Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

В середине февраля Басманный суд заочно арестовал бизнесмена, владельца O1 Group Бориса Минца, а 31 января были заочно арестованы два его сына - Дмитрий и Александр. Причиной ареста стали обвинения в растрате 34 млрд руб. (ч. 4 ст. 160 УК) средств банка «ФК Открытие» и последовавшее обвинение в межгосударственный розыск. На данный момент Борис Минц и его семья с весны 2018 года проживают в Великобритании.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

11.09.2017 | Татьяна Становая

Единый день голосования 10 сентября

Единый день голосования 10 сентября В России 10 сентября состоялись выборы глав 16 регионов и депутатов законодательных собраний еще в шести субъектах Федерации. Практически по всей стране также избирались представители местных органов власти. Это были первые выборы, проведенные при новом руководстве внутриполитического блока Кремля, которое скорректировало тактику политического управления. Это также последние выборы перед главной избирательной кампанией политического сезона – президентской.

Нынешние региональные и муниципальные кампании имели свои особенности. В октябре прошлого года, практически сразу после выборов депутатов Госдумы, президент Владимир Путин решил сменить руководство внутриполитического блока. Первый заместитель главы администрации Вячеслав Володин перешел на пост спикера нижней палаты парламента, в значительной степени политизировав работу обновленного состава Государственной думы. На его место был приглашён бывший глава «Росатома» Сергей Кириенко, которому потребовалось некоторое время на выстраивание новой стилистики работы его подчиненных. Это стало одной из ключевых новаций, оказывающих влияние не только на характер внутриполитических процессов, но и на проведение выборов. Кириенко сделал ставку на технократизацию работы: это касалось ОНФ, экспертного сообщества, взаимодействия с региональными элитами и политическими партиями.

Технократизация определила и особенности нынешней региональной кампании. Во-первых, Кремль стал уходить от искусственного поддержания политической конкуренции. Если прежде администрация президента подталкивала губернаторов к тому, чтобы предоставлять часть муниципальных подписей для регистрации их оппонентов (преодоления муниципального фильтра), то в этот раз Кремль не стал этого делать, поставив ключевым приоритетом чистоту процедур. Источники из администрации президента неоднократно говорили СМИ, что никто оппозиционерам специально помогать в сборе подписей не будет, а ставка будет делаться на спокойные, предсказуемые кампании.

Именно поэтому в ходе нынешних выборов многие видные оппозиционеры не сумели пройти регистрацию. Яркий пример – отказ от участия в губернаторской гонке мэра Екатеринбурга Евгения Ройзмана. Менее конкурентная кампания снижала предвыборные интриги, а фавориты, например, на губернаторских выборах, почти везде заведомо получали шансы на легкую победу.

Во-вторых, региональным властям были даны указания провести кампании максимально чисто, без передергивания и злоупотребления административным ресурсом. Наблюдатели отмечали, что сейчас на смену принципу КОЛ прежней администрации (конкурентность-открытость-легитимность) на первый план выходит лишь легитимность, которая в нынешнем понимании скорее означает «легальность» и имеет в своем фундаменте не политическую, а юридическую основу.

Это стало своего рода компенсирующим фактором по отношению к первому приоритету: Кремль готов уделять большое внимание вопросам легитимности, но уже не столько самих выборов, сколько юридических процедур. Так, были приняты поправки в законодательство, отменяющие открепительные удостоверения: именно их использование было одной из самых популярных технологий фальсификаций. В этом году впервые вместо открепительных удостоверений была также использована новая система голосования по месту пребывания избирателя. Это первый опыт, который Кремль «обкатал» в преддверии президентской кампании. Кроме того, весьма либерализован был и порядок работы наблюдателей – один из самых острых и чувствительных вопросов для российской оппозиции.

В-третьих, скорректировано отношение к вопросу о явке. Правда, еще во время думской кампании лета 2016 года было понятно, что приоритет накачивания явки для российской власти утрачивает актуальность, а выборы проще и эффективнее провести в условиях спокойной и однообразной кампании. Однако если в 2016 году это было скорее следствием общей резко усилившейся консервации партийно-политической ситуации и высокой предсказуемости выборов, то в этом году отказ от поддержки высокой явки во многом строился на опасениях административных злоупотреблений.

Губернаторов не будут наказывать за низкую явку, однако выборы должны быть проведены максимально прозрачно, говорилось, например, в докладе прокремлевского Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) «Единый день голосования. Предварительные подходы к качественному анализу». Один из составителей доклада Глеб Кузнецов говорил, что сейчас российская избирательная система полностью соответствует принятым международным требованиям и требованиям ОБСЕ: «И международное признание легитимности власти, сформированной по результатам таких выборов, безусловно будет выше». Процедурные вопросы стали более политически значимыми, но это не всегда означает и рост легитимности.

Снижению явки содействует и вялая кампания. По оценке экспертов КГИ, больше всего агитпродукции, как и следовало ожидать, распространяла «Единая Россия». Впрочем, и сама продукция, и предвыборные слоганы кандидатов власти в регионах носили инерционный характер. Например: «Основная задача – навести элементарный порядок» (Игорь Васильев, Кировская область), «Порядок. Развитие. Результат» (Артур Парфенчиков, Карелия), «Развитие края в интересах людей» (Максим Решетников, Пермский край), «Урал достоин быть лидирующим регионом России» (Евгений Куйвашев, Свердловская область).

Второе место по активности занимает КПРФ. Агитация же ЛДПР и «Справедливой России» имела «привычный» для них характер и не привнесла ничего нового в кампанию. Либеральная оппозиция на выборах практически не была представлена, не считая нового молодого поколения кандидатов на муниципальных выборах в Москве: это стало одной из новых тенденций текущего периода.

В то же время в данной ситуации образуется противоречие: низкая явка может оказать негативное влияние на политическую легитимность результатов выборов, на что уже стала обращать внимание оппозиция. Последняя указывала, что власть не торопится информировать граждан о предстоящем дне голосования, на улицах практически отсутствует агитация.

Еще один риск – это последствия сниженной политической конкуренции. Прежде всего, речь идет о таких регионах как Свердловская область или Бурятия. В первой было отказано в регистрации Ройзману, во второй - кандидату от КПРФ Вячеславу Мархаеву. Кроме того, более низкая конкуренция не в полной мере отвечает ситуации в конфликтных регионах. В части регионов, как, например, в Севастополе, Ярославской и Кировской областях, конфликты элит сложились давно и не исчезли с приходом новых губернаторов, говорил близкий к Кремлю политолог Андрей Колядин: «Где-то закладывается своего рода бомба, поскольку губернаторы вследствие невысокой явки могут набрать под 80% – это не страшно, но завышенные проценты дают завышенные ожидания от нового губернатора». Кроме того, кое-где, как в Новгородской области, есть многолетний конфликт между городом и регионом, последствия которого влияют на политику и сейчас.

Наконец, один из самых важных новых вызовов – это прохождение через избирательные кампании нового типа фаворитов – молодых технократов, зачастую не имеющих вообще никакого политического опыта. Их кампании отличались тем, что были минимально политизированными, едва заметными, без ярких конкурентов. Вялыми оказались кампании в Бурятии (несмотря на скандалы) и Карелии, где кампанию вел фактически лишь врио губернатора Артур Парфенчиков. «В Удмуртии не посвященному в политику гражданину основную часть кампании было крайне затруднительно узнать, что она вообще идет», хотя там одновременно избирают и губернатора, и муниципальных депутатов, говорится в докладе КГИ. В ранее политически активной Ярославской области кампанию вел по сути лишь врио губернатора Дмитрий Миронов.

В результате на выборах губернаторов прошли все 16 кандидатов от власти. Самая низкая явка была зафиксирована на выборах главы Карелии - 23,5%. Самая высокая – на выборах главы Мордовии - 71%. По предварительным итогам голосования, самый высокий результат получил глава Мордовии Владимир Волков - 90%, на втором месте - глава Марий Эл Александр Евстифеев (88%), на третьем - глава Бурятии Алексей Цыденов - 87%. Также по предварительным данным, самый низкий результат среди кандидатов от власти получил врио губернатора Карелии Артур Парфенчиков - 60%.

Московские муниципальные выборы преподнесли ряд сюрпризов. В ходе кампании практически не было снятия с дистанции серьезных кандидатов, имевших реальные шансы на победу – таким образом, речь шла о реальной конкуренции. Московские власти сделали ставку на понижение явки и мобилизацию наиболее «проверенных» сторонников. Это сработало в большинстве районов – в результате «Единая Россия» победила в них на выборах и обеспечила себе контроль за большинством муниципалитетов. В абсолютных цифрах «единороссы» тоже доминируют.

В то же время в немалом количестве районов – преимущественно в центре столицы и на прилегающих к центру территориях – победу одержала оппозиция. Это произошло за счет активной протестной мобилизации столичной интеллигенции – в условиях невысокой явки (14-15%) несколько процентных пунктов оказались решающими. Именно в районах, где победила оппозиция, явка оказалась наиболее высокой. В результате во главе целого ряда районных собраний могут встать известные оппозиционеры – Илья Яшин, Елена Русакова и другие. Разногласия в рядах оппозиции (Алексей Навальный явно дистанцировался от этих выборов, не желая подыгрывать своему конкуренту Дмитрию Гудкову; «Яблоко», выдвинувшее по своему списку большое количество «гудковцев», активно играло против Яшина) не оказали серьезного влияния на исход выборов в этих районах. «Целевая аудитория» поддерживала местные списки, в которые входили в основном районные активисты – как выдвигавшиеся от разных партий (преимущественно «Яблока», которое в результате заняло второе место по числу муниципальных депутатов, но и Партии роста, и даже КПРФ), так и самовыдвиженцы.

Таким образом, для внепарламентской оппозиции день выборов стал успехом (хотя, кроме Москвы, она смогла провести существенное количество кандидатов только в Псковской области, где местной «электоральной машиной» руководит известный деятель «Яблока» Лев Шлосберг – там «яблочник» победил и на выборах главы одного из районов). Это произошло на фоне неудачи КПРФ – в Москве прошли в основном кандидаты от партии, вошедшие в местные оппозиционные списки; ни в одном регионе коммунисты не претендовали на победу (хотя Мархаев в Бурятии был снят с выборов, но в перспективном для КПРФ Марий Эл они сами отказались от борьбы, договорившись с новым главой республики). Региональные выборы подтверждают тенденцию к ослаблению компартии, заметную еще на прошлогодних думских выборах.

Таким образом, прошедшие выборы показали сразу две тенденции. Во-первых, высокую степень инерционности электорального процесса в условиях снижения конкурентности. Во-вторых, если серьезная конкуренция все же появляется, то результаты становятся куда менее предсказуемыми, а сама кампания приобретает куда бóльшую остроту. Поэтому можно сказать, что существует общественный запрос не только на честное подведение итогов выборов, но и на возможность реального выбора.

Татьяна Становая – руководитель Аналитического департамента Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

В Никарагуа свыше 40 лет с краткими пере­рывами на вершине власти находится революционер, испытан­ный в боях - Даниэль Ортега Сааведра. Он принимал активнейшее участие в свержении отрядами Сандинистского фронта национального освобождения (СФНО) диктатуры Анастасио Сомоса Дебайло 19 июля 1979 года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net