Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения (признана Минюстом организацией, выполняющей функции иностранного агента) с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

22.09.2017 | Владимир Чернега

Евросоюз в поисках судьбоносных решений

Евросоюз в поисках судьбоносных решенийКризис и расколы, переживаемые Евросоюзом, длятся уже достаточно долго. Следует также учитывать, что Брекзит, потрясший не только ЕС, но и либеральный неоглобалистский проект в целом, подъем анти-интеграционных «популистских» сил во многих государствах-членах зрели давно.

Первым серьезным сигналом в этом плане явились еще провальные результаты референдумов по Лиссабонскому договору во Франции и Голландии в 2005 году. Уже тогда было ясно, что неолиберальные космополитизированные европейские элиты в своем интеграционном рвении слишком «забегали вперед» по отношению к собственным народам. Однако, сигнал был проигнорирован и основные усилия этих элит сконцентрировались на том, чтобы провести в жизнь основные положения указанного договора с помощью национальных законов, указов и директив Еврокомиссии.

После Брекзита не реагировать на очевидный кризис ЕС стало невозможно – тем более, что по ряду параметров он усугубился. К экономическим трудностям и миграционному кризису, расколу государств-членов по линии Север-Юг, проявившемся в отношении к «больному человеку ЕС» (Греции), добавился раскол между Западной и Восточной Европой. Внешне он был спровоцирован миграционным кризисом, нежеланием восточно-европейских стран, особенно Польши и Венгрии, принимать у себя мигрантов, а также социальным демпингом (то есть прибытием из этих стран трудящихся, которые соглашались работать за низкую зарплату, при этом налоги и взносы в социальные фонды платили у себя дома).

В действительности, как справедливо отмечал новый президент Франции Э. Макрон, речь шла об идейно-ценностном расколе. Неоднократные заявления Э. Макрона о «предательстве» названными странами европейских идеалов отразили осознание того, что они не были готовы принять в полном объеме неолиберальную идеологию и что их в свое время приняли в ЕС по геополитическим соображениям. Пример Польши, которая продолжает ежегодно получать субсидии ЕС в размере 60 млрд евро, но при этом отвергает право Брюсселя критиковать ее правоконсервативную и националистическую внутреннюю политику, особенно показателен.

Обсуждение этих и других проблем ЕС на общественном и политическом уровнях разделило электорат, политиков и экспертов во многих государствах-членах на сторонников «меньше Европы» и «меньше Европы». Это особенно ярко проявилось на недавних президентских выборах во Франции, где большинство кандидатов требовали пересмотра отношений с ЕС или даже выхода из него. Как известно, главный соперник Э. Макрона- М. Ле Пен требовала отказа от евро (что в тактическом электоральном плане, как она признала позже, было ошибкой). Победа Э. Макрона одновременно означала победу сторонников «больше Европы». Он неоднократно, в частности, в своей книге «Революция» и в выступлениях, афишировал свою приверженность углублению европейской интеграции, укреплению ЕС и превращению его в самостоятельного «мирового игрока» перед лицом Китая, России, а также США, вступивших с избранием Д. Трампа в «период неопределенности». Э. Макрон предлагал в этой связи учредить общий бюджет и пост министра финансов зоны евро.

Фактически речь шла об идее «Европы двух скоростей», о которой в марте с. г. на встрече в Версале объявили лидеры Франции, Германии, Италии и Испании. Поскольку в зону евро входят 19 государств, остальные страны ЕС, в том числе Польша и Венгрия, должны остаться таким образом вне предлагаемого пути углубления интеграции.

Кроме того, Э. Макрон призывал придать ЕС более социальный характер, укрепить «измерение безопасности» ЕС, прежде всего для борьбы с исламским терроризмом, и начать создавать «европейскую оборону».

Уже в качестве президента Э. Макрон повторил данные предложения в своей речи на встрече с французскими послами 29 августа с.г. – его первом развернутом выступлении по внешнеполитическим вопросам. В нем он подчеркнул также, что будет «продвигать «Европу, которая защищает, но которая не вмешивается во все детали повседневной жизни». Фактически это была завуалированная критика брюссельской «евробюрократии» с ее тенденцией все больше регламентировать различные аспекты экономической и профессиональной деятельности в государствах-членах. Впрочем, в упомянутой книге «Революция» он прямо критиковал Еврокомиссию, которая, по его мнению, в составе 28 комиссаров не справляется со своей задачей и призывал сделать ее более компактной и «коллегиальной».

Понятно, что приведенные высказывания вызвали как минимум настороженность, а чаще достаточно острую реакцию в затронутых восточноевропейских столицах, особенно в Варшаве. Эти восточные европейцы изначально видели в «Европе двух скоростей» опасность своей маргинализации в ЕС. Вместе с тем к хору критиков присоединился председатель Еврокомиссии Ж-К. Юнкер. В выступлении в Европарламенте 13 сентября с .г. он осудил эту идею, заявив, что евро «должен объединять, а не разделять» и что, соответственно, нужно создавать условия для вхождения в зону евро всех государств членов ЕС. В русле этого подхода Ж-К. Юнкер предложил учредить пост экономики и финансов всего ЕС, но при этом возложить эту функцию на одного из еврокомиссаров. Он также выступил за принятие решений Европейским советом по финансово-экономическим на основе квалифицированного большинства, а не консенсусом, как сейчас. В перспективе же Ж-К Юнкер считает необходимым слить Европейский совет, в которой представлены государства-члены, с Еврокомиссией, а председателя нового органа избирать прямым голосованием. Он также призвал избирать евродепутатов на «транснациональной основе», а не в национальных рамках, как сегодня. Стоит напомнить, что следующие выборы Европарламента состоятся в 2019 году уже в составе 27 стран (без Великобритании).

Таким образом, ЕС пока далек от формулирования целостного ответа на те вызовы, которые обусловили его нынешний кризис. Даже в рамках подхода «больше Европы» государства-члены между собой , а также евроструктуры по-разному видят пути движения вперед. Стоит особо отметить, что если они все же сходятся в том, что ЕС должен усиливать свое единство в финансово-экономической сфере, что ему нужно придать «социальное измерение» (пока социальные вопросы находятся в ведении государств-членов) и что необходимо усилить его функции в области безопасности, то проблеме демократизации ЕСовских институтов не уделяется должного внимания. Приведенное выше предложение Ж-К. Юнкера о прямых выборах председателя гипотетического единого высшего органа ЕС идет в этом направлении, но, во-первых, пока неясно, какова перспектива создания такого органа, а во-вторых, в любом случае этого будет недостаточно. Брекзит, выборы в ряде государств-членов, референдум в Голландии по вопросу ассоциации ЕС-Украина в апреле с. г. ясно показали, что огромное число избирателей не хотят больше мириться с недемократическим принятием решений, все чаще и сильнее затрагивающих их жизнь. Конечно, в ЕС существует демократический орган - Европарламент, но как считают многие, он с функцией «демократизатора» есовской «машины» не справляется.

Многое в осуществлении реформ в ЕС будет зависеть от франко-германской оси. Пока Э. Макрон и А. Меркель, которая, судя по всему, должна выиграть парламентские выборы 24 сентября с.г. и, соответственно, остаться на посту канцлера, афишируют стремление к единству и сотрудничеству. Однако, за этим фасадом скрываются серьезные разногласия по ряду важных вопросов (но это –отдельный сюжет). С учетом все большего преобладания Германии в экономической мощи неясно также, сможет ли Э. Макрон добиться равноправного взаимодействия в этой связке, По крайней мере, его предшественники Н. Саркози и Ф. Олланд в этом не преуспели.

Следует учитывать также неясность, связанную с содержанием «развода» ЕС с Великобританией, которая неизбежно буде влиять на принятие решений в нем, по меньшей мере до 29 марта 2109 года - запланированной даты этого события. Автору довелось присутствовать на выступлении на конференции в Европарламенте 12 сентября с.г. еврокомиссара М. Барнье, которому поручено вести переговоры с британскими партнерами на сей счет. Как явствовало из его разъяснений, пока стороны не определились даже о формате «развода». ЕС хотел бы продвигаться к норвежской модели, предполагающей сохранение Великобритании в Общем рынке, последняя же хочет стать в полном смысле «третьей страной», то есть абсолютно самостоятельным внешним партнером. В этой связи встает вопрос о границах, в частности, Северной Ирландии и Республики Ирландия, а также о британской базе на Кипре.

Стороны должны одновременно решить о вопрос о правовом статусе граждан ЕС в Великобритании (3.3 млн человек) и британских подданных на территории Евросоюза (1,2 млн человек). Предстоит также сложный торг по поводу компенсации Великобританией части средств, которые ЕС вложил с ее согласия и при ее поддержке в перспективные общие проекты, которые теперь нужно завершать без ее участия.

Иначе говоря, ЕС обречен пока оставаться на этапе неопределенности, а приведенные выше идеи и предложения - благими пожеланиями. Острота проблемы несколько смягчается возобновившимся экономическим ростом в большинстве государств-членов. Но это не снимает необходимости проведения в ЕС сложных и болезненных реформ, альтернативы которым не просматривается.

Владимир Чернега – консультант Совета Европы, ведущий научный сотрудник ИНИОН РАН, доктор юридических наук, Чрезвычайный и Полномочный Посланник

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Rss лента
Разработка сайта: http://standarta.net