Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Выборы 10 сентября 2017 года не продемонстрировали каких-либо однозначных и однонаправленных тенденций в развитии электорального процесса. Напротив, существенно выросло влияние местных условий на итоги голосования. И, судя по всему, отсутствие каких-либо жестких установок центра в отношении того или иного сценария проведения выборов (по крайней мере, ход кампании и ее итоги не позволяют утверждать об их наличии) привело к заметному «разбеганию» этих сценариев в регионах.

Бизнес, несмотря ни на что

На спасение «Открытия» и Бинбанка придется потратить, по предварительным подсчетам, от 500–750 млрд руб., следует из оценки ЦБ. Масштаб вскрывшихся проблем вызывает у экспертов обеспокоенность качеством надзора за банками.

Интервью

Кризис в Венесуэле становится все более острым. Но одновременно в его воронку втягиваются и другие страны Латинской Америки. Большинство из них отвергают антидемократические действия президента Николаса Мадуро, однако на его стороне выступают государства с левыми лидерами. От противоборства между ними зависит политическое будущее континента. Об этом «Политком.RU» рассказал проживающий в США видный кубинский политолог, лидер Либерального союза Кубы Карлос Альберто Монтанер.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Текущая аналитика

03.08.2017 | Сергей Маркедонов

Армения – Израиль: дипломатический прорыв или прояснение позиций?

Армения, Израиль25-27 июля министр регионального сотрудничества Израиля Цахи Анегби совершил визит в Ереван. Высокопоставленный израильский чиновник посетил Армению по приглашению министра иностранных дел этой страны Эдварда Налбандяна. Программа поездки Анегби была чрезвычайно насыщенной. Он провел встречи с главой правительства Армении Кареном Карапетяном, спикером Национального собрания Арой Баблояном, а также рядом министров.

Конечно же, особое значение имели его переговоры с главным армянским дипломатом Эдвардом Налбандяном. В своем интервью радио «Азатутюн» Анегби заявил, что в отношениях между Израилем и Арменией произошел «новый прорыв». «Сейчас уже мы больше думаем в практическом направлении, чтобы совместно работать и в ряде сфер сделать нашу дружбу взаимовыгодной», - резюмировал министр.

Высокопоставленные чиновники из Израиля - нечастые гости в Армении. Несмотря на то, что отношения между странами были установлены четверть века назад, первый израильский визит на министерском уровне имел место лишь в апреле 2012 года, когда в Ереване побывала министр сельского хозяйства Еврейского государства Орит Нокед. Через несколько месяцев, в августе 2012 года Армению посетил министр информации и диаспор Йоэль (Юлий) Эдельштейн (в настоящее время он является спикером Кнессета - парламента Израиля). В контексте развития армяно-израильских отношений стоило бы также упомянуть визит делегации из Израиля в ноябре 2005 года. В ее составе были главный раввин ашкеназской еврейской общины Израиля Йона Мецгер, депутат и член парламентской комиссии по связям со странами СНГ Юрий Штерн и ряд других общественных деятелей. Тогда Йона Мецгер после посещения мемориала Цицернакаберд, посвященного жертвам трагических событий в Османской империи, заявил: «Невозможно без слез вспоминать то, что произошло с армянами в Турции». Вопрос о признании событий 1915 года геноцидом является одним из самых острых в отношениях между Арменией и Израилем. К нему мы еще вернемся. Пока лишь зафиксируем, что данная тема крайне важна для развития армяно-израильской кооперации в будущем.

Кавказский регион трудно отнести к числу важнейших приоритетов израильской внешней политики. Прежде всего, Тель-Авив обеспокоен широким спектром проблем Ближнего Востока, будь то урегулирование конфликта с Палестиной, острая конфронтация с Ираном, взаимоотношения со странами арабского мира (в первую очередь, с соседним Египтом) и Турцией. При этом внешнеполитическая деятельность Израиля базируется на таких «китах», как стратегическое союзничество с США и экономическое партнерство с Евросоюзом (который был и остается весьма критичным по отношению к действиям Еврейского государства в секторе Газа и на других направлениях).

Однако нельзя не заметить, что год от года интерес Израиля к Закавказью и Центральной Азии растет. Израильские дипломаты рассматривают Кавказ как регион смежный с Ближним Востоком. И не только в силу географических, но и военно-политических и экономических резонов. Для Тель-Авива закавказские республики (Азербайджан и Армения) – это, прежде всего, соседи его главного геополитического оппонента Ирана. С другой стороны, все три государства Южного Кавказа являются либо союзниками, либо оппонентами США и России, ключевых нерегиональных акторов, вовлеченных в ближневосточные процессы. В контексте продолжающегося конфликта в Сирии это тем более важно. В данном случае Грузия рассматривается как приоритетный партнер США и НАТО на Кавказе и на «Большом Ближнем Востоке». Практически синхронно с ереванским визитом Цахи Анегби в Израиле побывал грузинский премьер-министр Георгий Квирикашвили (его визит стартовал 24 июля 2017 года). В программе поездки главы правительства Грузии были встречи с президентом Израиля Реувеном Ривлином, председателем Кнессета Юлием Эдельштейном, лидером оппозиции в Кнессете Ицхаком Герцогом и активистами грузинско-еврейской диаспоры. Азербайджан - это страна, в которой Еврейское государство видит прагматичного партнера из исламского мира. Эта оценка была полностью подтверждена в ходе визита израильского премьера Биньямина Нетаньяху в Баку в декабре прошлого года. Израиль и Азербайджан за двадцать пять лет после распада СССР наладили прочные связи как в военно-технической сфере, так и в энергетике.

На фоне Грузии и Азербайджана армяно-израильские отношения постсоветского периода не отличались особой активностью. Для этого имелись определенные основания. Еще со времен «холодной войны» у Тель-Авива сформировались особые отношения с Анкарой. Турецкие власти крайне ревностно относились и относятся к любым дискуссиям на тему признания геноцида армян в Османской империи. Но к этому «реалистическому» внешнеполитическому резону добавляется и исторический нарратив Еврейского государства, согласно которому Холокост является уникальной гуманитарной трагедией ХХ века. В апреле 2001 года один из патриархов израильской политики Шимон Перес (на тот момент министр иностранных дел) заявил, что «бессмысленно утверждать, что армяне, подобно евреям, подверглись геноциду». В 2002 году тогдашний посол Израиля в Грузии Ривка Коэн публично отказалась рассматривать трагедию 1915 года в Османской империи как геноцид армян: «Холокост — явление беспрецедентное, и ничто, в том числе и трагедию армян, нельзя сравнивать с еврейским геноцидом».

Помимо турецкого фактора серьезное влияние на армяно-израильскую динамику имели и отношения Тель-Авива с Баку, важнейшим партнером Анкары в военной сфере и энергетике. Добавим к этому непростые ирано-азербайджанские отношения и интерес Еврейского государства к налаживанию прагматичного взаимодействия со странами исламского мира. Как бы то ни было, а Израиль стал одним из главных поставщиков вооружений для Азербайджана, а его беспилотники были использованы против армянских сил во время эскалации нагорно-карабахского конфликта в апреле 2016 года. В то же самое время Тель-Авив отталкивало от Еревана стремление последнего развивать связи с Ираном, укрепление позиций которого Израиль рассматривает как угрозу своей безопасности.

Однако за последние два с половиной десятилетия ситуация не стояла на месте. В отношениях Турции и Израиля происходили сложные и противоречивые изменения. В 2010 году в них наступил кризис и даже «холодный мир». И, несмотря на то, что стараниями США два важнейших ближневосточных союзника Вашингтона Анкара и Тель-Авив к декабрю 2015 года достигли определенной нормализации, неприятный осадок остался. Израиль прекрасно видит набирающую обороты исламизацию турецкой политики (в особенности после провала прошлогоднего военного путча против президента Реджепа Эрдогана). Среди прочего, она основывается и на «палестинофильстве». Впрочем, по этому вопросу позиции Баку и Тель-Авива также не могут считаться тождественными.

Как следствие, определенный запрос на дистанцирование от турецких интересов и стремление начертить собственную карту отношений с Арменией, которая бы основывалась именно на логике двухсторонней кооперации. Следует отметить, что в последние годы риторика израильских официальных лиц касательно событий 1915 года стала намного мягче. Так, посол Израиля в Армении Элияху Ерушалми в апреле 2017 года заявил: «Армянская трагедия всегда в наших мыслях. Израиль не может выразить то, что мы думаем, потому что это историческая проблема между вами и Турцией. Мы примем то, что решите вы и Турция». По справедливому замечанию политолога и публициста Эмиля Санамяна, в израильском истеблишменте сформировались мнения в пользу признания событий первой четверти ХХ века в Османской империи как геноцида. В этом контексте он упоминает действующего спикера Кнессета Юлия Эдельштейна, Зеэва Элькина, одну из «ключевых фигур в кабинете Нетаньяху», лидера левой партии «Мерец» Захаву Гальон. Как считает израильский политолог и политик (уроженец Еревана, депутат Кнессета 15-го созыва в 1999-2003 гг.) Александр Цинкер, «два народа, пережившие геноцид, объективно должны стать союзниками». Тем не менее, все эти позиции пока что не набирают критической массы для радикального слома годами существующего тренда. В июле прошлого года проект резолюции о признании геноцида армян был в очередной раз направлен на рассмотрение в постоянную комиссию Кнессета по образованию, науке и культуре.

Впрочем, помимо интереса Израиля к Армении существует и определенный запрос Еревана на выстраивание прагматичных отношений с Тель-Авивом. По мнению известного армянского дипломата Армана Навасардяна, одной из ошибок его коллег было «недостаточное внимание к Израилю». Он также полагает, что необходимо извлечь из двусторонних отношений максимум, не отдавая это поле на откуп Азербайджану. Во многом по схожим алгоритмам Ереван выстраивает свою линию и на американском, и на европейском направлениях. Растущая конфронтация Запада с Россией и Ираном вызывает тревогу и в Ереване. Кто знает, насколько три сопредседателя Минской группы (МГ) ОБСЕ по Карабаху смогут действовать слаженно после введения новой порции антироссийских санкций? Велик риск того, что прежний консенсус будет поставлен под угрозу. Не менее тревожным является и ситуация вокруг Ирана. США не скрывают своей готовности к пересмотру прежней «мягкой» линии Барака Обамы и ужесточению позиций. Иран, между тем, наряду с Грузией остаются двумя окнами Армении во внешний мир. Тревожит армянский истеблишмент и конфликт в Сирии. Не только в силу абстрактных гуманитарных причин, но и из-за приема значительного количества беженцев (этнических армян из зон военного противостояния) в республику. Все эти вопросы требуют, как минимум, серьезного разговора с представителями Израиля.

Цахи Анегби, приехавший в Ереван, – один из самых опытных политиков страны. Он получил назначение на пост министра регионального сотрудничества в декабре прошлого года. В своем интервью ресурсу NEWSru.co.il (6 июля 2017 года) он следующим образом охарактеризовал функционал своего ведомства: «Министерство – это своего рода МИД нашего квартала. Мы развиваем связи с Иорданией, пытаемся осуществлять какие-то проекты с палестинцами, налаживаем закулисные контакты с некоторыми государствами региона. Это министерство много лет было «инвалидом». В отсутствие переговоров с палестинцами трудно было рассчитывать на сотрудничество арабских стран в различных проектах. Сейчас, во многом благодаря Трампу, это стало возможным». По итогам визита в Армению Анегби подчеркнул необходимость развития совместных проектов в области науки, IT, туризма. «Мы хотим расширить торговлю, сотрудничество включает в себя также сельское хозяйство, вопросы водных ресурсов, а также транспорт и коммуникации. Это те области, в которые я вовлечен», - заявил министр.

Тем не менее, при всем уважении к Цахи Анегби трудно согласиться с его тезисом о прорыве в отношениях между его страной и Арменией. Вряд ли признаками такового можно считать Соглашение между правительствами двух стран об отмене требования получения визы для лиц с дипломатическими паспортами» и Конвенцию об исключении двойного налогообложения. И в этом плане прав Арман Навасярдян, когда говорит, что визит следует оценивать «сдержанно, без резких выпадов». Добавим к этому, и без завышенных ожиданий. Чувствительный для Еревана вопрос о поставках вооружений Баку Цахи Анегби тактично обошел. 27 июля 2017 года к нему вернулся заместитель министра иностранных дел Армении Шаварш Кочарян. По его словам,

«позиция Израиля очень проста и была озвучена публично – они готовы продавать оружие всем, в том числе Армении».

Подводя итоги поездки израильского министра в Ереван, не следует обходить вниманием и еще один интересный сюжет. Фактически он проходил в канун подготовки визита Сержа Саргсяна в Иран. Армянский лидер 5 августа примет участие в инаугурации президента Хасана Роухани. В канун этого события Саргсян дал интервью влиятельному иранскому изданию «Шарг». «Две наши страны являются не только потребителями международной безопасности, а выстраивают ее, и партнерство нацелено на мирное и устойчивое сосуществование. У Армении и Ирана есть общая цель – наша политика на международной арене нацелена на достижение справедливости, что крайне важно для решения нынешних проблем», - подчеркнул президент Армении. Трудно представить себе, что справедливость по версии Исламской республики будет совпадать с подходами Еврейского государства, будь то Сирия, Ливан или международные отношения в целом. Но для Еревана проблемный во многих отношениях Иран остается соседом, обеспечивающим связь с внешним миром. И соседом, которого хочется удержать от объятий Азербайджана. В любом случае, какие бы прагматические резоны ни были положены в основу ирано-армянского партнерства, оно не придется по вкусу Израилю. Впрочем, как и военно-техническое взаимодействие Баку и Тель-Авива не станет благом для Еревана.

Как бы то ни было, а страны Закавказья и Ближнего Востока, двух смежных регионов, стремятся к выстраиванию нюансированной политики. Они хотят «добрать» очки там, где ранее у них имелись проблемные места, и при этом стремятся воздерживаться от жестких привязок к партнеру. Как минимум, стараются создать позитивный задел, что называется, «на вырост». В этом плане визит израильского министра в Ереван выглядит, скорее, как прояснение позиций, возможно, приглашение к системному диалогу по проблемам экономики и безопасности.

Между тем, данный алгоритм применим не только к развилке между Ираном и Израилем. Взять хотя бы участие Армении в натовских учениях «Достойный партнер-2017», благословленных вице-президентом США Майклом Пенсом, или подготовку рамочного Соглашения с ЕС. Слишком нестабильным и изменчивым становится внешний мир и, конечно, никак не более безопасным. Отсюда и стремление подстраховаться, «разложить яйца в разные корзины». Поведение, которое демонстрируют не только малые страны. Но это уже отдельная история.

Сергей Маркедонов – доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

С окончанием летних каникул итальянские партии приступили к подготовке к парламентским выборам, которые предварительно должны состояться весной 2018 года. Этот процесс проходит на фоне ряда вызовов для правящей «Демократической партии», связанных с проблемами неконтролируемой миграции, терроризма и усиливающегося экономического кризиса, в частности в сельском хозяйстве.

Социально-политический конфликт, возникший в связи с готовящимся выходом в свет фильма «Матильда», окончательно перешел в силовую фазу: по мере приближения даты премьеры картины (25 октября), растет число радикальных акций, направленных против кинотеатров и создателей фильма. Власть при этом, осуждая насилие, испытывает дефицит политической воли для пресечения агрессии.

В своих размышлениях о природе власти Эмманюэль Макрон писал, что его не устраивает концепция «нормальной» власти, которую проповедовал Франсуа Олланд во время своего правления, ибо такая власть превращается «в президентство анекдота, кратковременных событий и немедленных реакций». C точки зрения Макрона, необходимо действовать как король («быть Юпитером»), восстановив вертикаль, авторитет и даже сакральность власти, одновременно стараясь быть ближе к народу.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net