Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Выборы 10 сентября 2017 года не продемонстрировали каких-либо однозначных и однонаправленных тенденций в развитии электорального процесса. Напротив, существенно выросло влияние местных условий на итоги голосования. И, судя по всему, отсутствие каких-либо жестких установок центра в отношении того или иного сценария проведения выборов (по крайней мере, ход кампании и ее итоги не позволяют утверждать об их наличии) привело к заметному «разбеганию» этих сценариев в регионах.

Бизнес, несмотря ни на что

Под прицелом санкционной политики стран Евросоюза и США в отношении России оказался, в частности, топливно-энергетический комплекс, зависимый от передовых технологий нефте- и газодобычи, доступ к которым Запад ограничил. Но насколько значимым, по прошествии трех лет, оказалось воздействие, в частности – в Арктическом регионе, где подобные технологии имеют особенно большое значение?

Интервью

16 ноября в Ельцин Центре известный политолог, первый вице-президент фонда «Центр политических технологий» Алексей Макаркин прочитает лекцию «Корпоративные пантеоны героев современной России» и ответит на вопрос: какие исторические персонажи являются героями для современных российских государственных ведомств, субъектов Федерации и профессиональных сообществ?

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Текущая аналитика

05.09.2017 | Сергей Маркедонов

Грузия: новой Конституции быть?

Грузия: новой Конституции быть?В истории с реформой Конституции в Грузии обозначилась новая интрига. «Грузинская мечта», обладающая конституционным большинством в парламенте, 1 сентября заявила, что проект Основного закона будет принят в третьем чтении без дискуссии с представителями оппозиционных сил. В этом случае процесс принятия Конституции станет делом почти исключительно правящей партии, и «мечтатели» смогут перекроить политическую систему страны под свои интересы.

Напомню, что 22 апреля Государственная конституционная комиссия Грузии на своем итоговом заседании проголосовала за утверждение пакета поправок к Конституции (43 голоса за реформу при 8 против). Однако нельзя забывать о том, что к моменту финальной сессии Комиссии грузинские оппозиционные партии одна за другой покинули этот орган. Это касалось как сил, представленных в национальном парламенте («Альянс патриотов», «Единое национальное движение», «Европейская Грузия»), так и оказавшихся по итогам прошлогодних выборов за бортом высшего законодательного органа страны (лейбористы, «Свободные демократы», «Демократическое движение - Единая Грузия»).

В итоге сложилась непростая ситуация. С одной стороны, «Грузинская мечта» получила возможность продвигать пакет поправок, устраивающих ее, не считаясь при этом с мнением политических миноритариев. С другой стороны, при такой ситуации конституционная реформа превращалась, по сути, в процесс приватизации Основного закона доминирующей политической силой страны. Наверное, лидеры «Грузинской мечты» и стоящий за их спиной отец-основатель партии олигарх Бидзина Иванишвили были бы не против такого поворота. Но они прекрасно понимают отличие Грузии от Азербайджана или Туркменистана, к которым у США и Евросоюза иной счет. Тбилиси в отличие от Баку и Ашхабада провозглашает своей стратегической целью вступление в НАТО и в ЕС. И если с первым интеграционным объединением по части «демократических ценностей» все обстоит проще (смотри пример эрдогановской Турции), то со вторым имеются непростые проблемы. Как минимум, правительству страны–претендента не следует демонстративно отмахиваться от мнения оппозиционных сил, имеющих свое представление о том, как реформировать Конституцию. В случае с Грузией остроты ситуации добавляет и президент-оппозиционер. Выдвиженец из «Грузинской мечты» Георгий Маргвелашвили за 4 года своей легислатуры сильно разошелся со своими вчерашними соратниками. И хотя уровень его полномочий не таков, чтобы нанести политическим оппонентам сокрушительный удар, он формально – глава государства, чье мнение невозможно не принимать в расчет.

Тем не менее, несмотря на сложившуюся ситуацию, после одобрения проекта реформ Государственной конституционной комиссией пакет поправок к Основному закону был внесен в парламент. И при том раскладе, который там оформился по итогам выборов 2016 года, он предсказуемо набрал требуемое большинство в первом и во втором чтении. 22 и 23 июня 2017 года 115 депутатов при необходимом минимуме в 113 голосов проголосовали за принятие проекта обновленной Конституции. При этом депутаты из трех оппозиционных фракций («Европейская Грузия», Альянс патриотов», «Единое национальное движение») бойкотировали обе парламентские сессии, на которых рассматривался конституционный пакет. При этом незадолго до голосований осторожный скепсис в отношении реформ высказала Венецианская комиссия (Европейская комиссия за демократию через право, консультативный орган при Совете Европы). 16 июня 2017 года эксперты-юристы этого органа отметили, что в предлагаемых реформах есть «риск доминирования большинства».

Пересказывать подробно содержание конституционных изменений вряд ли целесообразно. Тем более в предыдущих наших публикациях по этой теме уже делался обзор предлагаемых поправок. Заметим здесь лишь, что помимо отмены прямых выборов президента, пожалуй, главным пунктом преобразований является новый порядок формирования парламента. По новому Основному закону избирательных блоков не будет. Иванишвили прекрасно помнит, как, сколотив блок из разномастных сил, он смог бросить вызов Михаилу Саакашвили, а затем и победить его. Для своей партии он такой перспективы явно не желает. Реформы предлагают также так называемую «бонусную систему», при которой нераспределенные мандаты переходят победившей политической силе. Понятное дело, «мечтатели» по умолчанию видят в этой роли самих себя. Но такой сценарий, по мнению экспертов Венецианской комиссии, и стал бы «риском доминирования большинства». Для правящей же партии это могло бы, среди прочего, вызывать нежелательные осложнения в отношениях с партнерами из ЕС и НАТО. И хотя доступ в Североатлантический альянс для Грузии закрыт по другим основаниям (неурегулированность этнотерриториальных конфликтов), но использовать в качестве дополнительного аргумента «недостаточный уровень демократии в стране» представители Брюсселя могли бы.

В этой связи нет ничего удивительного в том, что представители правящей партии по мере приближения к третьему, окончательному чтению по проекту конституционных поправок (а оно должно состояться через три месяца после второго, то есть в конце сентября) решили проявить толерантность по отношению к оппонентам и поддержать диалог с ними. Сначала 17 августа 2017 года «Грузинская мечта» заявила о необходимости найти консенсус с оппозицией, а на следующий день оппозиционеры передали свои замечания по изменениям Основного закона «мечтателям».

Однако достичь соглашения не получилось. Оппозиция настаивала на переходе к пропорциональной системе выборов в 2020 году (то есть уже в период следующего парламентского избирательного цикла), в то время как «Грузинская мечта» считала необходимым «переходный период» до 2024 года. В итоге стороны снова разошлись. Согласно заявлению парламентского большинства, невозможно «начинать очередной раунд диалога с оппозицией в условиях, когда оппозиционные партии выдвигают ультиматум как условие для начала переговоров и не представляют список вопросов, в случае отражения которых в документе они поддержат поправки в Конституцию». По мнению же представителя «националов» Ники Руруа, «власти проиграли, отказавшись от переговоров». Как бы то ни было, а запланированная на 6 сентября встреча в Страсбурге, где должны были сойтись в обсуждении конституционных поправок представители грузинских властей и оппозиционных сил, не состоится.

Новая попытка «демонополизации» процесса конституционной реформы не увенчалась успехом. «Грузинская мечта», похоже, намерена довести начатое дело до логического конца. Скорее всего, в третьем чтении пакет поправок к Основному закону будет принят. Определенной уверенности правительству и стоящему за ним Бидзине Иванишвили придает растущий интерес к их стране со стороны США. Недавний визит вице-президента Майкла Пенса - наглядное тому свидетельство. Тбилиси рассматривается как важный партнер Вашингтона и Брюсселя и элемент «сдерживания» России. Это создает определенные проблемы в будущем, поскольку для блокирования недовольства конституционными изменениями внутри страны правящая партия будет вынуждена демонстрировать гиперлояльность своим американским и европейским партнерам. Нечто похожее в отношении к приднестровскому конфликту мы наблюдаем и в Молдове. Впрочем, позиции у «мечтателей» прочны. Некогда единое «Национальное движение» расколото, Михаил Саакашвили стал апатридом с неясными политическими перспективами, разномастная оппозиция не может объединить усилия, так как не имеет за спиной ресурса, сопоставимого с возможностями отца-основателя «Грузинской мечты». В итоге, при соблюдении всех демократических формальностей, «риск монополизации» остается, а вместе с ним актуализируется и вопрос о направленности постсоветских транзитов.

Сергей Маркедонов – доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

С окончанием летних каникул итальянские партии приступили к подготовке к парламентским выборам, которые предварительно должны состояться весной 2018 года. Этот процесс проходит на фоне ряда вызовов для правящей «Демократической партии», связанных с проблемами неконтролируемой миграции, терроризма и усиливающегося экономического кризиса, в частности в сельском хозяйстве.

Социально-политический конфликт, возникший в связи с готовящимся выходом в свет фильма «Матильда», окончательно перешел в силовую фазу: по мере приближения даты премьеры картины (25 октября), растет число радикальных акций, направленных против кинотеатров и создателей фильма. Власть при этом, осуждая насилие, испытывает дефицит политической воли для пресечения агрессии.

В своих размышлениях о природе власти Эмманюэль Макрон писал, что его не устраивает концепция «нормальной» власти, которую проповедовал Франсуа Олланд во время своего правления, ибо такая власть превращается «в президентство анекдота, кратковременных событий и немедленных реакций». C точки зрения Макрона, необходимо действовать как король («быть Юпитером»), восстановив вертикаль, авторитет и даже сакральность власти, одновременно стараясь быть ближе к народу.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net