Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Выборы 10 сентября 2017 года не продемонстрировали каких-либо однозначных и однонаправленных тенденций в развитии электорального процесса. Напротив, существенно выросло влияние местных условий на итоги голосования. И, судя по всему, отсутствие каких-либо жестких установок центра в отношении того или иного сценария проведения выборов (по крайней мере, ход кампании и ее итоги не позволяют утверждать об их наличии) привело к заметному «разбеганию» этих сценариев в регионах.

Бизнес, несмотря ни на что

На спасение «Открытия» и Бинбанка придется потратить, по предварительным подсчетам, от 500–750 млрд руб., следует из оценки ЦБ. Масштаб вскрывшихся проблем вызывает у экспертов обеспокоенность качеством надзора за банками.

Интервью

Кризис в Венесуэле становится все более острым. Но одновременно в его воронку втягиваются и другие страны Латинской Америки. Большинство из них отвергают антидемократические действия президента Николаса Мадуро, однако на его стороне выступают государства с левыми лидерами. От противоборства между ними зависит политическое будущее континента. Об этом «Политком.RU» рассказал проживающий в США видный кубинский политолог, лидер Либерального союза Кубы Карлос Альберто Монтанер.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Текущая аналитика

27.09.2017 | Александр Ивахник

Германская политика приобретает новые очертания

Ангела МеркельРезультаты парламентских выборов в Германии 24 сентября оказались одновременно ожидаемыми и неожиданными. Как и ожидалось, бесспорную победу одержал консервативный блок ХДС/ХСС Ангелы Меркель, и канцлер останется на своем посту на четвертый срок. Неожиданным стало тяжелое поражение социал-демократов и третье место крайне правой «Альтернативы для Германии». Теперь состав немецкого правительства изменится, а его формирование может затянуться.

Правоцентристский блок Христианско-демократического союза Ангелы Меркель и баварского Христианско-социального союза во главе с земельным премьер-министром Хорстом Зеехофером набрал 33% голосов избирателей, что даст ему 246 мест в бундестаге из 709. На втором месте финишировала Социально-демократическая партия Германии, получившая 20,5% голосов и 153 парламентских мандата (на 40 меньше, чем после предыдущих выборов в 2013 году). Правопопулистская, антииммигрантская партия «Альтернатива для Германии» (АдГ) заручилась поддержкой 12,6% избирателей и впервые прорвалась в федеральный парламент, где она займет сразу 94 места. Весьма удачно выступила либеральная Свободная демократическая партия, которая после провала на выборах 2013 года вернулась в бундестаг с 10,7% голосов и 80 местами. Левая партия – наследница коммунистов ГДР – во главе с харизматичной Сарой Вагенкнехт завоевала 9,2% голосов и 69 мандатов. Наконец, немецким «Зеленым» досталось 8,9% голосов и 67 мест. Таким образом, впервые в истории ФРГ в национальном парламенте будут представлены шесть партий.

Главный неудачник состоявшихся выборов – СДПГ. Она показала наихудший результат за всю послевоенную историю Германии – почти на 5 процентных пунктов ниже, чем на предыдущих выборах четыре года назад. Возникшие в начале года надежды на то, что новый лидер социал-демократов, бывший председатель Европарламента Мартин Шульц за счет своей энергии и новизны для германской политической сцены выведет социал-демократов из длительного кризиса и после трех подряд поражений на национальных выборах вернет им шансы на победу, не оправдались. «Эффект Шульца» оказался конъюнктурным, новому лидеру СДПГ не удалось кардинально обновить имидж партии, последние годы находившейся в тени старших партнеров по «большой коалиции» – ХДС/ХСС. Делая в ходе избирательной кампании акцент на теме социальной справедливости и близости к заботам простых людей, Шульц не смог предложить конкретных и убедительных идей по реформированию социальной политики. К тому же не в пользу СДПГ играла позитивная экономическая динамика в Германии.

Ангела Меркель вела кампанию спокойно, уверенно, избегая острых дебатов и политической конфронтации. Она делала ставку на свой образ многоопытного, надежного, обеспечивающего стабильность лидера страны. Тем не менее, по итогам выборов победившие христианские демократы тоже понесли существенные потери. Консервативный блок ХДС/ХСС потерял 8,5 процентных пунктов по сравнению с голосованием 2013 года. Вообще 33% – это наихудший результат для христианских демократов с 2000 года, когда партию возглавила Меркель. Судя по всему, Ангелу Меркель подвел фактор миграционной политики. Её либеральный подход к приему беженцев в период наивысшей миграционной волны 2015 года вызвал сомнения и даже неприятие у части немцев, но по мере снижения притока мигрантов в последние два года эта тема, казалось, отошла на второй план. Однако в последние недели избирательной кампании националистической, антиисламской «Альтернативе для Германии» удалось вновь актуализировать тему мигрантов в сознании широких слоев населения и обернуть ее против правящих партий. По данным немецких социологов, около миллиона избирателей, прежде голосовавших за ХДС/ХСС, в 2017 году поддержали АдГ.

Обращает на себя внимание, что на этих выборах две системообразующие, так называемые «народные» партии Германии – ХДС/ХСС и СДПГ – привлекли немногим больше половины голосов избирателей – 53,5%. Таким образом, налицо тенденция к фрагментации германской партийной системы. Хотя предвыборная кампания, по всеобщему признанию, была довольно скучной и проходила при явном доминировании Ангелы Меркель и ее партии, явка составила 76,2%, что на 4,7% выше, чем в 2013 году. Новые избиратели, судя по всему, в подавляющем числе голосовали за малые партии.

Все четыре малые партии выступили удачно, но наибольшее внимание привлек, естественно, успех праворадикалов из «Альтернативы для Германии». В ходе летних предвыборных опросов рейтинг поддержки АдГ держался на уровне 9-10%, а на выборах эта поддержка подскочила до 12,6%, сделав «альтернативщиков» третьей партией страны. Хотя уже давно было понятно, что АдГ уверенно пройдет в бундестаг, ее неожиданно высокий результат в самой Германии называют политическим землетрясением.

АдГ была основана совсем недавно, в 2013 году, и поначалу занимала чисто евроскептическую платформу, выступая в период долгового кризиса в еврозоне за отказ от евро. Но по мере нарастания миграционного кризиса партия на передний план своей деятельности выдвинула антимигрантские, ксенофобские, антиисламские лозунги. На этих лозунгах в 2015-2017 годах она прошла в ландтаги 12 земель Германии из 16.

В ходе прошедшей предвыборной кампании АдГ требовала закрытия внешних границ Евросоюза, введения жесткого контроля на границах Германии и постройки лагерей для беженцев за рубежом, чтобы перекрыть поток мигрантов в страну. Что касается уже прибывших в Германию мигрантов, то для них нужно ввести более строгие требования к получению статуса беженца, а получивших отказ необходимо немедленно депортировать. Также АдГ выступала за необходимость референдума о выходе Германии из Евросоюза и из еврозоны.

Как и праворадикальные популисты в ряде других европейских стран, «Альтернатива для Германии» с симпатией относится к путинской России и ее политике. В отличие от всех других партий, прошедших в бундестаг, АдГ выступает за отмену антироссийских санкций без каких-либо предварительных условий и одновременно за расширение экономического сотрудничества с Россией. По мнению лидера предвыборного списка АдГ Александера Гауланда, Россию необходимо реинтегрировать в европейскую политику и говорить с ней как с равным партнером, чтобы через нормализацию отношений гарантировать долгосрочный мир в Европе. В интервью Die Welt Гауланд заявил о необходимости окончательно признать Крым частью России, отметив, что никакие санкции не помогут повернуть ситуацию вспять. «Мы должны встроить Россию в европейскую структуру; противостоянию с НАТО должен быть положен конец», – подчеркнул Гауланд, добавив, что «Крым всегда был исконно российской территорией, и он не сможет вернуться к Украине».

По характеристике Deutsche Welle, 76-летний Александер Гауланд считается лидером радикального националистического крыла партии. Он славится своими неоднозначными высказываниями не только в отношении мигрантов и ислама, но и в отношении чувствительных моментов германской истории. В сентябре 2017 года Гауланд сказал, что немцы могут гордиться «подвигами немецких солдат» в Первой и Второй мировых войнах. Говоря о периоде нацизма с 1933-го по 1945 год, Гауланд заявил: «Не нужно больше ставить нам в упрек эти 12 лет. Сегодня эти годы уже не касаются нашей идентичности. Поэтому мы имеем право вернуть себе не только нашу страну, но и наше прошлое».

Если говорить о социальной базе поддержки АдГ, то, по данным германских социологов, типичный избиратель партии – это мужчина среднего возраста, без высшего образования, преимущественно из Восточной Германии. «Альтернатива для Германии» заняла второе место во всех регионах бывшей ГДР, кроме двух, а в Саксонии даже вышла на первое место с 27%. Лишь 7% голосовавших за АдГ имеют высшее образование – это самый низкий показатель среди электората всех парламентских партий. Активнее всего за АдГ голосовали рабочие (19%). Высокой поддержкой партия пользуется у русскоговорящих немцев – выходцев из бывшего СССР.

На данный момент «Альтернатива для Германии» находится в партийной системе ФРГ на положении изгоя. Все другие парламентские партии заявляют о неприемлемости коалиционных соглашений с ней. Тем не менее, сформировав большую фракцию в бундестаге, АдГ будет пытаться влиять на атмосферу в высшем законодательном органе (и в обществе в целом) и на решения некоторых комитетов. Если бы СДПГ не заявила о переходе в оппозицию, то АдГ стала бы крупнейшей оппозиционной партией и могла бы претендовать на кресло заместителя председателя бундестага и на места руководителей ключевых парламентских комитетов. Но и без этого «альтернатьивщики» полны решимости не давать покоя будущему правительству. Сразу после объявления данных первых экзитполов Александер Гауланд, выступая перед однопартийцами, заявил: «Поскольку мы, по всей видимости, становимся третьей крупнейшей силой в парламенте, то правительству, каким бы оно ни было, стоит готовиться! Мы начнем на него охоту! Мы начнем на Меркель охоту! И вернем наш народ себе».

Впрочем, помешать росту влияния «Альтернативы для Германии» могут острые противоречия в ее рядах между приверженцами крайних и более умеренных позиций. Лидер умеренных, сопредседатель АдГ Фрауке Петри на пресс-конференции партии 25 сентября сообщила, что не собирается входить в партийную фракцию в бундестаге, и покинула пресс-конференцию. Другой сопредседатель Йорг Мюттен сказал, что это заявление произвело эффект разорвавшейся бомбы: «Это не обсуждалось с нами, мы не знали об этом». На следующий день Петри объявила о выходе из АдГ. Не исключено, что она попытается сформировать в бундестаге свою минифракцию.

Что касается перспектив формирования нового правительства ФРГ, то ситуация в этом плане значительно усложнилась с решением руководства СДПГ о переходе в оппозицию. Лидер партии Мартин Шульц объявил об этом, как только стало ясно, что социал-демократы потерпели тяжелую неудачу на выборах. Одновременно Шульц заявил о намерении сохранить пост лидера партии. Наблюдатели в Германии считают решение СДПГ о выходе из «большой коалиции» с ХДС/ХСС правильным с точки зрения возможностей партии в статусе главной силы оппозиции обрести новое лицо и восстановить свою электоральную базу. Длительное пребывание социал-демократов в правительстве в тени канцлера Ангелы Меркель отталкивало от партии ее традиционных сторонников из рабочей среды и других наемных работников.

Теперь у Ангелы Меркель остался только один вариант формирования правительственной коалиции – заключение соглашений с либеральной Свободной демократической партией и с «Зелеными». На пресс-конференции в понедельник, 25 сентября, Меркель объявила о намерении начать переговоры с ними. Однако эти переговоры могут столкнуться с большими трудностями. Блоковый союзник партии Меркель баварский ХСС скептически настроен в отношении включения в правительство «Зеленых». ХСС уже заявил, что будет добиваться формального введения ежегодных квот на прием беженцев, что совершенно неприемлемо для «Зеленых». Вообще в партии «Зеленых» есть сильное крайне левое крыло, которое решительно возражает против альянса с консерваторами из ХДС/ХСС. Правда, позиции «зеленых» в отношении Меркель заметно смягчились после ее решения об отказе от атомной энергетики.

Свободная демократическая партия (СвДП), ведомая новым амбициозным лидером, 38-летним Кристианом Линднером, памятуя о неудачном опыте нахождения в правящей коалиции с ХДС/ХСС в 2009-2013 годах, будет добиваться в новом правительстве весомых постов. Дополнительные трудности в заключение коалиционных соглашений может внести то, что между СвДП и «Зелеными» имеются серьезные противоречия. СвДП, отстаивающая интересы предпринимателей, выступает против чрезмерных экологических ограничений. «Зеленые» после громкого «дизельного скандала» настаивают на запрете в обозримой перспективе автомобилей с двигателем внутреннего сгорания, либералы, конечно, категорически против этого. Между двумя малыми партиями существуют разногласия и по внешнеполитическим вопросам. Лидер СвДП Кристиан Линднер в ходе предвыборной кампании призывал заморозить на долгое время вопрос о статусе Крыма, возобновить сотрудничество с Россией по другим вопросам и поиск возможностей для снятия санкций. Среди «Зеленых» более влиятельны те, кто настаивает на продолжении жесткой линии в отношении России.

Таким образом, процесс формирования нового коалиционного правительства и его программы, скорее всего, затянется на несколько месяцев. В любом случае четвертый кабинет Ангелы Меркель не будет отличаться внутренней сплоченностью и целеустремленностью. Это будет первый в истории ФРГ опыт существования на федеральном уровне трехпартийной правящей коалиции, и не исключено, что этот опыт окажется неудачным.

Александр Ивахник – руководитель департамента политологического анализа Центра политических технологий

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

С окончанием летних каникул итальянские партии приступили к подготовке к парламентским выборам, которые предварительно должны состояться весной 2018 года. Этот процесс проходит на фоне ряда вызовов для правящей «Демократической партии», связанных с проблемами неконтролируемой миграции, терроризма и усиливающегося экономического кризиса, в частности в сельском хозяйстве.

Социально-политический конфликт, возникший в связи с готовящимся выходом в свет фильма «Матильда», окончательно перешел в силовую фазу: по мере приближения даты премьеры картины (25 октября), растет число радикальных акций, направленных против кинотеатров и создателей фильма. Власть при этом, осуждая насилие, испытывает дефицит политической воли для пресечения агрессии.

В своих размышлениях о природе власти Эмманюэль Макрон писал, что его не устраивает концепция «нормальной» власти, которую проповедовал Франсуа Олланд во время своего правления, ибо такая власть превращается «в президентство анекдота, кратковременных событий и немедленных реакций». C точки зрения Макрона, необходимо действовать как король («быть Юпитером»), восстановив вертикаль, авторитет и даже сакральность власти, одновременно стараясь быть ближе к народу.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net