Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

27.09.2017 | Сергей Маркедонов

Нагорно-карабахское урегулирование на полях ООН

Алиев, СаргсянУрегулирование многолетнего нагорно-карабахского конфликта не было в числе приоритетных тем 72-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Этот вопрос остался в тени таких сюжетов, как противостояние США и КНДР, продолжающаяся дестабилизация Ближнего Востока и Африки. Однако для тех, кто вовлечен в процесс разрешения многолетнего этнополитического противостояния, переговоры и презентации, прошедшие в Нью-Йорке, имели немалое значение.

22-23 сентября сопредседатели Минской группы (МГ) ОБСЕ Эндрю Шофер (США), Игорь Попов (Россия), Стефан Висконти (Франция), а также личный представитель действующего председателя Организации Анджей Каспшик провели раздельные и совместные встречи с главами МИД Армении и Азербайджана – соответственно Эдвардом Налбандяном и Эльмаром Мамедьяровым. Неприятных сюрпризов не случилось, и нью-йоркская встреча на полях ооновской сессии, которая была запланирована 11 июля в Брюсселе, состоялась. Напомню, что по итогам переговоров в столице «единой Европы» дипломаты-посредники и два министра иностранных дел конфликтующих стран договорились о двухэтапном плане переговоров до конца календарного года. На сентябрь была намечена встреча Налбандяна и Мамедьярова, а те, в свою очередь, выразили готовность «передать своим президентам предложение сопредседателей о встрече на высшем уровне».

Таким образом, первый этап брюссельского «домашнего задания» выполнен. Какая оценка дается этому в заявлении МГ ОБСЕ по итогам нью-йоркских переговоров? «Главной целью консультаций было обсуждение текущей ситуации в зоне конфликта, с тем, чтобы открыть способы, как активизировать переговорный процесс и подготовить предстоящую встречу президентов Армении и Азербайджана», - фиксируют сухие строчки дипломатического текста. Можно ли говорить, что дискуссия вокруг нынешней ситуации на «линии соприкосновения» открыла что-то новое? Скорее всего, нет. По-прежнему мы видим состояние «ни мира, ни войны». Нарушения режима перемирия происходят регулярно. Стороны столь же регулярно обвиняют друг друга. При этом той эскалации, которую мы наблюдали в апреле прошлого года, не наблюдается.

В тексте заявления сопредседатели МГ ОБСЕ обозначили свои ожидания от предстоящего до конца года саммита. По их словам, он должен «внести вклад в дело укрепления доверия и политической воли сторон для поиска компромиссных решений по ключевым проблемам урегулирования». Для сухого дипломатического текста признание более, чем откровенное и реалистичное. Дипломаты-посредники не выдвигают завышенных ожиданий и не предрекают скорого прогресса. Они хотели бы «укрепления доверия и политической воли сторон» для проведения содержательных, а не имитационных переговоров. Что же касается «ключевых проблем урегулирования», обозначенных ими, то они не являются особым секретом. Речь идет о статусе Нагорного Карабаха и условиях деоккупации районов, находящихся за пределами бывшей Нагорно-Карабахской автономной области (НКАО). Вечная диалектика этого конфликта! Известная рамка с непонятной процедурой реализации компромиссов, обозначенных в «обновленных Мадридских принципах».

Непраздный вопрос, какие основания имеются у сопредседателей МГ ОБСЕ, чтобы полагать, что предстоящая «встреча в верхах» будет способствовать укреплению «доверия и воли» конфликтующих сторон? Думается, прекрасным ответом на этот вопрос могли бы стать выступления на 72-й сессии Генеральной Ассамблеи, представленные президентами Сержем Саргсяном и Ильхамом Алиевым. В обеих презентациях нагорно-карабахская тема была важнейшим приоритетом. И если президент Армении помимо конфликта в Карабахе немало времени уделил оценке перспектив нормализации отношений с Турцией (точнее, отсутствию оных), то азербайджанский лидер практически целиком сконцетрировался на этнополитическом противостоянии с Ереваном. По словам Алиева, «Нагорный Карабах – исконная и историческая земля Азербайджана. В результате армянской агрессии под оккупацией находятся около 20 процентов признанной на международном уровне территории Азербайджана. Более миллиона азербайджанцев оказались в положении беженцев и вынужденных переселенцев». На жесткие оценки президент Азербайджана не скупился. Из его уст прозвучало и обвинение Армении в организации «геноцида в Ходжалы».

Таким образом, основной пафос речи Алиева – это обвинение соседнего государства в оккупации и политике этнических чисток. При этом внутренней природе конфликта (центральные власти Баку против автономной области с армянским этническим большинством) никакого внимания не уделялось. Напротив, Серж Саргсян в своем выступлении на ооновской трибуне сделал акцент на невозможности сохранения армянского духовного и культурного наследия, национальной идентичности в Нагорном Карабахе при азербайджанской юрисдикции: «Новый этап борьбы народа Арцаха за самоопределение начался почти 30 лет назад. В ответ на мирные призывы к осуществлению неотъемлемого права армянства Арцаха на самоопределение и осуществляемые в этом направлении шаги Азербайджан прибег к применению силы». При этом в стороне остался тот факт, что самоопределение армян Нагорного Карабаха без всесторонней и целенаправленной помощи со стороны Еревана не имело бы того успеха, который оно получило.

Выступления Алиева и Саргсяна показали, насколько хорошо лидеры новых независимых государств постсоветского Закавказья овладели языком западной политики. Речь, конечно же, прежде всего о языке символов. Их презентации - прекрасный образец того, что в своей аргументации они работают с политическим «словарем», принятым в странах ЕС и США. И тот, и другой лидер апеллируют к нарушениям прав человека, допускаемым противоположной стороной. И тот, и другой говорят о соблюдении норм международного права (в одном случае касательно территориальной целостности, а в другом - национального самоопределения). Но все эти познания в западной «политической лингвистике» никак не связаны с таким принципиальным для разрешения любого конфликта моментом, как поиск компромиссов. Возможные конфигурации уступок в речах Алиева и Саргсяна на трибуне ООН не были представлены. По-прежнему мы видим параллельные миры. Ниже хотелось бы привести две цитаты. Риторический вопрос: как, следуя, содержащимся в них принципам, можно найти компромисс? «Армяно-азербайджанский, нагорно-карабахский конфликт должен быть урегулирован на основе международного права, резолюций Совета Безопасности ООН. Территориальная целостность Азербайджана должна быть полностью восстановлена». «Азербайджан не имеет никаких правовых и нравственных оснований для представления претензий в отношении Арцаха. Арцах никогда не был частью независимого Азербайджана…»

Почему же в таком случае дипломаты – сопредседатели МГ ОБСЕ настаивают на новом саммите? Вряд ли они столь наивны, чтобы не понимать: за месяц или два после произнесения ярких ооновских спичей лидеры Азербайджана и Армении вряд ли хоть на йоту продвинутся к пониманию позиций друг друга. Но дело, думается, не в наивности дипломатов. У каждого из них немалый опыт в деле урегулирования различных конфликтов. Сопредседатели МГ осознают, что переговорный процесс даже и с низким коэффициентом эффективности гарантирует от сползания к войне. Между тем, Армения и Азербайджан после апреля 2016 года не слишком-то отдалились от этой перспективы. Говоря о саммитах как о формате урегулирования, посредники представляют себе взаимосвязь внутриполитических и внешнеполитических сюжетов. В 2018 году в Армении завершится переход к парламентской модели, и реальные рычаги управления республикой сосредоточатся в руках премьер-министра. Станет им Саргсян или он выберет «формат Качиньского», покажет время. Но наверняка уже сегодня у него есть некое видение того, как будет осуществлен «транзит» в вопросах ведения международных дел. Этот сюжет хотелось бы понимать лучше и сопредседателям, и партнерам армянской стороны из Баку. И в этом плане намерения сопредседателей МГ ОБСЕ понятны и обоснованы.

Пока же они планируют свой очередной «региональный визит». Он состоится в октябре. Поездка на Кавказ станет первым вояжем для Эндрю Шофера в его новом качестве сопредседателя МГ от США. Впрочем, поездка посредников в регион и подготовка саммита чревата дополнительными рисками. К содержательным переговорам стороны не готовы, компромиссы не слишком очевидны. И поэтому приходится ожидать новых инцидентов. Алгоритм уже не раз и не два апробированный. И в ходе очередного дипломатического раунда вместо разговора по сути проблемы участники будут только и делать, что заниматься «спасением» мирного процесса и предотвращением полномасштабной войны.

Сергей Маркедонов – доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net