Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

08.06.2018 | Эдуард Галимуллин

Китай в Арктике – всерьез и надолго?

Китай, АрктикаПрошло уже чуть более четырех месяцев с момента опубликования 26 января нынешнего года Белой книги под названием «Китайская Арктическая политика». Белая книга, или «White paper» - термин британский, и, в соответствии с определением в глоссарии на сайте британского парламента, означает следующее: «политический документ, подготовленный правительством, в котором излагаются предложения относительно будущего законодательства». Под «будущим законодательством», в случае с КНР и рассматриваемым регионом, вполне логично предположить официальную Стратегию, разработка которой наверняка уже ведется.

Но и «тезисная» Белая книга вызвала целую бурю обсуждений (и опасений), продолжающуюся поныне. Так, в документе Китай характеризует себя как «near-Arctic state», т.е. «почти-Арктическое» (или «около-Арктическое») государство. И именно на этот момент указывали заголовки материалов крупных зарубежных изданий, вроде National Post «Declaring itself a 'near-Arctic state,' China to build a 'Polar Silk Road' off Canada's north», The Wall Street Journal «A New Cold War? China Declares Itself a ‘Near-Arctic State’», а специалисты центра имени Вудро Вильсона в публикации «China: The New «Near-Arctic State"» охарактеризовали данный шаг как попытку «внедрить себя в семантику арктического дискурса». Однако термин отнюдь не новый, и упоминание его встречается, например, в пресс-релизе Стокгольмского института исследований проблем мира от 10 мая 2012 года, где говорится, что «китайские специалисты по Арктике теперь относятся к Китаю как к “почти-Арктическому государству”». Белая же книга официально подтвердила таковую самоидентификацию Китая.

Конечно, к ней немало вопросов. Что означает «почти-Арктическое»? Объяснений, содержащихся в тексте документа («Китай – одно из наиболее близко расположенных к Северному полярному кругу континентальных государств») явно недостаточно. Ведь если всерьез применять этот критерий, то ряд «почти-Арктических» пополнят и Южная Корея, и Япония, и Польша, и все три прибалтийских государства: Эстония, Латвия и Литва. Великобритания, Германия, Франция; страны, не имеющие границы к морю, вроде Белоруссии, Казахстана и Украины – все они географически расположены как минимум на примерно таком же расстоянии от Арктики. Да и сам по себе факт подобного самопровозглашения является своего рода провокацией, на которую Китай, определенно, шел сознательно.

И движение это осуществляется уже несколько десятков лет, причем со все ускоряющимися темпами. В приведенной ниже инфографике указаны только эпохальные события, связанные с деятельностью Китая по освоению Арктики, но и по ним очевидно, что времени в Поднебесной не теряют, планомерно становясь все более «почти-Арктическим» государством.

Как Китай осваивал Арктику?

Инфографика, Китай, Арктика

* «MV Xue Long», или «Снежный дракон», был построен в 1993 году на Херсонском судостроительном заводе в Украине. Приобретен Китаем в 1994 и модернизирован в 2007. К настоящему моменту – единственный китайский ледокол.

Все графические элементы взяты с сайта https://icons8.com/ по лицензии, предполагающей их свободное распространение.

Уделим еще немного внимания анализу Белой книги. Опубликована она в свободном доступе на сайте Госсовета КНР http://english.gov.cn, общим объемом около 14 страниц документа word 14 шрифтом с 1.15 интервалом – это немало, учитывая, что американская «Стратегия» занимает 16 страниц, а российская – 21 (имеются ввиду «Арктическая стратегия» Министерства Обороны США (2013) и «Стратегия развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности на период до 2020 года» соответственно). Состоит из предисловия, четырех разделов и заключения. Буквально с первых страниц приковывает к себе внимание акцент китайцев на интернационализацию региона, который, как выясняется впоследствии, является лейтмотивом всего повествования. Небольшой сравнительный контент-анализ подтверждает это в цифрах: в Белой книге очень часто употребляются такие прилагательные как «глобальный» (24 против 2 в американской Стратегии) и «интернациональный» (61 против 22), а также глагол «share - «делить» (10 против 2). Зеркальная ситуация с противоположными по смыслу словами, например – «национальный» (5 против 35).

Количество упоминаний слов в тексте документа

Что касается глагола «share». Делить китайцы предлагают морские права, общие интересы, преимущества («benefits», очевидно, от рационального и взаимовыгодного использования ресурсов и потенциала Арктики) и даже будущее – здесь наиболее ярко выражается специфика долгосрочного планирования Китая. Отправной же точкой появления интересов в отношении самого северного региона планеты сами китайцы в Белой книге называют вступление в Шпицбергенский трактат (1920) в 1925 году, определивший международно-правовой статус архипелага Шпицберген. Мы намерено не стали включать эту дату в инфографику, поскольку за полвека после данного события никаких серьезных шагов по изучению региона сделано не было, однако исторически Китай, видимо, привык развиваться в протяженных временных периодах, и самостоятельно их себе задает - в этом смысле 2025 год ознаменует столетие экспансии на географический Север.

В Предисловии сразу обозначена квинтэссенцию взгляда на ситуацию вокруг региона из Азии: она «сегодня простирается далеко за пределы своей региональной природы» и «оказывает жизненно-важное («vital») значение на интересы государств, не входящих в регион, а также на интересы международного сообщества в целом». Затем следует уточнение: «Природные условия в Арктике и их изменения прямо влияют на климат Китая, состояние окружающей среды и, в свою очередь, на экономические интересы в сельском хозяйстве, рыбной и лесной промышленности, а также в других секторах». Конкретно, в традициях realpolitik, сделан акцент и на такой составляющей интереса Китая в Арктике, как морские пути: « Использование морских путей и добыча природных ресурсов в Арктике могут оказать значительное воздействие на энергетическую стратегию и экономическое развитие Китая, который является важнейшей торговой нацией и крупнейшим потребителем энергии в мире». Право на свободную навигацию в так называемых «high seas» - территориях, не входящих в суверенитет какого-либо государство, должно, по мнению Китая, соблюдаться и впредь как одно из основополагающих правил судоходства в принципе.

Этим самым правом на плавание в водах Ледовитого океана китайцы охотно пользуются – если в 2013 году впервые торговое судно, принадлежащее этой стране, полностью прошло по Севморпути, то в прошлом году было совершено уже целых шесть подобных рейсов. Доступ к морю нужен Поднебесной, понятно, для более коротких и, соответственно, экономичных грузоперевозок. Но план по разработке арктических маршрутов – это также и часть стратегии «Один пояс – один путь» («One Belt One Road Initiative»), о чем Китай открыто заявляет в Белой книге: «Китай надеется работать со всеми заинтересованными сторонами для строительства «Полярного Шелкового пути» («Polar Silk Road») через развивающиеся арктические маршруты».

И это заявление тоже беспокоит Запад, поскольку китайцы уже реализовывают успешные инфраструктурные проекты на протяжении этих маршрутов, в частности тот же «Ямал-СПГ», в котором значительная часть (около 30%) изначально заложенного финансирования принадлежит именно им. Не указали мы в нашей инфографике и активной деятельности китайской дипломатии по установлению предметного диалога с ведущими арктическими государствами – в 2010 году контакты были установлены с США, в 2012 – с Исландией, а в 2013 – с Россией. И здесь, как отмечают специалисты уже упомянутого Вильсон-центра, возникает дилемма обмена «легких» (и немалых) денег и быстрого развития, в том числе инфраструктурного, «local communities» (местных сообществ, регионов) в настоящем времени на возможную политическую зависимость от азиатского гиганта в будущем. Конечно, Китай говорит об уважении и признании прав арктических государств, их национальных юрисдикций и суверенитета относительно территорий, однако если сосед построит на свои деньги 80% заводов на вашей земле – то чья это будет земля? А вернее, кто будет получать максимум преимуществ от ее использования?

Китай в Арктике – это серьезный геополитический вызов не только России, но и Америке, которая до недавнего времени также активно эксплуатировала риторику «глобальности», однако, по многим причинам, будто снова вернулась в состояние «доктрины Монро» времен начала прошлого века, с лозунгами протекционизма и невмешательства. Но к объяснениям расширения Китаем своего влияния, помимо роста возможностей, относится и вполне объективные факторы населения и территории. И если еще совсем недавно словосочетание «Китай в Арктике» вызвало бы у обывателя неподдельное замешательство, то как знать, останется ли все так уже в ближайшие десятилетия?

Эдуард Галимуллин – аспирант РАНХиГС

1) https://www.parliament.uk/site-information/glossary/white-paper/

2) http://nationalpost.com/news/canada/declaring-itself-a-near-arctic-state-china-to-drive-a-polar-silk-road-off-canadas-north

3) https://www.wsj.com/articles/a-new-cold-war-china-declares-itself-a-near-arctic-state-1516965315

4) https://www.sipri.org/media/press-release/2012/china-defines-itself-near-arctic-state-says-sipri

5) https://www.wilsoncenter.org/article/china-the-new-near-arctic-state

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net