Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

11 и 18 июня 2017 года во Франции состоятся парламентские выборы, которые станут новым испытанием для Эмманюэль Макрона. Исход парламентской гонки определит политическое будущее нового президента. Если его партия «Вперед, Республика!» получит абсолютное большинство, то у Макрона будет полная свобода рук: он сможет править с помощью ордонансов, проводить любые законы через нижнюю палату, не опасаясь вотума недоверия со стороны депутатов.

Бизнес, несмотря ни на что

Как заявил 18 мая исполнительный директор компании «Роснефть» Игорь Сечин, нефтяная компания работает над возвращением не только нефтесервисной компании «Таргин», но и других активов «Башнефти». Речь может идти об акциях «Уфаоргсинтеза» и Башкирской электросетевой компании, о которых «Роснефть» упоминает в иске к АФК «Система» на 106,6 млрд руб. «Роснефть» также может повысить исковые требования к «Системе». Тем временем, в правительстве, судя по всему, принято решение, позволяющее «Роснефтегазу» не платить дивиденды за 2016 год.

Интервью

Самый непредсказуемый президент, руководящий самой могущественной державой, прошел психологически важный рубеж – первые сто дней, после которых принято подводить промежуточные итоги политического курса нового главы государства. Политком.RU провел опрос среди экспертов-международников о том, каким они видят хозяина Белого дома по итогам первых его шагов.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Текущая аналитика

03.05.2017 | Александр Гущин

Меркель в Сочи: украинский вопрос

Путин, МеркельВстреча федерального канцлера Германии Ангелы Меркель и президента России Владимира Путина в Сочи ожидалась с нетерпением, однако оставила больше вопросов, чем ответов, хотя кардинальных решений и прорывов от нее по большому счету никто и не ожидал. Тем не менее, сам факт встречи и очередного обсуждения в ее ходе проблемы урегулирования конфликта в Донбассе очень важен.

Анализируя встречу в ее украинском измерении, следует учитывать, что по сути дела украинский вопрос не обсуждался с глазу на глаз с прошлого года. Вся первая половина 2017 г. сопровождалась лишь телефонными разговорами, а тем временем, ситуация с урегулированием конфликта стала с одной стороны еще более замороженной, а с другой - подверженной новым тенденциям, которые явно не говорят о возможности скорого урегулирования.

В украинской политике сегодня в отношении Донбасса наблюдается явный диссонанс - на словах речь идет о необходимости реинтеграции на украинских условиях, на основе принципа – «сначала безопасность и граница, а потом политический процесс». Но все больше в политическом дискурсе превалирует линия на фактический отказ от Донбасса и перекладывание ответственности за него на Москву. В украинском обществе блокада Донбасса, несмотря на всю неоднозначность этого действия, с точки зрения экономических интересов страны и с точки зрения негативного влияния блокады на возможности реинтеграции людей, а не только территорий, получила довольно значительную поддержку.

Во многом это было вызвано тем, что исчерпал себя тот формат, который существовал все предыдущее время с начала конфликта. Россия объявлялась неофициально агрессором, но, тем не менее, шла торговля с территориями самопровозглашенных республик, а Украина, например, выступала категорически против потери той роли, которую имеет ее газотранспортная система в прокачке газа из России в Европу. Удобство для власти заключалось в том, что получая выгоды от торговли, одновременно можно было всегда мобилизовать общество вокруг внешней угрозы. Однако сегодня такая линия, по крайней мере в том виде в котором она реализовывалась раньше стала невозможной и украинская власть решила фактически в условиях,когда она не может пойти против значительной части политических сил и общества, возглавить процесс и ввести его в более контролируемое русло. Тем более, что блокада во внешнеполитическом контексте невыгодна Москве, так как фактически разрывает одну их возможностей влияния через ДНР и ЛНР на Украину в целом.

Сегодня в Украине сформировалось довольно четкое убеждение в том, что возврат Донбасса не на условиях Украины, а возможно и вообще возврат как таковой приведет только к рискам неконтролируемого распада или, по крайней мере, к требованиям остальных регионов о федерализации. Это приведет также к возвращению в электоральное поле Украины нескольких миллионов нелояльного Киеву населения, что не устраивает Киев. Кроме того возвращение Донбасса в условиях деиндустриализации и даже аграризации страны вызывает вопросы в Киеве и с точки зрения социально-экономической необходимости, без Донбасса о Украине индустриальной можно фактически забыть.

Тем не менее, пойти на принятие «закона об оккупированных территориях» в одностороннем порядке Украина, по крайней мере, сейчас, пока нет сильной эскалации, тоже не может, ведь тогда Киев фактически нарушит минские договоренности, в которых ничего об этом не сказано, и которые предусматривают совсем другой алгоритм решения кризиса. Это особенно опасно для Киева в условиях того, что санкции против России привязаны именно к выполнению минских соглашений и их нарушение Украиной формально дает повод к пересмотру санкционного режима. Конечно, привязка эта довольно формальная, ясно, что наличие или отсутствие санкций зависит уже сегодня не только от Украины, но и от более широкого контекста отношений России и Запада, но формальный повод к рассморению этого вопроса тогда появится и многие силы в Европе, которые выступают против санкций, будут использовать это.

В настоящий момент наблюдается отчетливая тенденция все большего отхода Донбасса от экономического поля Украина и реинтеграции с восточным соседом. Эта реинтеграция может даже никогда и не будет формализована, но де факто она идет и Донбасс постепенно уходит, и уже в значительной степени ушел из не только украинского экономического, но и социального, ментального и гуманитарного пространства. Все это дает основания украинским властям вести политику выжидания и затягивания урегулирования, что при одновременном получении от МВФ ограниченной, но достаточной для поддержания экономики на плаву и обеспечения незначительного экономического роста помощи воспринимается как вполне приемлемый вектор.

Тем не менее, опасений у Киева действительно много. Конечно, помощь от МВФ продолжает поступать, но очевиден и тренд в политике администрации Трампа к сокращению помощи целому ряду стран находящихся в состоянии транзита, и нуждающихся в финансовой поддержке. Например, существует проект по значительному сокращению выделения средств на программы USAID, что может сказаться, к примеру, на грантах. И дело здесь не только в восприятии в США именно Украины, сколько в целом в восприятии новой американской администрацией своих отношений с целым рядом стран, которые она не считает приоритетными. Сегодня уже общим местом стало и говорить о том, что Европа устала о украинского кризиса. Во многом это так и есть, не говоря уже о том, что значительные силы бизнеса открыто выступают против санкций.

Тем не менее, визит А.Меркель показал, что пока говорить о каком-то сближении позиций Москвы и Берлина не приходится не только в отношении Украины, но и всего комплекса отношений России и Германии и России и ЕС. Проблематика Украины, безусловно, была одной и важнейших в ходе встречи лидеров России и Германии, и уже одно само по себе превалирование украинский темы говорит о сложном и негативном фоне переговоров. Это подтвердили и все заявления Меркель, сделанные в ходе пресс-конференции. Канцлер фактически заявила о необходимости реализовать порядок действий – «безопасность – политическое урегулирование» и переложила в общем ответственность выполнение первого пункта этой связки на Москву, а также сказала о передаче границы Киеву, что по-прежнему неприемлемо для Москвы. Кроме того, она высказала опасения в плане решений Москвы, направленных на изменение паспортного режима с жителями республик.

Все это свидетельствует о том, что, несмотря на ставшие уже привычными слова о важности и необходимости соблюдения минских соглашений никаких подвижек по украинскому урегулированию у сторон нет, как нет их и во взаимном восприятии сторон в целом. Разговор на разных языках продолжается.

Кроме того визит носит и безусловное внтуриполитическое значение для Меркель. Она демонстрирует своим оппонентам из СДПГ, а также партнерам по коалиции, что она управляет процессом, что именно она предваряет будущую встречу В. Путина и Д.Трампа в Гамбурге и что именно она продолжает играть первую скрипку в Европе в контактах с Москвой, а вовсе не политики регионального уровня из Баварии. Безусловно, важен и момент, связанный с предстоящими выборами в Германии, где уже сейчас высказываются опасения о возможном влиянии России на результат, как с точки зрения компьютерных технологий, так и исходя, например, из того, что на территории Германии проживает большое число выходцев из России.

Что же касается Украины, то сегодня можно констатировать только то, что в условиях предстоящих выборов в Германии каких-то кардинальных изменений в конфигурации урегулирования позиций сторон по этому вопросу вряд ли произойдет, как вряд ли вплоть до весны 2018 г. изменится кардинально и позиция Москвы. Пока в отношениях ЕС и России на украинском направлении наблюдаются очевидные противоречия, и складывающаяся электоральная картина, во Франции и Германии свидетельствует скорее о вероятности сохранения этой тенденции.

Александр Гущин – доцент Российского государственного гуманитарного университета

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Последние месяцы выдались для Рамзана Кадырова нелегкими – чеченский лидер испытывает все большее давление со стороны противников внутри федеральной элиты, а также столкнулся с серьезным вызовом, исходящим извне. Как Рамзан Кадыров действует в новых условиях и сохранит ли он свои политические позиции?

7 мая новым президентом Франции был избран 39-летний Эммануэль Макрон, лидер движения «В путь!». Еще год назад абсолютный аутсайдер президентской гонки, поставивший, как казалось, на заведомо проигрышную тактику игры в политическом центре, получил во втором туре 66% голосов избирателей, опередив свою соперницу в два раза (у него 20 млн голосов против 10 млн Марин Ле Пен).

Успешное сотрудничество Астаны и Баку (назовем его «транскаспийский трек») имеет для Москвы важный прикладной интерес. Прежде всего, по причине его потенциального вклада в развитие ЕАЭС на южном направлении - в сторону Ирана.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net