то прорывного от всех этих стратегий?

У представителей власти нет единого образа будущего, заявил первый вице-премьер Игорь Шувалов после завершения работы КЭФ-2017, сделав тем самым неожиданно откровенное послесловие к состоявшемуся форуму. Помочь сформировать этот образ должно Минэкономразвития, при этом план действий Правительства не должен публиковаться пока не будут собраны предложения министерств и экспертов, уточнил высокопоставленный чиновник. Это звучит, однако, несколько странно: главное должностное лицо экономического блока правительства не видит единого образа будущего, а поручает создать его самому молодому из своих подчиненных министров, только что заступившему на свой пост.

Немало озадачили некоторые реплики представителей министерств в ходе форума. Минпромторг, к примеру, предложил ввести «план по экспорту», который должен сопровождаться «выталкиванием» предприятия на внешний рынок. Вообще-то в нормальной рыночной экономике компании сами активно стремятся выйти на новые рынки, и их туда никто не «выталкивает». Заявив, что он не понимает в чем у правительства экономическая повестка до 2025 года, министр по делам открытого правительства Михаил Абызов, со своей стороны, призвал возродить в системе госорганов советскую практику ответственности за результат, когда чиновника исключали из КПСС и увольняли с работы за невыполненное важное поручение. В общем, «Back in the U.S.S.R.», как пропели полвека назад легендарные «Битлз».

Подобного рода инициативы вынуждают предположить, что участники КЭФ – 2017, случайно или нарочно, ушли от основного. Точнее, этого основного они коснулись лишь косвенно. Например, Минэкономразвития заявило, что для выполнения плана правительства нужны ежегодные инвестиции в размере 5 трлн.руб в год, однако само министерство не знает, где их взять.

У стороннего наблюдателя может невольно возникнуть мысль: а не спрятана ли за всеми этими внешне оправданными озабоченностями какая-та главная первопричина?

Если сторонний наблюдатель при этом хотя бы в основных чертах отслеживает основное содержание экономических дискуссий в стране за последние 2-3 года, то он без труда вспомнит, что совсем недавно во главу угла ставился вполне конкретный вопрос – кардинальное изменение самой модели роста, что в свою очередь требует глубоких структурных реформ, а не просто дополнительных триллионов инвестиций в надежде на ускорение темпов роста экономики, как это предполагается планом действий правительства.

Иными словами, из сегодняшних экономических дискуссий ускользает ключевой посыл, который, кстати, и сегодня никем не опровергнут в правительстве: существующая модель роста, привязанная к эксплуатации углеводородного сырья окончательно изжила себя, и это было ясно, по меньшей мере, лет пять назад. Напомню, что на пленарном заседании на ПМЭФ в 2015 г., посвященном ситуации в российской экономике, экс-министр финансов Алексей Кудрин неожиданно предложил провести досрочные выборы президента, чтобы, наконец, приступить к выполнению структурных реформ. Неужели обо всем этом все благополучно позабыли и смена модели роста уже не является сегодня первейшим императивом? Судя по содержанию дискуссий в Красноярске и некоторым, прямо скажем, экзотическим инициативам, скорее всего действительно забыли или решили забыть.

И еще одно напоминание в развитие предыдущего. За полгода до указанного ПМЭФ в декабре 2014 г. новой модели роста для российской экономики была посвящена известная статья А.Кудрина и Е.Гурвича в журнале «Вопросы экономики», которую многие эксперты восприняли как программную для правительства. В ней авторы, в частности, показали, что проблемы, определяющие наблюдаемое торможение российской̆ экономики, носят хронический характер и не могут быть решены простыми мерами, такими как смягчение денежно-кредитной или бюджетной политики. Фундаментальная причина проблем — слабость рыночной среды, обусловленная в первую очередь доминированием государственных и квазигосударственных компаний. Поэтому содержанием новой модели роста должно стать создание сильной мотивации к повышению эффективности как для бизнеса, так и для системы государственного управления.

Но вот ни о слабости рыночной среды, ни о новой модели роста на КЭФ – 2017, кажется, речь-то и не шла вовсе. Не говорилось и о необходимости снижения роли государства в экономике, ни о реальном освобождении частной инициативы. Говорили обо всем понемногу: об инвестиционном климате, о затянувшемся кризисе, о сложной геополитической ситуации, о низкой производительности труда, о невысоких ценах на нефть, о высоком уровне издержек, о концентрации значительных финансовых средств в крупных государственных проектах и т.п. Все проблемы актуальны, однако недостает того самого звена, за которое следует потянуть, чтобы вытащить всю цепь. И это звено – структурные преобразования, без которых, признает нынешний министр финансов Антон Силуанов, полемизирующий одновременно со своим предшественником по ряду пунктов программы ЦСР, темпы роста экономики будут значительно ниже, чем могли бы – не больше 1,5% в год, что лишь усилит наше отставание не только от развитых, но и многих развивающихся стран.

Так почему же нынче на экономических форумах не говорят о главном? Объяснение напрашивается одно: на пути кардинальных экономических преобразования в который раз встает политика. А такой поворот сюжета обсуждать, судя по всему, мало кто готов – во всяком случае, на КЭФ – 2017 подобных голосов слышно не было.

Алексей Портанский – Профессор факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ, ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Последние месяцы выдались для Рамзана Кадырова нелегкими – чеченский лидер испытывает все большее давление со стороны противников внутри федеральной элиты, а также столкнулся с серьезным вызовом, исходящим извне. Как Рамзан Кадыров действует в новых условиях и сохранит ли он свои политические позиции?

7 мая новым президентом Франции был избран 39-летний Эммануэль Макрон, лидер движения «В путь!». Еще год назад абсолютный аутсайдер президентской гонки, поставивший, как казалось, на заведомо проигрышную тактику игры в политическом центре, получил во втором туре 66% голосов избирателей, опередив свою соперницу в два раза (у него 20 млн голосов против 10 млн Марин Ле Пен).

Успешное сотрудничество Астаны и Баку (назовем его «транскаспийский трек») имеет для Москвы важный прикладной интерес. Прежде всего, по причине его потенциального вклада в развитие ЕАЭС на южном направлении - в сторону Ирана.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net