Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

В течение последнего года два британских премьер-министра подряд по своей воле создали для себя лично, для своей Консервативной партии и для страны в целом огромные политические проблемы. Сначала Дэвид Кэмерон из тактических внутрипартийных соображений дал обещание о проведении референдума о членстве в ЕС, и год назад Британия крошечным большинством склонилась в сторону «Брексита». Теперь Тереза Мэй собственными руками лишила правительство абсолютного большинства в парламенте.

Бизнес, несмотря ни на что

Участник списка Forbes предприниматель Сергей Петров — о том, как он заработал первоначальный капитал на автопрокате, как выбрал название для компании и о людях, которые помогли ему построить бизнес

Интервью

В последние недели на Украине можно было заметить целую волну решений, действий и планов, направленных на ослабление связей с Россией в самых разных аспектах. О наиболее заметных из этих решений и об общем смысле происходящего в соседней стране «Политком.RU» поговорил с известным экспертом по Украине и постсоветскому пространству, доцентом РГГУ Александром Гущиным.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Текущая аналитика

11.05.2017 | Евгений Ляпин

Политический кризис в Македонии: новый вызов для европейской дипломатии

МакедонияСобытия 2017-го года на Западных Балканах стали серьезным испытанием для региональной политики Евросоюза. Демарши Милорада Додика, направленные на дезинтеграцию Боснии и Герцеговины, нарастание автократических тенденций в Сербии и связанная с этим волна протестов, ультиматумы лидеров Косово и Албании приступить к объединению – евродипломатия вынуждена проходить один стресс-тест за другим. Еще одним вызовом стал македонский политический кризис, который грозит перерасти в межэтнический конфликт.

Долгое время главным контрагентом для евроатлантических структур в балканской республике оставался премьер-министр и лидер правящей партии «Внутренняя македонская революционная организация — Демократическая партия за македонское национальное единство» (ВМРО-ДПМНЕ) Никола Груевский. В Брюсселе считалось, что Груевский - именно тот лидер, который сможет обеспечить стабильность в стране, поддерживать мир между славянской и албанской общинами и вести последовательный курс на евроинтеграцию. Поддерживая его и ВМРО-ДПМНЕ, Евросоюз часто закрывал глаза на обвинения в коррупции и авторитарных наклонностях.

Однако события 2015 года нанесли огромный удар по репутации македонского премьера. Представителями оппозиции были обнародованы свидетельства целого ряда преступлений, в которых были замешаны Груевский и его окружение – от фальсификации выборов и организации незаконного прослушивания телефонных разговоров до растраты бюджетных средств и создания коррупционных схем. Последовавший кризис привел к парламентским выборам (декабрь 2016 года). По их итогам, ВМРО-ДПМНЕ набрал всего на два депутатских мандата больше, чем оппозиционный Социал-демократический союз Македонии (СДСМ) Зорана Заева. «Золотую карту» получили партии, представляющие интересы албанской общины. Им представилась уникальная возможность обменять свою лояльность на максимально возможные уступки и преференции: предоставление албанскому языку статуса второго государственного, расширение прав самоуправления для районов, населенных албанцами и реформа государственной символики. СДСМ с самого начала демонстрировала готовность к компромиссу по этим вопросам. Заев не жалел комплиментов в адрес албанской части своего электората. Тем временем, ВМРО-ДПМНЕ в стремлении подать себя защитниками славянства активно осваивала дискурс македонского консервативного национализма.

1 марта было объявлено о формировании новой парламентской коалиции (67 депутатов из 120), в которую вошли социал-демократы и три албанских партии – Демократический союз за интеграцию, движение BESA и «Альянс за албанцев». Однако президент республики Георге Иванов, занявший свой пост в качестве кандидата от ВМРО-ДПМНЕ, отказался вручить Заеву мандат на формирование кабинета министров. В обращении к нации он мотивировал свое решение тем, что программа коалиции фактически составлена в Тиране и как таковая заключает угрозу для территориальной целостности и суверенитета Македонии.

Решение Иванова было с сочувствием воспринято РФ. Требования албанцев «ведут дело к подрыву конституционных устоев, а в конечном итоге – дезинтеграции страны», — говорится в официальном комментарии МИДа. В реакции западных партнеров Македонии, напротив, прослеживалось явное разочарование и недоумение. Позиция США была озвучена в заявлении посла Джеса Бейли: «Это несопоставимо с основными демократическими принципами и верховенством закона, которые являются ключевыми ценностями НАТО». В странах ЕС действия македонского руководства расценили как намеренное затягивание кризиса, что может создать серьезные препятствиями на пути евроинтеграции. Министр иностранных дел Германии Зигмар Габриэль призвал Иванова «изменить свое решение… в интересах граждан своей страны».

Отдельно стоит остановиться на реакции албанских соседей Македонии. Ожидаемо резким был тон президента Косово Хашима Тачи: «Президент Иванов своим жестким обращением с Конституцией и законами продемонстрировал антиалбанскую позицию. Таким решением он может похоронить демократию». Премьер-министр Албании Эди Рама, которого называют одним из архитекторов новой парламентской коалиции в македонском парламенте, язвительно написал на своей странице в Facebook’е: «Господин Иванов, албанский язык не является вражеским. Без албанцев Македонии не существует, дорогой президент!».

Следующие полтора месяца были отмечены попытками высокопоставленных европейских дипломатов уговорить Иванова отозвать свое решение и позволить оппозиции сформировать правительство. Однако это мягкое давление, похоже, прекрасно укладывается в стратегию Груевского и его однопартийцев. Она имеет две основных составляющих. Первая – это максимальная дискредитация Зорана Заева. Проправительственная пресса выставляет его в крайне невыгодном свете – как марионетку Запада и участника антигосударственного сговора с албанскими сепаратистами. Вторая – выстраивание PR-образа Иванова и Груевского как защитников национального достоинства и суверенитета, противостоящих вмешательству европейских бюрократов во внутренние дела страны. Президент Македонии демонстративно проигнорировал визиты в Скопье сначала еврокомиссара по вопросам расширения и политики добрососедства Йоханнеса Хана (в марте), а затем и сопредседателя Европейского совета по международным отношениям Карла Бильдта (в апреле). Это стало эффектным подкреплением для информационной кампании правящей партии. Курс Иванова с благосклонностью был принят Москвой.

Очевидно, что результаты декабрьских выборов не оставляют ВМРО-ДПМНЕ шансов легально остаться у власти. Этот перспектива, по словам обозревателя Deutsche Welle Бориса Георгиевски, «с высокой долей вероятности означала бы и лишение свободы на долгие годы» для Груевского и многих его соратников.

Единственный выход для них в блокаде и саботаже деятельности нового парламента, а затем объявление еще одних выборов. Если ВМРО-ДПНЕ удастся сыграть на исторических травмах и национальном чувстве македонцев, то она вполне сможет нанести поражение социал-демократам, набрать большинство в новом парламенте и единолично сформировать правительство, не считаясь с интересами албанских национальных партий. С прицелом на такой сценарий сторонники Груевского развернули масштабную уличную активность. 21 марта на демонстрацию против парламентской коалиции в Скопье вышли более 50 тыс. человек. Они вышли под лозунгами «За единую Македонию» и «За новые парламентские выборы».

Между тем, вечером 27 апреля парламентская коалиция предприняла еще одну попытку получить мандат на формирование правительства. На должность спикера был избран этнический албанец Талат Джафери. Представляя его, Заев произнес торжественную речь: «Дорогие сограждане, моя страна, я поздравляю вас с выборами нового спикера парламента, и да поможет нам Бог». Вскоре после этого на депутатов коалиции напали участники националистической организации «За единую Македонию». В общей сложности, травмы получили 102 человека, включая самого Заева, его заместителя Радмилы Шекеринской, членов СДСМ Петре Шилегова, Горана Мисовского, Дамьяна Манчевского и председателя «Альянса за албанцев» Зиядина Селу. Неоднозначную оценку получили действия полиции. Пока одни подразделения защищали подступы к парламенту при помощи шумовых гранат, другие фактически позволили протестующим радикалам проникнуть в сессионный зал и устроить погром. Порядок удалось восстановить лишь спустя час. Заев возложил ответственность за происшедшее на Груевского, Иванова, бывшего спикера Трайко Веляноского и главу Бюро национальной безопасности Митко Чавкова.

«Захват парламента не был ни спонтанным, ни случайным - все было спланировано и организовано Груевским и его партией. <…> Их расчет заключается в том, что дестабилизация ситуации в стране станет козырем в руках бывшего премьера. В этом случае он выступит в роли гаранта стабильности, и международное сообщество снова признает его партнером по переговорам, что, в свою очередь, помогло бы ему избежать наказания за свои собственные проступки», - уверен Борис Георгиевский.

Иванов отказался признать легитимность избрания Джафери спикером, сославшись на допущенные в ходе процедуры нарушения регламента. Груевский, хотя и осудил проявление насилия, непосредственным виновником погрома назвал СДСМ. В эфире канала Telma TV он выступил еще резче: «Социал-демократический союз и только Социал-демократический союз несет ответственность за инцидент в Парламенте». Далее бывший премьер перешел на откровенно алармистскую риторику: «Люди должны знать, что иностранцы пытаются установить власть своих марионеток, чтобы навсегда стереть наше имя, идентичность и нашу страну». Груевский настаивает на существовании целого международного заговора с целью отстранить ВМРО-ДПНЕ. Состав его участников соответствует неизменному «антилиберальному бинго»: правительства западных стран, местные негосударственные организации и медиа, контролируемые Фондом Сороса. Российское внешнеполитическое ведомство заняло схожую позицию: «27 апреля проигравшая по итогам парламентских выборов оппозиция фактически осуществила попытку насильственного захвата власти в стране, инициативно избрав председателя собрания (парламента) с грубым нарушением установленных процедур. В результате возникшей потасовки с участием демонстрантов, выступивших против «самозванцев», имеются пострадавшие, некоторые из которых были госпитализированы. <…> Произошедшее планировалось заранее, с негласного ведома «внешних кураторов» македонской оппозиции».

Западные дипломаты, в свою очередь, единодушно приветствовали избрание Джафери и осудили нападение на парламент. Однако их заявления не произвели видимого впечатления на Иванова. Некоторого прогресса удалось достичь заместителю помощника госсекретаря США по делам Центрально-европейских стран Хойту Йи. По итогам переговоров с ним, президент Македонии допустил вручение правительственного мандата оппозиционной коалиции, но только, если она предоставить серьезные гарантии сохранения унитарного устройства страны. Тем не менее, данный вариант никак не формализован и не может считаться официальной «дорожной картой».

Несмотря на то, что представители евродипломатии часто дают комментарии по поводу македонского кризиса, эксперты считают ее роль довольно невыразительной. «Если ЕС не будет действовать решительно, это покажет его слабым не только в Македонии, но во всем регионе», - предупреждает бывший посол Евросоюза в балканской республике Эрфан Фьоре. Вместе с тем, лишь Брюссель располагает достаточным авторитетом, ресурсом и опытом для урегулирования македонской проблемы, включая ее этническую составляющую. Даже если изъять ситуацию с правами албанской общины из контекста националистической демагогии, она все равно остается крайне болезненной. Для албанцев национальная идентичность по-прежнему остается важнее гражданской. Они продолжают в большей степени ориентироваться скорее на Тирану и Приштину, чем на Скопье. Албанский политикум подвержен, в сущности, тем же порокам, что и македонский – безответственность, коррумпированность, популизм и склонность к шовинистической патетике – и потому не может служить фактором стабильности. Призрак «Великой Албании» - мечта албанцев и кошмар славян – по-разному эксплуатируется пропагандой обеих сторон политического конфликта.

Едва ли не единственное, что может мирно и прочно удержать национальные общины в рамках единой Македонии - это четко оформленная перспектива присоединения к ЕС. Именно предоставление статуса страны-кандидата на вступление в Евросоюз (который сейчас находится под угрозой из-за позиции Иванова и ВМРО-ДПНЕ) позволило купировать конфликт 2001 года и предотвратить крупную межэтническую войну. Уровень еврооптимизма снизился за последнее десятилетие, но остается очень значительным: 77% граждан республики поддерживают вступление в Европейский союз, причем среди албанцев данный показатель еще выше. С точки зрения заместителя главного редактора Carnegie.ru Максима Саморукова, для Македонии, как и для других балканских государств, «Евросоюз является последней безальтернативной надеждой на относительно благополучное будущее». «Поэтому если возможность вступить в ЕС станет для них реальной, то они будут готовы на самые радикальные уступки в урегулировании постюгославских конфликтов», - заключает эксперт. Но чтобы восстановить свое влияние на Западных Балканах Евросоюзу, видимо, придется отказаться от комфортного, но совершенно тупикового курса на «подмораживание» ситуации и выработать принципиальную долгосрочную стратегию.

Евгений Ляпин – политический обозреватель

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

В 2017 году большинство стран СНГ отмечают четвертьвековой юбилей установления дипломатических отношений между собой и с остальным внешним миром. В рамках стратегии диверсификации советских интеграционных связей, сконцентрированных на России, основным приоритетом становилась политика выстраивания отношений со странами Запада и главными мировыми донорами - такими, как, например, Япония. В течении 1990-х, первого десятилетия независимости государств СНГ, их отношения с Китаем были в некоторой степени в тени отношений с Россией.

После визита Владимира Путина во Францию, одним из ключевых вопросов остается, какой будет внешняя политика Эммануэля Макрона? Удастся ли ему вдохнуть новую жизнь во внешнеполитическую стратегию Европы на базе франко-германского союза? Будет ли найден европейский проект урегулирования сирийского кризиса и в какой степени он окажется совместимым или противоположным по отношению к астанинскому проекту Москвы? Каково отношение Макрона к политике Дональда Трампа и каким будет треугольник отношений Вашингтон-Париж-Берлин? Внешнеполитический проект Макрона пока кажется очень расплывчатым, но в нем выделяются три кита: Европа, Ближний Восток и Африка.

Итоги Венской конференции (25 мая) нефтедобывающих стран оказались для частников рынка одновременно и предсказуемыми, и несколько ниже планки ожиданий. Вопреки новостным интригам предшествующих дней принятое решение не предполагает увеличения объема сокращений (1,8 млн баррелей в сутки остались незыблемыми). Новых стран, присоединившихся к соглашению о «заморозке», не прибавилось.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net