Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

В течение последнего года два британских премьер-министра подряд по своей воле создали для себя лично, для своей Консервативной партии и для страны в целом огромные политические проблемы. Сначала Дэвид Кэмерон из тактических внутрипартийных соображений дал обещание о проведении референдума о членстве в ЕС, и год назад Британия крошечным большинством склонилась в сторону «Брексита». Теперь Тереза Мэй собственными руками лишила правительство абсолютного большинства в парламенте.

Бизнес, несмотря ни на что

Участник списка Forbes предприниматель Сергей Петров — о том, как он заработал первоначальный капитал на автопрокате, как выбрал название для компании и о людях, которые помогли ему построить бизнес

Интервью

В последние недели на Украине можно было заметить целую волну решений, действий и планов, направленных на ослабление связей с Россией в самых разных аспектах. О наиболее заметных из этих решений и об общем смысле происходящего в соседней стране «Политком.RU» поговорил с известным экспертом по Украине и постсоветскому пространству, доцентом РГГУ Александром Гущиным.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Текущая аналитика

02.05.2017 | Алексей Портанский

Почему на экономических форумах не всегда говорят о главном

КЭФ-2017Десять дней назад прошел очередной Красноярский экономический форум – КЭФ-2017, один из трех крупнейших наряду с Санкт-Петербургским и Сочинским. Важнейшими вопросами его повестки были обсуждение Комплексного плана действий Правительства Российской Федерации на 2017–2025 годы, а также анализ внедрения современных управленческих технологий. В мае правительство должно представить президенту восьмилетний план действий. Кроме этого плана есть еще, как известно, программа стратегического развития России на период 2018–2024 гг. Алексея Кудрина, а также стратегия роста Столыпинского клуба, стратегия Торгово-промышленной палаты. Ожидать ли чего-то прорывного от всех этих стратегий?

У представителей власти нет единого образа будущего, заявил первый вице-премьер Игорь Шувалов после завершения работы КЭФ-2017, сделав тем самым неожиданно откровенное послесловие к состоявшемуся форуму. Помочь сформировать этот образ должно Минэкономразвития, при этом план действий Правительства не должен публиковаться пока не будут собраны предложения министерств и экспертов, уточнил высокопоставленный чиновник. Это звучит, однако, несколько странно: главное должностное лицо экономического блока правительства не видит единого образа будущего, а поручает создать его самому молодому из своих подчиненных министров, только что заступившему на свой пост.

Немало озадачили некоторые реплики представителей министерств в ходе форума. Минпромторг, к примеру, предложил ввести «план по экспорту», который должен сопровождаться «выталкиванием» предприятия на внешний рынок. Вообще-то в нормальной рыночной экономике компании сами активно стремятся выйти на новые рынки, и их туда никто не «выталкивает». Заявив, что он не понимает в чем у правительства экономическая повестка до 2025 года, министр по делам открытого правительства Михаил Абызов, со своей стороны, призвал возродить в системе госорганов советскую практику ответственности за результат, когда чиновника исключали из КПСС и увольняли с работы за невыполненное важное поручение. В общем, «Back in the U.S.S.R.», как пропели полвека назад легендарные «Битлз».

Подобного рода инициативы вынуждают предположить, что участники КЭФ – 2017, случайно или нарочно, ушли от основного. Точнее, этого основного они коснулись лишь косвенно. Например, Минэкономразвития заявило, что для выполнения плана правительства нужны ежегодные инвестиции в размере 5 трлн.руб в год, однако само министерство не знает, где их взять.

У стороннего наблюдателя может невольно возникнуть мысль: а не спрятана ли за всеми этими внешне оправданными озабоченностями какая-та главная первопричина?

Если сторонний наблюдатель при этом хотя бы в основных чертах отслеживает основное содержание экономических дискуссий в стране за последние 2-3 года, то он без труда вспомнит, что совсем недавно во главу угла ставился вполне конкретный вопрос – кардинальное изменение самой модели роста, что в свою очередь требует глубоких структурных реформ, а не просто дополнительных триллионов инвестиций в надежде на ускорение темпов роста экономики, как это предполагается планом действий правительства.

Иными словами, из сегодняшних экономических дискуссий ускользает ключевой посыл, который, кстати, и сегодня никем не опровергнут в правительстве: существующая модель роста, привязанная к эксплуатации углеводородного сырья окончательно изжила себя, и это было ясно, по меньшей мере, лет пять назад. Напомню, что на пленарном заседании на ПМЭФ в 2015 г., посвященном ситуации в российской экономике, экс-министр финансов Алексей Кудрин неожиданно предложил провести досрочные выборы президента, чтобы, наконец, приступить к выполнению структурных реформ. Неужели обо всем этом все благополучно позабыли и смена модели роста уже не является сегодня первейшим императивом? Судя по содержанию дискуссий в Красноярске и некоторым, прямо скажем, экзотическим инициативам, скорее всего действительно забыли или решили забыть.

И еще одно напоминание в развитие предыдущего. За полгода до указанного ПМЭФ в декабре 2014 г. новой модели роста для российской экономики была посвящена известная статья А.Кудрина и Е.Гурвича в журнале «Вопросы экономики», которую многие эксперты восприняли как программную для правительства. В ней авторы, в частности, показали, что проблемы, определяющие наблюдаемое торможение российской̆ экономики, носят хронический характер и не могут быть решены простыми мерами, такими как смягчение денежно-кредитной или бюджетной политики. Фундаментальная причина проблем — слабость рыночной среды, обусловленная в первую очередь доминированием государственных и квазигосударственных компаний. Поэтому содержанием новой модели роста должно стать создание сильной мотивации к повышению эффективности как для бизнеса, так и для системы государственного управления.

Но вот ни о слабости рыночной среды, ни о новой модели роста на КЭФ – 2017, кажется, речь-то и не шла вовсе. Не говорилось и о необходимости снижения роли государства в экономике, ни о реальном освобождении частной инициативы. Говорили обо всем понемногу: об инвестиционном климате, о затянувшемся кризисе, о сложной геополитической ситуации, о низкой производительности труда, о невысоких ценах на нефть, о высоком уровне издержек, о концентрации значительных финансовых средств в крупных государственных проектах и т.п. Все проблемы актуальны, однако недостает того самого звена, за которое следует потянуть, чтобы вытащить всю цепь. И это звено – структурные преобразования, без которых, признает нынешний министр финансов Антон Силуанов, полемизирующий одновременно со своим предшественником по ряду пунктов программы ЦСР, темпы роста экономики будут значительно ниже, чем могли бы – не больше 1,5% в год, что лишь усилит наше отставание не только от развитых, но и многих развивающихся стран.

Так почему же нынче на экономических форумах не говорят о главном? Объяснение напрашивается одно: на пути кардинальных экономических преобразования в который раз встает политика. А такой поворот сюжета обсуждать, судя по всему, мало кто готов – во всяком случае, на КЭФ – 2017 подобных голосов слышно не было.

Алексей Портанский – Профессор факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ, ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

В 2017 году большинство стран СНГ отмечают четвертьвековой юбилей установления дипломатических отношений между собой и с остальным внешним миром. В рамках стратегии диверсификации советских интеграционных связей, сконцентрированных на России, основным приоритетом становилась политика выстраивания отношений со странами Запада и главными мировыми донорами - такими, как, например, Япония. В течении 1990-х, первого десятилетия независимости государств СНГ, их отношения с Китаем были в некоторой степени в тени отношений с Россией.

После визита Владимира Путина во Францию, одним из ключевых вопросов остается, какой будет внешняя политика Эммануэля Макрона? Удастся ли ему вдохнуть новую жизнь во внешнеполитическую стратегию Европы на базе франко-германского союза? Будет ли найден европейский проект урегулирования сирийского кризиса и в какой степени он окажется совместимым или противоположным по отношению к астанинскому проекту Москвы? Каково отношение Макрона к политике Дональда Трампа и каким будет треугольник отношений Вашингтон-Париж-Берлин? Внешнеполитический проект Макрона пока кажется очень расплывчатым, но в нем выделяются три кита: Европа, Ближний Восток и Африка.

Итоги Венской конференции (25 мая) нефтедобывающих стран оказались для частников рынка одновременно и предсказуемыми, и несколько ниже планки ожиданий. Вопреки новостным интригам предшествующих дней принятое решение не предполагает увеличения объема сокращений (1,8 млн баррелей в сутки остались незыблемыми). Новых стран, присоединившихся к соглашению о «заморозке», не прибавилось.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net