Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Выборы 10 сентября 2017 года не продемонстрировали каких-либо однозначных и однонаправленных тенденций в развитии электорального процесса. Напротив, существенно выросло влияние местных условий на итоги голосования. И, судя по всему, отсутствие каких-либо жестких установок центра в отношении того или иного сценария проведения выборов (по крайней мере, ход кампании и ее итоги не позволяют утверждать об их наличии) привело к заметному «разбеганию» этих сценариев в регионах.

Бизнес, несмотря ни на что

На спасение «Открытия» и Бинбанка придется потратить, по предварительным подсчетам, от 500–750 млрд руб., следует из оценки ЦБ. Масштаб вскрывшихся проблем вызывает у экспертов обеспокоенность качеством надзора за банками.

Интервью

Кризис в Венесуэле становится все более острым. Но одновременно в его воронку втягиваются и другие страны Латинской Америки. Большинство из них отвергают антидемократические действия президента Николаса Мадуро, однако на его стороне выступают государства с левыми лидерами. От противоборства между ними зависит политическое будущее континента. Об этом «Политком.RU» рассказал проживающий в США видный кубинский политолог, лидер Либерального союза Кубы Карлос Альберто Монтанер.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Текущая аналитика

05.09.2017 | Евгений Ляпин

Качиньский и германские репарации: внутренний выигрыш ценой внешнего провала

Ярослав КачиньскийИз «лучшего ученика» в «школе» Европейского союза Польша окончательно превратилась в «главного хулигана». Правительство консервативно-популистской партии «Право и справедливость (ПиС) с поистине подростковой дерзостью бросает один за другим вызовы Брюсселю.

Давление на прессу, отказ принять беженцев с Ближнего Востока, масштабные вырубки в Беловежской пуще (вопреки решению суда ЕС), сохранение налоговых лазеек, подрывающих конкуренцию на общеевропейском рынке трудовых ресурсов – таков перечень основных раздражителей, связанных с политикой Варшавы. В июле к ним прибавилась «реформа юстиции», которая, в сущности, означала переход всех элементов судебной системы под контроль ПиС. Евросоюз квалифицировал ее как нарушение принципа разделения властей и явный отход от принятых стандартов в области права. Первый вице-президент Еврокомиссии Франс Тиммерманс настоятельно рекомендовал польским властям в течение месяца пересмотреть свои законодательные инициативы и привести их в соответствие с требованиями ЕС. В противном случае в отношении Польши может быть запущена процедура введения санкций.

Под давлением многотысячных акций протеста президент республики Анджей Дуда ветировал два из трех законопроектов, касавшихся судебной реформы, что вызвало гневную реакцию со стороны главы ПиС Ярослава Качиньского. С точки зрения польских консерваторов, любые изменения в законодательстве остаются суверенным правом каждой из стран, входящих в ЕС, – следовательно, внешнее вмешательство здесь недопустимо.

Контрнаступление Качиньского

В условиях конфликта между Варшавой и ЕС в наиболее уязвимом положении оказались польско-германские отношения. В глазах многих поляков именно Германия является лидером и фактическим олицетворением Европейского союза. «Германия была страной, которая сделала больше всех для того, чтобы Польша стала не только членом НАТО, но и ЕС», - напоминает депутат Бундестага от Христианско-демократического союза Карл-Георг Вельман. Сегодня Берлин выступает одним из главных критиков политического курса польского правительства. «Взаимодействие в рамках Европейского союза основано на принципе верховенства закона. Мы не можем просто держать язык за зубами и сохранять молчание ради сохранения тишины и спокойствия», - предупредила канцлер Ангела Меркель.

Следующие одна за другой инвективы со стороны представителей ЕС привели к тому, что польские власти вынуждены были действовать в сугубо оборонительном информационном контексте. Такая ситуация создавала для ПиС риски во внутренней политике, которыми могла воспользоваться проевропейская оппозиция, укрепившая свою популярность после масштабных гражданских протестов. В конце июля Ярослав Качиньский анонсировал, что правительством готовится «историческое контрнаступление». Основным его содержанием призвано стать требование к Германии о выплате репараций за ущерб, нанесенный Польше в период Второй мировой войны. В интервью ультраконсервативному «Радио Мария» Качиньский сообщил, что речь идет о гигантских суммах. Впрочем, дело не ограничивается лишь финансовой составляющей: «Мы говорим также и о факте, что на протяжении многих лет Германия отказывалась нести ответственность за Вторую мировую войну».

Спикеры ПиС (включая премьер-министра Беату Шидло и министра обороны Антония Мацеревича) быстро подхватили тему «немецкого долга» и «немецкой вины». Посыл их выступлений сводится к следующему: польский народ – это жертва, но его огромные потери и страдания так и не получили справедливой компенсации, поэтому в настоящее время на Германии лежит обязанность возместить полякам весь ущерб, причиненный за годы оккупации. Заявления делаются в нарочито аффектированной манере. «Исторический счет до сих пор не закрыт. Наши соседи, особенно немцы, устроили бойню в Польше. И я не просто говорю о шести миллионах польских жизней, которые они забрали. Это не было компенсировано даже на один процент», - подчеркивает вице-премьер Матеуш Моравицкий.

В СМИ начали появляться самые разные оценки той суммы, которую следует потребовать с Германии. Расчеты отталкиваются от цифры в 45,3 миллиарда долларов – во столько еще в 2004 году Ярослав Качиньский определил ущерб, нанесенный нацистами одной только Варшаве. В масштабах всей страны сумма, соответственно, должна быть в 10-20 раз больше. Различные издания приводят данные о 640 или даже 850 миллиардах долларов. Депутат сейма от популистского движения «Кукиз'15» Марек Якубяк считает, что Германия должна выплатить, по крайней мере, полтора триллиона злотых (420 миллиардов долларов): «Немцы выжгли нашу родину. Они обязаны заплатить Польше за ущерб, и тогда мы поговорим нормально, как партнеры». Рекорд поставил дружественный ПиС еженедельник «Sieci», указавший на сумму в 6 триллионов долларов.

В поисках юридического базиса

Этот захватывающий парад цифр, безусловно, способен впечатлить польского обывателя, но эксперты в сфере международного права сходятся во мнении, что у Польши нет сколько-нибудь реальных шансов на получение репараций. Еще в 1953 году правительство Польской Народной Республики под нажимом Советского Союза заключило соглашение с ГДР, отказавшись от каких-либо репарационных платежей. В дальнейшем Западная Германия компенсировала полякам взносы, сделанные во время оккупации в немецкие фонды социальной защиты. Фонд польско-германского примирения выплатил пострадавшим от преступлений нацистского режима 4,7 миллиарда злотых. В так называемом «Договоре 2+4» 1990 года, ознаменовавшим объединение Германии, вопрос наличия обязательств по выплате репараций даже не поднимался. Наконец, в 2004 году премьер-министр Польши Марек Белька подтвердил, что вопрос о финансовых претензиях в польско-германских отношениях закрыт окончательно.

Нынешнее правительство в лице министра обороны Мацеревича пытается дезавуировать соглашение 1953 года, ссылаясь на зависимый «колониальный» статус коммунистического руководства ПНР, выполнявшего волю Советского Союза. Однако слабость такого аргумента очевидна. «Тот факт, что конституционная ситуация в Польше изменилась и она больше не является коммунистическим государством, не меняет юридического статуса данной декларации. Многие другие договоры, подписанные Польшей в тот период, также остаются в силе», - констатирует известный немецкий юрист-международник Йохен Фровейн. Схожего мнения придерживается экс-глава польского МИДа Влодзимеж Цимошевич: «Разговоры о несуверенности ничего не стоят, поскольку ПНР была в то время государством, признанным большинством стран мира, и действия польских властей трактовались как законные действия представителя субъекта международного права». Впрочем, даже действующие польские дипломаты признают, что пересмотр соглашения 1953 года не представляется возможным. Заместитель министра иностранных дел Марек Магеровский в отчете для парламента отметил, что документ был составлен с соблюдением закона и сохраняет свою юридическую силу. Тем не менее, польские граждане имеют полное право добиваться от Германии возмещения причиненного в годы войны ущерба, добавил представитель МИД. По сути, удовлетворение частных исков - это максимум, на который может рассчитывать Польша на текущий момент.

Официальная позиция немецкой стороны также не оставляет иллюзий. По словам представителя правительства ФРГ Ульрики Деммер, Германия «несет ответственность за Вторую мировую войну – политическую, моральную и финансовую» и «продолжает выплачивать значительные компенсации за преступления нацистов». При этом тему репараций Берлин считает уже давно урегулированной и не подлежащей обсуждению. Федеральный президент Франк-Вальтер Штайнмайер неоднократно повторял в своих выступлениях, что Польша не располагает юридическим базисом для выдвижения новых финансовых претензий.

Популистская диверсия

С учетом данных обстоятельств ряд польских политологов выражают уверенность, что акция Качиньского с самого начала была ориентирована на внутреннюю аудиторию. Депутат Сейма от оппозиционной «Гражданской платформы» и один из вице-президентов Европейской народной партии Рафал Тшасковский охарактеризовал ее как «политическую авантюру». Тшасковский обращает внимание, что официально польское правительство так и не проинформировало Германию о наличии претензий и не приступало к процедуре переговоров (которые уместнее было бы провести за закрытыми дверями). «Это не что иное, как диверсия», - заключает руководитель польской редакции Deutsche Welle Бартош Дудек. Депутат и вице-президент Европарламента от ПиС Рышард Чарнецкий отрицает наличие такого мотива, поскольку партия Качиньского пользуется сейчас даже большей популярностью, чем во время парламентских выборов 2015 года и не нуждается в каких-либо тактических уловках. Такие комментарии из проправительственного лагеря трудно воспринимать иначе, как лукавство.

Стоит заметить, что это не первый случай, когда европейские популисты, столкнувшись с жесткой реакцией Берлина в отношении своего курса, пытались перехватить инициативу, эксплуатируя тему немецкой вины за Вторую мировую войну. Так, в 2015 году аналогичные требования по компенсации выдвинул премьер-министр Греции Алексис Ципрас. Предъявленный им счет немногим уступал польскому - 278,7 миллиардов евро. «Это всегда просто – указать на роль Германии во Второй мировой, это морально и юридически корректно. Если вы свяжете это с разговором о репарациях, можно усилить давление на Германию и извлечь из этого политическую выгоду во внутренней политике. Единственная проблема – это не подкреплено международным правом», - объясняет Томас Норд, возглавляющий германо-польскую парламентскую группу в Бундестаге.

«Не учите нас демократии!»

Диверсия Качиньского с требованием репараций построена на манипуляции с еще не зажившими историческими травмами. Несмотря на все успехи евроинтеграции, в польском обществе сохраняется высокий уровень германофобии, и подобные политические шаги его заметно повышают. «Даже в коммунистическую эпоху раздувание антигерманских настроений всегда было надежной тактикой для мобилизации общественной поддержки действующего правительства», - проводит параллели Дудек. В информационной атаке на Германию участвуют разные группы влияния. Правоконсервативный канал Telewizja Republika демонстрировал картинку с надписью Reparationen machen frei («Репарации делают свободными»), что является аллюзией на издевательский девиз «Arbeit macht frei» («Труд делает свободным»), который нацисты разместили на воротах концлагеря в Освенциме. Болельщики варшавской «Легии» на матче с «Астаной» устроили целый перформанс: огромная фигура в форме вермахта держит пистолет у виска польского мальчика. По данным исследовательского центра Ipsos, 63% поляков считают, что Германия должна выплатить репарации за разрушения, нанесенные во время оккупации, и 68% - за военные преступления и организацию геноцида. Наличие таких настроений дает надежду Ярославу Качиньскому на дополнительный рейтинговый бонус.

Кроме того, постоянное педалирование немецких преступлений и польских потерь дискредитирует в глазах польского общественного мнения и саму Германию, и любую исходящую от нее критику в адрес правительства ПиС. Тем самым устраняется важный негативный фактор внутренней политики. Наиболее ясно и грубо это сформулировал заместитель министра обороны Бартош Ковнацки: «Дети и внуки дегенеративных убийц не будут учить нас демократии».

Помимо прочего, здесь открывается удобная возможность нанести удар по проевропейской оппозиции. Депутат от ПиС Аркадиуш Мулярчик назвал поддержку требований по репарациям «моральным долгом» польских политиков. Министр иностранных дел Витольд Ващиковский уже обвинил оппозицию в том, что она может стать орудием Германии в переговорах по репарационным выплатам. Ожидается также, что под предлогом освобождения медиа-пространства от иностранного влияния будут национализированы десятки газет, журналов и новостных сайтов, принадлежащих немецким издательствам (в т.ч. находящийся в жесткой оппозиции к ПиС польский «Newsweek»).

Цена демарша

Эти успехи партийной тактики, по всей видимости, будут оплачены интересами государственной стратегии. Демарш с репарациями грозит обернуться крупными издержками. Германия является крупнейшим экономическим партнером Польши, на ее долю приходится около четверти польского импорта и экспорта, общий годовой объем двусторонней торговли превышает 100 миллиардов долларов. Помимо этого, ФРГ ежегодно перечисляет Варшаве около 4 миллиардов евро финансовой помощи. «Германия поддерживает нас во многих вещах. Вместо того чтобы решать проблемы спокойно и мудро, вместо того, чтобы искать консенсус решения проблем, действующее правительство ищет врагов, чтобы усилить свою партию», - негодует экс-президент Лех Валенса.

Не стоит также забывать, что вопрос ответственности за совершенные в годы Второй мировой войны преступления является обоюдоострым. Полякам довелось побывать не только в роли жертвы. Как известно, послевоенные границы Польши были значительно передвинуты на запад, охватив земли, заселенные миллионами этнических немцев – Восточную и Западную Пруссию, Новую Марку, обе Силезии, Померанию. Действия Красной армии и союзных ей польских частей привели к тому, что часть немецкого населения погибла, а большинство – изгнано во внутренние районы Германии. На сегодняшний день в ФРГ существует несколько организаций (самая известная – «Союз изгнанных»), которые оказывают поддержку гражданам, пережившим депортацию, и их наследникам. В 2004 году канцлер Герхард Шрёдер пообещал польскому правительству, что Германия не будет поддерживать иски своих граждан, направленные на возвращение конфискованного после войны имущества или получение компенсации за него. Однако поднятие вопроса о выплате репараций может актуализировать и встречные претензии со стороны немецких беженцев.

Но наиболее тяжелым последствием диверсии Качиньского в среднесрочной перспективе станет дальнейшая и все более глубокая маргинализация Польши в рамках ЕС – о чем, например, уже прямо говорит президент Франции Эммануэль Макрон. Конфликт с Германией отчетливо продемонстрировал, что европейская политика правительства ПиС провалена, единственным союзником Польши на континенте остается разве что Венгрия, возглавляемая таким же антилиберальным правительством Виктора Орбана. И все эти громадные репутационные потери были обменены на несколько процентов рейтинга.

Евгений Ляпин – политический обозреватель

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Социально-политический конфликт, возникший в связи с готовящимся выходом в свет фильма «Матильда», окончательно перешел в силовую фазу: по мере приближения даты премьеры картины (25 октября), растет число радикальных акций, направленных против кинотеатров и создателей фильма. Власть при этом, осуждая насилие, испытывает дефицит политической воли для пресечения агрессии.

В своих размышлениях о природе власти Эмманюэль Макрон писал, что его не устраивает концепция «нормальной» власти, которую проповедовал Франсуа Олланд во время своего правления, ибо такая власть превращается «в президентство анекдота, кратковременных событий и немедленных реакций». C точки зрения Макрона, необходимо действовать как король («быть Юпитером»), восстановив вертикаль, авторитет и даже сакральность власти, одновременно стараясь быть ближе к народу.

Победа Эмманюэля Макрона на президентских выборах и его партии “Вперед, Республика!” привела в Национальное собрание огромное количество новых депутатов, не очень разбирающихся в парламентской деятельности. 418 из 577 депутатов никогда не заседали в Национальном собрании, то есть три четверти всего состава нижней палаты парламента.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net