Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

26.03.2018 | Политком.RU

Политические аспекты ситуации с мусорной свалкой в Волоколамске

ВолоколамскЖители Волоколамска уже много лет требуют закрытия полигона, однако вопрос должного понимания у власти не находил. 3 марта, около 5 тыс. человек (всего в городе проживает 20 тыс) вышли на митинг с требованием приостановить работу полигона из-за невыносимого запаха, а 10 марта пытались заблокировать проезд грузовиков с мусором к полигону. С 6 марта власти района ввели на полигоне режим ЧС. Сразу после того, как произошло отравление, местные власти всячески отрицали связь с мусорным полигоном. Министр здравоохранения Подмосковья Дмитрий Марков сначала говорил, что отравление не связано с работой свалки. Это спровоцировало еще большую волну возмущения

Позднее зампред подмосковного правительства Александр Чупраков признал выброс свалочного газа и объяснил, что он произошел из-за резкого падения атмосферного давления. Полностью исключить такого нельзя, потому что за 40 лет работы свалки на ней образовалось много газа, сказал он. Через несколько часов после первых сообщений о случаях отравления на полигон и в городскую больницу выехал губернатор Подмосковья Андрей Воробьев. Жители Волоколамска встретили его выкриками «позор!» и «убийца!». Не менее жесткий прием ожидал прибывшего к больнице главу Волоколамского района Евгения Гаврилова. Он попытались успокоить собравшихся, но толпа крайне резко отреагировала, едва не побив чиновника. Сильнейшее раздражение также вызвал и тот факт, что губернатор вместо того, чтобы обратиться напрямую к участникам протеста, подошел к телекамерам, где в частности, пообещал «отправить в места отдыха максимальное количество детей», проживающих в Волоколамском районе. Закончив говорить, Воробьев в окружении полицейских пошел к машине, после чего в него полетели снежки, а особенно разгневанные граждане попытались прорваться через охрану. Позже столкновения с полицией произошли и у въезда на полигон, где протестующие пытались заблокировать проезд мусоровозов.

Воробьёв 21 марта заявил, что в области «есть план, у нас есть деньги, у нас есть технология, которые позволят с 15 мая по 15 июня ликвидировать проблему. Вот это понимание у нас есть. Единственное, что мы не можем, — это по щелчку пальца рекультивировать полигон». Однако экологи думают иначе. «Ядрово» необходимо полностью закрыть, а для решения проблемы подмосковных мусорных свалок в первую очередь необходимо вводить раздельный сбор мусора, причем не только в Подмосковье, но и Москве, заявил РБК руководитель энергетической программы «Гринпис Россия» Владимир Чупров. «Каждый год Москва поставляет на областные полигоны 1 млн т пищевых отходов вместе с твердыми коммунальными отходами. На второй день после прибытия мусора начинается процесс брожения, происходит выделение свалочного газа. Если от твердых коммунальных отходов будут отделять пищевые и стекло с бумагой и часть мусора будет измельчаться или идти на вторичную переработку, то действующих полигонов хватит», — уверен Чупров.

Ситуация очень быстро превратилась из локального «бытового» конфликта в политический. Тут важно отметить сразу несколько «болевых» точек. Во-первых, уязвимое положение региональных властей. В 2018 году у действующего губернатора Подмосковья истекает срок полномочий, в регионе в единый день голосования в сентябре пройдут выборы. О своих планах выдвигаться на новый срок Андрей Воробьев заявлял в интервью «Ведомостям» в феврале.

Однако получит ли губернатор поддержку Кремля, неясно. Воробьев неоднократно критиковался за проблему мусорных свалок, а в 2017 году ситуация дошла до президента: тогда крупная акция протеста против полигона в «Кучино» была поднята на «прямой линии» Владимира Путина. Спустя неделю Путин собрал совещание правительства, на котором жестко отчитал ответственных за сложившуюся ситуацию и потребовал закрытия полигона. «Послушайте меня, и чтобы [губернатор Подмосковья Андрей] Воробьев меня услышал: в течение месяца закрыть эту свалку!» - потребовал Путин. Он также поручил премьер-министру Дмитрию Медведеву взять это под контроль. «Запомнили, что я сказал?» - обратился в жёсткой форме президент к участникам совещания. Полигон в итоге был закрыт, но ликвидировать его как источник угрозы в кратчайшие сроки не представляется возможным. В декабре 2017 года свалка в «Кучино» снова стала источником плохого запаха, причем тогда об этом сообщило МЧС. В итоге было принято решение накрыть полигон спецматериалом, который предотвратит распространение ядовитых паров. Несмотря на это, акции протеста в Кучино продолжались и в марте.

Теперь к этому добавляется новый сюжет, получивший большой резонанс на федеральном уровне. В СМИ начались утечки о том, что «Путин недоволен Воробьевым», активизировалась кампания против губернатора. Сам Воробьев считается фигурой, близкой к министру обороны Сергею Шойгу (Шойгу рекомендовал Воробьева как своего преемника после перехода с поста губернатора области на пост министра обороны). В публичном пространстве обсуждается множество версий, касающихся возможных интересантов атак на губернатора, включая таких видных федеральных игроков как Сергей Чемезов и Сергей Иванов, которые активно продвигают масштабный проект строительства мусоросжигательных заводов в России. Еще несколько месяцев назад также весьма популярной была версия о вероятном переходе на пост губернатора Подмосковья министра по делам ЖКХ Михаила Меня, в то время как самому Воробьеву прочили пост главы МЧС. Нынешний министр Пучков, по данным СМИ несмотря на то, что был ставленником Шойгу, отношения со своим бывшим патроном подпортил. Также обсуждался вопрос о возможном приходе в регион нынешнего зампреда правительства Москвы Максима Ликсутова, известного как жесткий менеджер – это решение могло бы способствовать интеграции Москвы и области, что важно для решения транспортных и «мусорных» проблем.

Во-вторых, есть объективная проблема подмосковных свалок. Закрытие полигонов не только не решает, но скорее усугубляет «мусорный кризис». Еженедельно из Москвы вывозится тонны мусора, современной инфраструктуры для его утилизации нет, и если она и может быть создана, на это потребуется несколько лет. Наконец, закрытие полигонов сохраняет риски негативных экологических последствий и утечек мусорных газов. Кстати тот же полигон «Ядрово» был только открыт в 2008 году, то есть сравнительно недавно, а его инвестиционная программа предусматривает 331 млн рублей на его дегазацию.

В-третьих, отдельным сюжетом является вопрос готовности российского общества к спонтанным акциям протеста. Опросы Левада-центра и ВЦИОМ на протяжении многих лет фиксировали низкий протестный потенциал. Однако это касалось преимущественно общих политических или даже социально-экономических вопросов. Как видно, в условиях, когда нарушаются базовые права в массовом масштабе и особенно, когда пострадавшими оказываются дети, общество проявляется высокую степень готовность к самомобилизации. При этом оппозиция, если и присоединялась к подобным спонтанным проявлениям протеста, то обычно уже постфактум.

В нынешней ситуации протесты в Подмосковье прошли без особого внимания со стороны политических сил. Попытки подключения носили очень ограниченный характер. Так, Ксения Собчак еще перед выборами встретилась с Воробьевым и потребовала закрытия полигона «Ядрово»; она же прибыла в Волоколамск уже после выборов. В январе проблема мусора поднималась на встрече кандидата от КПРФ Павла Грудинина с жителями Серпухова: там также шли протесты против свалок «Съяново-1» и «Лесная», а ряд протестующих объявляли тридцатидневную голодовку. «Съяново-1» была закрыта, но не рекультивирована, а «Лесная» испытывает перегрузки после закрытия полигона «Кучино». Напомним, что во время кампании активно ходили слухи об амбициях Грудинина занять пост губернатора Московской области.

За скобками политических интриг остается более общая проблема - отношений власти и общества. Конфликт вырвался в публичное пространство сразу после триумфального переизбрания президента, подчеркивая, что системные проблемы, имеющие значение для десятков тысяч россиян, в действительности практически не решаются (даже в результате вмешательства главы государства). Более того, деградированы механизмы диалога власти и общества: первой инстинктивной реакцией всякий раз является стремление «замять» скандал.

Ситуация вокруг подмосковных мусорных полигонов становится своего рода тестом на способность власти решать системные, десятилетиями накапливающиеся проблемы, вызывающие социальное раздражение и протесты. С одной стороны, есть выраженная политическая воля добиться улучшения экологической ситуации в области, что демонстрировал Путин в прошлом году после «прямой линии». Есть также влиятельные группы, готовые заняться строительством более современных мусоросжигающих заводов (хотя экологи считают, что это не приведет к улучшению ситуации, а сами такие заводы не менее опасны, чем полигоны). Однако разрешение таких системных проблем упирается в нарастающую политико-аппаратную конкуренцию за контроль над важнейшей территорией, где есть и политические, и коммерческие интересы. Все это тормозит разрешение «мусорного кризиса», требующего объективной и скрупулезной работы, крупных инвестиции и «командной» работы Москвы, области и Кремля, а политической воли Путина оказывается недостаточно. Но одним из главных катализаторов нынешнего кризиса становится также эрозия механизмов коммуникации власти и общества. Это означает, что даже локальные, абсолютно неполитические социальные протесты в итоге могут становиться серьезным вызовом для власти.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net