Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Выборы 10 сентября 2017 года не продемонстрировали каких-либо однозначных и однонаправленных тенденций в развитии электорального процесса. Напротив, существенно выросло влияние местных условий на итоги голосования. И, судя по всему, отсутствие каких-либо жестких установок центра в отношении того или иного сценария проведения выборов (по крайней мере, ход кампании и ее итоги не позволяют утверждать об их наличии) привело к заметному «разбеганию» этих сценариев в регионах.

Бизнес, несмотря ни на что

На спасение «Открытия» и Бинбанка придется потратить, по предварительным подсчетам, от 500–750 млрд руб., следует из оценки ЦБ. Масштаб вскрывшихся проблем вызывает у экспертов обеспокоенность качеством надзора за банками.

Интервью

Кризис в Венесуэле становится все более острым. Но одновременно в его воронку втягиваются и другие страны Латинской Америки. Большинство из них отвергают антидемократические действия президента Николаса Мадуро, однако на его стороне выступают государства с левыми лидерами. От противоборства между ними зависит политическое будущее континента. Об этом «Политком.RU» рассказал проживающий в США видный кубинский политолог, лидер Либерального союза Кубы Карлос Альберто Монтанер.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Колонка экономиста

21.08.2017 | Марина Войтенко

Макротренды – возвращение к «норме»

Марина Войтенко17 августа Росстат опубликовал предварительную оценку динамики ВВП в первом полугодии: экономический рост в РФ в январе-июне составил 1,5% в годовом выражении, что оказалось несколько хуже расчетов МЭР (1,7%). Тем не менее, положительный темп с очищенной сезонностью наблюдается уже три квартала подряд, а вероятность рецессии в ближайшие 12 месяцев (по опросам Bloomberg) не превышает 10%. Июльская статистика, однако, указывает на то, что аномально высокие результаты второго квартала в целом не отменили хрупкость восстановительных процессов. Их скорость, полагают эксперты, в июле-сентябре может несколько замедлиться. При этом шансы у ВВП-2017 подняться более чем на 1,5% в принципе сохраняются. Но и вопросов к качеству наблюдаемой макродинамики тоже прибавилось. Отставание же уровня валового внутреннего продукта от траектории, прерванной кризисом 2014 года, все еще больше 5%[1].

Судя по всему, придется несколько поумерить оптимизм по поводу поступательного оживления потребительского спроса. Падавший два года подряд оборот торговой розницы с середины весны 2017-го вроде бы начал неуклонный подъем: в апреле – рост на 0,1%, в мае – на 0,7%, в июне – на 1,2% год к году в сопоставимых ценах. Но в середине лета темп притормозил до 1,0%, тогда как рассчитываемый Минэкономразвития индекс «спрос-запрос», фиксирующий изменения в потребительской активности населения на основе мониторинга количества поисковых онлайн запросов в июле показал самое высокое значение за последние три года (107,1 пункта), причем главным образом по непродовольственным товарам (автомобилям, телевизорам, косметике, бытовой технике, мебели).

Такой «диссонанс» между общим темпом розницы и ее виртуальной составляющей, впрочем, лишь одна из примет «новой реальности» потребления, в основе которой усталость домохозяйств от режима жесткой экономии, а также некоторое ослабление ощущений неопределенности ситуации. Так, по данным Института социологии РАН, доля тех, кто экономит на продуктах питания, весной сократилась до 35% с 51% годом ранее, одежде и обуви – до 47% с 61%. При этом, по оценке экспертов ВШЭ, самым распространенным способом оптимизации расходов стало производство продтоваров в личном подсобном хозяйстве/на даче – весной 2014 года так поступали 20% россиян, в 2017-ом – уже 32%. Вместе с тем, согласно результатам мониторинга Института социального анализа и прогнозирования (ИНСАП) РАНХиГС, в июне доля считающих, что экономическое положение заметно ухудшилось, сократилось по сравнению с тем же периодом 2016-го сразу вдвое – с 31,2% до 14,8%. Растет и число оптимистов, хотя они по-прежнему в меньшинстве – 11% (раньше таковых насчитывалось 4-6%). Большинство же не ощущает значимых изменений как в российском хозяйстве в целом, так и в своем материальном положении. А среди респондентов Фонда общественное мнение» их количество даже увеличивается – 50% в июле-2015, 60% - в 2016-ом и 64% в середине лета-2017. И эта усталость от кризиса, естественно, выливается в смену потребительской модели.

Согласно результатам исследования РАНХиГС «Евробарометр в России», если в прошлом году население активно экономило даже на повседневных нуждах, то в первом полугодии доля таких граждан сократилась на четверть. В то же время, снижается ценность сбережений – в конце июня-2017 их имели 35% россиян, тогда как в 2015-ом 48%. Эта оценка корреспондируется и с данными Росстата – в первом полугодии-2017 норма сбережений (отношение сбережений к доходам) составила 8,1%, что почти на 3 п.п. меньше аналогичного показателя 2016-го.

На протяжении последних шести месяцев оживление, причем достаточно быстрое, показывает и банковская розница. Кредиты физлицам в январе-июле выросли, по данным ЦБ РФ, на 5,2%, в том числе в июле – на 1,3% против 0,2% в феврале, 0,7% в мае и 1,1% в июне. Помимо устойчиво растущего ипотечного (42% от всей кредитной задолженности физлиц) и автокредитования (по оценке агентства Национального бюро кредитных историй, во втором квартале +25,5% год к году), продолжался умеренный рост портфеля необеспеченных потребительских ссуд (где самым востребованным направлением у физлиц, по данным НБКИ, стало рефинансирование).

Между тем, развитие ситуации в середине текущего лета может несколько притормозить этот тренд. Несмотря на сильный рост номинальных и реальных зарплат (на 8,6% и 4,6% год к году), реальные располагаемые доходы населения после стабилизации в июне снизились на 0,9%, а в целом за семь месяцев 2017-го падение составили 1,4%[2]. При этом у россиян резко возросли ощущения инфляционного давления. Хотя темпы роста потребительских цен официально находятся на минимальных значениях (3,9%), в июле рассчитываемый холдингом «Ромир» индекс-дефлятор, отражающий «личную инфляцию» потребителей, продемонстрировал пятикратное увеличение по сравнению с предыдущим месяцем (с 0,3% до 1,5%). Замеры же «инФОМ» (по заказу Банка России) свидетельствуют и о росте инфляционных ожиданий на следующие 12 месяцев – в годовом выражении до 10,7% после 10,3% в июне и мае. Понятно, что в такой ситуации платежеспособный спрос даже с учетом возможности дальнейшего роста потребительского кредитования вряд ли может стать значимым драйвером общеэкономического роста, поскольку немалая часть повышения зарплат будет направляться на обслуживание долгов.

Знаковая примета июля – разочарование от динамики промвыпуска. Его рост (по версии Росстата) замедлился в годовом выражении с 3,5% в июне до 1,1%, что оказалось много ниже прогнозов аналитиков (опрос «Интерфакса» – 3,4%) и ЦБ РФ (3,1-3,6%). С исключением же сезонного и календарного факторов промпроизводство, согласно официальной статистике, сократилось на 1,1% к июню, что вдвое хуже отрицательного результата первого летнего месяца к маю (-0,5%)[3].

В МЭР немедля поспешили заверить: говорить о сломе тренда преждевременно, июльское торможение объясняется сокращением отгрузки продукции в обработке на 0,8%. В Банке России высказались определеннее: результат оказался позади ожиданий (вследствие слабого экспорта и коррекции материальных запасов) и может указывать на некоторое торможение общеэкономических темпов в третьем квартале. Эксперты же пришли к консенсус-выводу: промвыпуск вернулся к своему «естественному» темпу в соответствии с состоянием внутреннего спроса, не обнаруживая новых тенденций. Добыча полезных ископаемых, энергетика и водоснабжение стабильны. Плавное восстановление отмечается в пищевых производствах, умеренное оживление – в металлургии, сильная конъюнктура – в автопроме, стагнация – в химкомплексе, продолжение спада – в производстве стройматериалов.

В ЦКИ НИУ ВШЭ констатируют, что «промышленность уверенно расположилась в зоне устойчивого низкого роста без провалов» – индекс предпринимательской уверенности в июле остался в отрицательной зоне (минус 3%). Прогнозы-2017 остаются скромными. У МЭР – 2%, у большинства экспертов – интервал 2,0-3,5% – в надежде, что до конца года спрос понемногу начнет опираться на такой еще не задействованный ресурс как относительная стабильность реальных цен производителей.

По данным Росстата, инвестиции в основной капитал в первом полугодии 2017-го в годовом выражении выросли на 4,8% (в первом квартале – на 2,3%). Аналитики логично предположили, что в этом случае увеличение капвложений в апреле-июне должно достигать 6,4-6,5% и именно оно стало драйвером ускорения экономики в целом. В МЭР порадовались соответствию реальности своему же прогнозу об опережающих темпах восстановления инвестиционного спроса на основе «улучшения настроений бизнеса, значительного объема свободных денежных средств, находящихся в распоряжении компаний, а также эффекта низкой базы последних трех лет». Не исключено, считают в министерстве, что инвестприрост-2017 окажется не менее 3%.

В то же время, эксперты обращают внимание на качество процесса. Он не носит фронтально-модернизационного характера, и в апреле-июне был сконцентрирован преимущественно на локальных и разовых факторах (помимо затрат предприятий торговли на новые кассовые аппараты, это – строительство Керченского моста, газопровода «Сила Сибири» и реализация проектов Новой Москвы). В третьем квартале повторение этих успехов маловероятно. Поэтому и ожидания инвестиционного роста выглядят заметно умеренней – около 2%. К тому же кредитование корпоративного сектора остается невыразительным (за семь месяцев соответствующий банковский портфель вырос на 2,2%, но на 1 августа в годовом выражении все еще показывал отставание на 5,1%), а прибыль компаний в сравнении с 2016-м падает два месяца к ряду. По-прежнему не добавляет мотиваций к вложениям и сохраняющаяся неопределенность экономической политики на среднесрочную перспективу.

В Центре развития НИУ ВШЭ предположили: если темп ВВП в последующем сохранится на уровне второго квартала, то за год в целом экономика вырастет на 1,9%. Понятно, что критический параметр этой версии – слово «если». Медианный экспертный консенсус-прогноз, впрочем, пока остается неизменным. Аналитики ждут итогов августа, резервируя возможность пересмотра оценок в сторону повышения, если не случится выраженного замедления темпов. Динамика Сводного опережающего индекса (1,4% в июле против 0,6% в июне) в этом плане не подсказка, а, скорее, нейтральный фон. В том же Центре развития, где рассчитывается СОИ, уверены: наиболее вероятный сценарий ближайших месяцев – слабоположительная динамика. Нефтецены и финрынки неустойчивы, внутренний же спрос далек от существенного укрепления – «показатели новых заказов и запасов готовой продукции в июле подали отрицательные сигналы».

В целом же к концу лета 2017-го можно констатировать своеобразный «прогнозный парадокс»: текущие ожидания имеют «склонность» к улучшению[4], среднесрочные – ровно наоборот. Например, в ходе последнего квартального опроса профессиональных прогнозистов (31 июля – 9 августа), проведенного Центром развития, оценки роста на дистанции 2017-2023 годов в среднем потеряли 0,2% в год. Еще в мае аналитики ожидали 2%-го роста в 2022 году. Теперь этот результат откладывается ближе к середине следующего десятилетия. Как отмечается в презентации нового консенсус-прогноза, «возможно, этот пессимизм связан с ухудшением внешнеэкономических перспектив России в условиях новых санкций, а также с продолжением экспансии государства в экономику, сокращающей пространство для предпринимательской активности, которая в рыночной экономике как раз и «разгоняет» рост в условиях низкой инфляции».

Плавный и медленный подъем российского хозяйства – это объективная реальность. Однако вторая половина года будет более сложной, поскольку многие резервы ускорения макродинамики, лежавшие «на поверхности», практически уже выработаны. Отсюда и ее возвращение в колею, естественную для состояния структурного кризиса, когда разгоны регулярно сменяются замедлениями. При этом темп от 2% – уже перегрев, а около 1% – явная стагнация. Выход из такой ловушки зависит от новых стабильных источников роста, «включение» которых в настоящее время почти полностью сопряжено с реализацией структурной повестки правительства и денежных властей.

Марина Войтенко – экономический обозреватель

[1] Оценка экспертов Центра развития НИУ ВШЭ.

[2] По данным Росстата, реальные доходы населения в 2014 году снизились на 0,7%, в 2015-ом – на 3,2%, в 2016-ом – на 5,9%.

[3] Без сезонной очистки спад к июню составил 2,5%, что, впрочем, позволило достичь прироста объемов промвыпуска за семь месяцев в 1,9% год к году при высокой помесячной волатильности: январь-2017 – плюс 2,3%, февраль – минус 2,7%, март – плюс 0,8%, апрель – плюс 2,3%, май – плюс 5,6%, июнь – 3,5%.

[4] Влияние оказывает и общемировая экономика. По оценке аналитиков, опрошенных на минувшей неделе Bloomberg, глобальный рост ускорился во втором квартале до 2,5-летнего максимума и составил более 4% в годовом выражении. В Morgan Stanley указывают на 4,4% (максимальный уровень с октября-декабря 2010-го). Это соответствует прогнозу МВФ о темпах мирового ВВП в 2017 и 2018 годах в 3,5% и 3,6%. Примечательно, что в версии Bloomberg в общее ускорение увеличивается вклад Еврозоны и Японии (рост в квартальном и годовом выражении на 0,6% и 2,2% и 1,0% и 4,0% соответственно); стабильной остается лепта, вносимая США. В то же время, ожидается, что Китай начнет понемногу сдавать позиции. Официальная июльская статистика Поднебесной указывает на некоторое замедление: в годовом выражении промвыпуск прибавил 6,4% (в июне – 7,6%), торговая розница подросла на 10,4% (11%), инвестиции за первое полугодие увеличились на 8,6%, а за семь месяцев умерили темп до 8,3%.

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Социально-политический конфликт, возникший в связи с готовящимся выходом в свет фильма «Матильда», окончательно перешел в силовую фазу: по мере приближения даты премьеры картины (25 октября), растет число радикальных акций, направленных против кинотеатров и создателей фильма. Власть при этом, осуждая насилие, испытывает дефицит политической воли для пресечения агрессии.

В своих размышлениях о природе власти Эмманюэль Макрон писал, что его не устраивает концепция «нормальной» власти, которую проповедовал Франсуа Олланд во время своего правления, ибо такая власть превращается «в президентство анекдота, кратковременных событий и немедленных реакций». C точки зрения Макрона, необходимо действовать как король («быть Юпитером»), восстановив вертикаль, авторитет и даже сакральность власти, одновременно стараясь быть ближе к народу.

Победа Эмманюэля Макрона на президентских выборах и его партии “Вперед, Республика!” привела в Национальное собрание огромное количество новых депутатов, не очень разбирающихся в парламентской деятельности. 418 из 577 депутатов никогда не заседали в Национальном собрании, то есть три четверти всего состава нижней палаты парламента.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net