Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

31.07.2017 | Татьяна Становая

Американский закон о санкциях – новая веха геополитического кризиса

Конгресс25 июля Палата представителей Конгресса США подавляющим большинством голосов (419 членов – за, 3 – против) одобрила законопроект, вводящий санкции в отношении России, Ирана и Северной Кореи. 27 июля закон получил одобрение и Сената: 98 – за, против – 2. Он не только вводит санкции, но и значительно сужает прерогативы президента в реализации санкционной политики.

Президент России Владимир Путин по итогам встречи с президентом Финляндии заявил, что «в какой-то момент придётся отвечать, потому что невозможно бесконечно терпеть хамство в отношении нашей страны». 28 июля Россия объявила о сокращении числа американских дипломатов в Москве и о лишении США права пользования двумя зданиями в российской столице. Эти меры готовились еще в начале года как ответ на действия еще администрации Барака Обамы. Тогда их не стали принимать, рассчитывая на сближение с новой администрацией, теперь надежд больше нет.

Один из главных вопросов – подпишет ли Дональд Трамп принятый закон – под конец недели утратил своё значение для России: администрация Белого дома заявила, что Трамп может либо подписать документ, либо наложить на него вето, предложив вариант еще более жёстких санкций в отношении России. Таким образом, выбор был уже не между введением или невведением санкций, а между жёстким и более жёстким сценарием их введения. Ситуация также отличается тем, что Конгресс легко преодолеет вето, наложенное на закон, но в таком случае президент окажется в более конфронтационных отношениях с парламентом, чем в случае одобрения документа.

В России на всё происходящее смотрят с большим разочарованием. Надежды на то, что Путину и Трампу удастся хотя бы частично развернуть негативную динамику отношений после первой встречи, так и не оправдались. Глава комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев на своей странице в Facebook написал: «Надежда умирает последней, но она умирает. Судя по монолитному голосованию в Палате представителей по санкционному пакету против России, Ирана и КНДР, не будет не только прорыва, но и нормализации. Более того, дальнейшая деградация двустороннего сотрудничества становится неизбежной, хотя дальше вроде бы уже некуда».

Принятие нового закона кажется вторым значимым событием, подводящим черту под протрамповскими иллюзиями в России. Первым таким событием стала атака США на аэродром в Сирии, с которого правительственные силы наносили удары по противникам и якобы производили химическую атаку. Действия США вызвали шок в Москве, отреагировавшей крайне эмоционально. Однако тогда из ситуации удалось вырулить, договорившись в итоге об условном перемирии и создании зоны безопасности на юге Сирии (с участием Иордании). Подготовка к встрече двух президентов в Гамбурге еще более микшировала негатив от сирийской истории.

Сейчас принятие санкционного закона выглядит новым рубежом, за пределами которого договариваться будет гораздо сложнее. Если изначально ставка делалась на «большую сделку» с Дональдом Трампом, затем на хаотичность американской политики, оставляющей поле для манёвра, то сейчас у России не остаётся практически никаких возможностей для выстраивания хоть какой-то позитивной повестки.

Закон неприятен для России не только новыми санкциями, но и более жёстким подходом к путинскому режиму как таковому. Так, он обязывает министра финансов по согласованию с директором национальной разведки и госсекретарём США представлять ежегодно доклады о ключевых политических фигурах России и олигархах, уровне их близости к Владимиру Путину и другим членам российской правящей элиты, масштабах их состояний и источниках доходов, родственниках, включая супругов, детей, родителей, об их активах, включая инвестиции, бизнес-интересы, собственность, приносящую доходы, о выявлении зарубежных компаний, аффилированных с этими лицами.

Закон также подразумевает меры, призванные ограничить влияние России в Европе и Евразии. В связи с этим президент должен будет представить доклад «Об организациях СМИ (Медиа), контролируемых и финансируемых правительством России». В него будет включена информация о тех СМИ, которые влияли на исход избирательных кампаний в любой стране Европы и Евразии в течение предыдущего года, включая как прямую поддержку политических партий, кандидатов, лоббистских кампаний, так и поддержку неправительственных организаций и структур гражданского общества, писал главред «Независимой газеты» Константин Ремчуков. США также намерены поддержать создание комиссии по свободе СМИ в Совете Европы по аналогии с Венецианской комиссией, занимающейся вопросами верховенства закона. Эта комиссия будет готовить экспертные рекомендации правительствам по поддержанию правового и регулятивного режимов, поддерживающих свободные и независимые СМИ и информированное гражданское сообщество, «способное делать различия между репортажами, основанными на фактах, мнением и дезинформацией». Конгресс утвердил финансирование «Фонда противодействия российскому влиянию» в размере 250 млн долларов на 2018 и 2019 финансовые года.

Кремль и МИД пока не торопятся переходить к резко негативной риторике, свойственной периоду президентства Барака Обамы. В заявлениях чувствуется как глубокое разочарование, так и непонимание, как действовать дальше. Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков назвал новости из Вашингтона «весьма печальными с точки зрения российско-американских отношений и перспектив их развития». Заместитель министра иностранных дел МИД РФ Сергей Рябков сказал агентству ТАСС, что принятие законопроекта – это осознанный выбор врагов России в США, которые «совсем распоясались и не знают удержу в своем раже». «Соответственно, мы так и будем воспринимать сегодняшнюю Америку. Вашингтон – источник опасности, – заявил он. – Это надо понимать и действовать, сообразуясь с таким пониманием: взвешенно, разумно и спокойно».

Таким образом, происходит очень интересная трансформация восприятия США со стороны российской правящей элиты. Если при Бараке Обаме негатив был адресован и сосредоточен на Белом доме и его политике, то сейчас он становится «страновым» – относящимся к американской элите и доминирующим там «ястребам». При этом восприятие Дональда Трампа не становится отчетливо негативным, однако появляется понимание, что рассчитывать на него не приходится. Такая диверсификация отношения будет в действительности ограничивать политику ответных действий, так как подразумевает всегда сохраняющуюся гипотетическую возможность маневрирования между Трампом и его противниками. И хотя пока такое маневрирование – скорее возможность очень теоретическая, Кремль будет стараться не «сжигать мосты» в отношениях с главой Белого дома.

28 июля МИД России предписал США до 1 сентября сократить общую численность персонала своего посольства в Москве и генконсульств в Санкт-Петербурге, Екатеринбурге и Владивостоке до 455 человек. Таким образом, свои должности оставят 755 человек – это беспрецедентное сокращение за всю историю современной России. Американские граждане вернутся домой, а россияне будут уволены. При этом с 1 августа американские дипломаты лишаются права на использование дачи в Серебряном Бору и склада на Дорожной улице в Москве.

Однако это только начало. Источники «Коммерсанта» в МИДе отмечали, что в дипломатической сфере Москва может отказаться от сотрудничества с Вашингтоном по тем вопросам, которые для него критически важны. Например, сейчас США добиваются от России усиления мер давления на КНДР, в том числе в Совете Безопасности ООН. Как заявил Константин Косачев, «реакция должна быть не симметричная, но болезненная для американцев». При этом на вопрос «Коммерсанта», о каких конкретно мерах может идти речь, он указал, что «обозначил лишь принцип: несимметрично и чувствительно. То есть за исключением сфер, где есть ущерб нашим интересам, и точечно, с прицелом».

Глава Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Александр Шохин также заявил «Коммерсанту», что Россия может отказаться от поставок в США российских двигателей РД-180 и свернуть сотрудничество по эксплуатации Международной космической станции (МКС). Однако он признал, что в торгово-экономической сфере значимых рычагов у России нет. Член-корреспондент Российской академии космонавтики Андрей Ионин отметил, что названные Шохиным меры – выстрел в ногу самой России. «Наши двигатели стоят на ракете Atlas 5 компании Lockhead-Martin, и у американцев есть две другие ракеты: Delta компании Boeing и Falcon Илона Маска, которые претендует на 60% рынка. Если мы перестанем продавать двигатели, у американцев уйдет некоторое время на то, чтобы перебросить нагрузку на Delta и Falcon, но о параличе речь не идет, – пояснил он «Коммерсанту». – Что касается МКС, то запрет на перевозки американцев приведет к остановке ее работы. Станция – большая коммунальная квартира, где лишних людей нет, и если с одним что-то произойдет, ее придется затопить. Это, кстати, планировалось изначально и так сделать в 2015 году, затем передвинули на 2020 год и сейчас – на 2024-й».

Прямой товарооборот между странами невелик: в 2016 году он составил всего $20,2 млрд и распределен примерно пополам, писал «Коммерсант». Из США в Россию поставляется в основном продукция машиностроения и прочее высокотехнологическое оборудование (в том числе для энергетики и нефтедобычи и переработки, треть импорта вообще идет под грифом «секретный код»). Заменить его, вероятно, возможно – например, европейскими аналогами, но это может быть затруднительно, в том числе технологически, и точно окажется большей проблемой для Москвы, чем для Вашингтона, поскольку затронет не просто рядовых граждан (как продуктовые санкции против Европы и Турции), а целые стратегически важные отрасли. Крупнейшей статьей российских поставок в США являются нефтепродукты (35% экспорта в 2016 году), в основном это нефть из балтийских портов и Арктики, газовый конденсат и нафта. Но американские НПЗ могут без труда приобрести эти продукты на рынке, равно как и нефтяники РФ легко найдут других покупателей, говорили собеседники «Коммерсанта» в отрасли. Издание подробно описывает сферы торговли двух стран, отмечая, что наиболее чувствительным также может стать ограничение в России работы американских компаний, таких как, например, McDonald`s, Coca-Cola и PepsiCo, имеющих в России свои заводы и занимающих большие доли на разных рынках. Также удар может быть нанесён по IT-компаниям, таким как Google, Facebook, Apple, Adobe и Microsoft.

Однако источники газеты подчёркивают, что изъятие многочисленных активов американских компаний в России, по крайней мере, прямое, а не через принуждение к выходу из-за ограничений бизнеса, выглядит наименее реалистичным сценарием. Оно неизбежно нанесёт серьёзный удар по остаткам инвестиционного климата в стране и вызовет резкую реакцию не только США, но и других западных стран. Теоретически, говорили собеседники газеты, можно было бы расторгнуть соглашения с Exxon по освоению арктического шельфа, которые сейчас все равно заморожены из-за санкций. Однако такой шаг не ускорит освоения месторождений, но в то же время устранит выгодную для РФ ситуацию, когда санкции США бьют, в частности, по крупнейшей американской нефтегазовой компании.

Политика США в отношении России после принятия нового закона о санкциях станет более институционализированной и гораздо менее зависимой от главы Белого дома. Кроме того, эти санкции уже выходят далеко за пределы крымско-украинской повестки и отвязываются от геополитического кризиса 2014-2016 годов. В центре санкционной политики теперь оказывается уже не конечный список конкретных фигур или компаний, причастных к тем или иным нарушениям. Объектом оказывается путинский режим в целом и его элитарная опора, вне зависимости от степени вовлеченности во внешнюю политику или отношения к украинским событиям.

Всё это резко девальвирует все возможные усилия России по смягчению санкционного подхода в рамках украинского кризиса: как бы сейчас ни разворачивались переговоры вокруг Донбасса, их ценность для Москвы в новых условиях снизится. Всё это указывает на то, что геополитический кризис переходит в новое состояние, основанное на фундаментальном негативном отношении Запада (а не только США) к России, причём это касается уже не только того, что было сделано, но и того, что российский режим потенциально может сделать. Складывается принципиально новая ситуация, которая возводит значительный институциональной геополитический барьер между Россией и западным миром, создавая условия и для самоизоляции России.

Татьяна Становая – руководитель Аналитического департамента Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net