Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Экспертиза

06.08.2018 | Борис Макаренко

Президентские выборы в США 2020 года: основные параметры и первые прикидки

Овальный кабинетПредсказывать исход и даже интригу президентских выборов в США, когда до них еще более двух лет, ни один уважающий себя эксперт не решится. Но о некоторых параметрах президентской гонки 2020 года можно рассуждать уже сейчас. Смысл этой статьи – показать, за чем и за кем следить, потому что американская политика, как внутренняя, так и внешняя, во все большей степени будет определяться «прицелом» на эти выборы.

Электоральная карта: от 2016 к 2020

Правила победы на выборах президента – большинство выборщиков от штатов, а не большинство голосов избирателей - можно сколько угодно критиковать, но смысла в этом не больше, чем критике правил назначения пенальти или оффсайдов в футболе: правила есть правила. Поэтому важно определить, кто из соперников будет иметь шансы выстроить свою электоральную коалицию таким образом, чтобы завоевать это большинство.

С 2000 года, т.е. за четыре электоральных цикла, из 50 штатов США 40 последовательно отдавали предпочтение кандидату от одной и той же партии. Но в 2020 эта стабильность может быть серьезно поколеблена.

Уже в 2016 году произошли немалые сдвиги. Во многих административных территориях (counties) на Среднем Западе, в т.ч. – ключевых для победы Трампа Огайо Висконсине и Мичигане результаты отличались от 2012 г. в пользу республиканского кандидата на 25 процентных пунктов или больше. Миннесота, которая более полувека не голосовала за республиканцев, дала Х.Клинтон победу с минимальным отрывом, и на следующих выборах стратеги Трампа надеются на победу там. Напротив, демократы могут победить в таких цитаделях республиканцев как Джорджия и Аризона, не выглядит несокрушимым и Техас. Кроме того, они надеются вновь вернуть себе Пенсильванию, а в «ржавом поясе», который Трамп неожиданно выиграл, его рейтинги одобрения – ниже 40%, так что повторить свой успех ему там будет трудно.

Американский электорат поляризуется. Из 173 территориальных единиц с населением выше 400 тыс. (в сумме – 54% американских избирателей) Трамп выиграл лишь в 41, набрав в большинстве случаев меньше голосов, чем Митт Ромни в 2012 (при том, что тот выборы проиграл). Из 44 «миллионников» Трамп победил лишь в трех. Зато демократы понесли серьезные потери и среди рабочего класса и, по выражению одного конгрессмена-демократа, «послали прощальный поцелуй сельской Америке».

Этот электорат одновременно переживает два разнонаправленных тектонических сдвига. С одной стороны – формируется «коалиция восходящих страт» - расовые меньшинства, иммигранты, молодежь и высокообразованные люди. Возникает и другая коалиция - разочарованных и обозленных на истеблишмент. В 2016 г. последняя коалиция нашла себе идеального – антиистеблишментного - кандидата в лице Трампа и вместе с традиционными республиканскими избирателями одержала победу. Но в долгосрочном плане предпочтительными представляются шансы первой коалиции, тем более, что доля американских избирателей, зарегистрированных как сторонники Республиканской партии, сократилась после 2016 г. на 3 пункта.

Кандидаты: Usual suspects

Обзор возможных кандидатов от двух основных партий мы с тех, которые в фильме «Касабланка» назвали бы “usual suspects” - «обычных подозреваемых», тех, кто кажется очевидными претендентами на выдвижение от своих партий.

В республиканском лагере конкуренция Дональду Трампу маловероятна – не только потому, что против действующего президента выдвигаться не принято, но главное – при всех оговорках Трамп действительно стал лидером всего республиканского лагеря. Только он способен прибавить к традиционному электорату партии различные группы «антиистеблишментных» избирателей. Попытки оспорить лидерство Трампа не исключены, но обречены на неудачу. Единственное, что может эту ситуацию изменить – серьезные подтверждения обвинений Трампу в «сговоре с русскими» перед прошлыми выборами и угроза импичмента. В этом – маловероятном – случае «запасным» кандидатом скорее всего станет вице-президент Майк Пенс, у которого уже есть «спящий» зародыш избирательного штаба.

Трамп останется фаворитом выборов до тех пор, пока не появится соперник от демократов: победить действующего президента в США трудно. Так что же происходит у демократов?

На авансцене до недавнего времени были «воины прошлой войны»: сенаторы Берни Сандерс и Элизабет Уоррен, бывший вице-президент Джо Байден. Обычная ситуация для проигравшей прошлые выборы партии: на начальном этапе лидируют те, кого знает вся страна. Но Сандерс и Уоррен – слишком левые, чтобы завоевать колеблющийся «центр», Демократическую партию сильно «клонит влево», но все выдвижение такого кандидата было бы слишком рискованным. Байден – опытный государственный деятель, идеальный центрист и обладатель безупречной человеческой репутации. Но ему в 2020 г. будет 78 лет, кстати, Сандерсу – 79, да и Уоррен – 72. «Под семьдесят» в к началу срока в Америке уже чуть ли не норма для кандидата в президенты (и Маккейн, и Клинтон, и Трамп) , но «под восемьдесят» все же -чересчур. Был у демократов один восьмидесятилетний кандидат в вице-президенты – Генри Дэвис, но было это 114 лет назад, и тот проиграл.

К категории “usual suspects” можно отнести и несколько фигур неожиданных, но «предсказуемых» именно тем, что они воспринимаются как «анти-Трампы». Интерес в демократическом лагере в разные времена вызывали и Мишель Обама – как символическое «продолжение» все еще популярного в либеральной Америке мужа-президента, и телеведущая Опра Унфри как полный антагонист Трампа (бизнесвумен, афроамериканка, либерал и филантроп). Чуть более серьезная кандидатура – основатель и бывший глава империи «Старбакс» Ховард Шульц, давний партнер и спонсор Демократической партии, уже ведущий операцию по поддержке новых лиц, выдвигающихся на промежуточных выборах в Конгресс, и призывающий обе партии к ответственной политике и прекращению деструктивных распрей.

Кого-то из них мы почти наверняка увидим через два года на праймериз. Но шанс на выдвижение от партии у них появятся только в том случае, если из партийных рядов (преимущественно губернаторов и сенаторов) не поднимется явный лидер, как бывало в Америке много раз, но как не получилось у Республиканцев в 2016 году.

Новые лица в Демократической партии

Разобрав «предсказуемых» кандидатов от Демократической партии (usual suspects), обратим внимание на признаки активности новых для общенациональной арены лиц.

О президентских амбициях за полтора года до начала «отборочного раунда» - праймериз – можно судить лишь по косвенным признакам. Таковых три: участившиеся появления в политических программах на телеканалах, замеченность в политических консультациях с руководством Демпартии, спонсорами и юристами и, наконец, запланированный на ближайший год выход книги – мемуаров или размышлений о политике – как имиджевой раскрутки и декларации намерений. С последней категории и начнем.

Джо Байден такую книгу уже выпустил. «Папа, обещай мне..» - пронзительная исповедь о тяжелой борьбе своего сына с раком мозга) и даже проехал «книжным туром» по всей стране. Но он в том возрасте и статусе, когда сам Бог велел писать мемуары. В конце года ожидается выход в свет книги Берни Сандерса – но о нем мы уже писали. А вот и новички из «союза кандидатов-писателей».

Сенатор Камала Харрис (Калифорния): почти реинкарнация Обамы в женском облике. Оба родителя – тамилка-мать и ямаец-отец - иммигрировали в США в начале 1960-х, Камала – их первенец, была генеральным прокурором Калифорнии, в 2016 триумфально избралась в Сенат. Один из самых активных противников «трамповской повестки» в Сенате. Президентских амбиций не отрицает, но и не подтверждает.

· Сенатор Кирстен Гиллибранд (Нью-Йорк). Принадлежит к т.н. «blue dogs» - консервативным демократам, идеальный центрист. Публично отметала предположения о своих президентских амбициях, но выход книги почему-то запланировала на конец 2018 г., сразу после того как она (сомнений нет) успешно переизберется на второй срок в Сенат.

· Конгрессмен Сет Мултон (Массачусетс) – 40-летний ветеран войны в Ираке (и ее противник), один из лидеров «новой демократической коалиции» в Конгрессе – прагматиков, активно поддерживаемых Ховардом Шульцем, о котором сказано выше.

· Конгрессмен Тулси Габбард (Гавайи) – еще один женский клон» Обамы: мать – самоанка, сама Тулси – индуистка по религии. Самая молодая из возможных кандидатов (37 лет), майор Национальной гвардии штата Гавайи.

Из тех, кто книги не пишет, стоит упомянуть трех персонажей:

· Эрик Гарсетти – второй срок на посту мэра Лос-Анжелеса, потомок мексиканцев итальянского происхождения – по отцу и еврейских иммигрантов из Российской империи – по матери, иудей по религии. Успешный мэр, известный далеко за пределами Калифорнии. О президентских амбициях напрямую не заявлял, но нередко появляется на политических ток-шоу и совершает поездки по тем штатам, которые первыми проводят праймериз.

· Стив Буллок, губернатор штата Монтана. На второй срок переизбрался в 2016 г., хотя в тот же день победу в его штате одержал Трамп. Председатель межпартийной ассоциации губернаторов штатов США. Ведет активные переговоры с донорами партии, активно сотрудничает с коллегами, согласно авторитетной утечке, «явно подумывает» о президентской кампании.

· Джей Инсли – губернатор штата Вашингтон, «самый старый из молодых» (сейчас ему 67 лет), в прошлом – член Палаты представителей, скоро заступит на пост председателя ассоциации губернаторов-демократов. Активно ездит по стране, в т.ч. по штатам первых праймериз и ведет переговоры с донорами партии.

Добавим к этому списку еще Кори Букера, сенатора от Нью-Джерси, в прошлом – успешного мэра Ньюарка (фактически – спутника Нью-Йорка) и Джозефа Кеннеди III – внучатого племянника Джона Кеннеди.

Таков «длинный список» кандидатов в кандидаты. Среди них и «ветераны» - Сандерс и Байден, и попытки повторить имиджевые успехи прошлых демократических кандидатов – Клинтон (четыре женщины) и Обамы - люди с небелым цветом кожи (Харрис, Габбард, Букер), потомки недавних иммигрантов. Кандидатуры губернаторов и сенаторов – это, напротив, давняя традиция партий, выступающих против действующего президента; напомним, что с начала ХХ века победу на президентских выборах одерживал три сенатора и пятеро губернаторов (считая одного «экс» - Рональда Рейгана). Одну сюжетную линию большинство из них заимствует и Трампа, критикуя вашингтонский истеблишмент. Но в чем почти все они Трампу противостоят - это в призывах к ответственной политике и к снижению биполярного противостояния, характерного для сегодняшнего Вашингтона.

Многих из них мы, скорее всего, не увидим даже на праймериз, кто-то «играет в долгую» - прицеливаясь к кампаниям более поздних циклов (многим из них около 50 лет, а то и меньше). Но весьма вероятно, что кто-то из перечисленных здесь бросит вызов ветеранам партии и получит право оспорить Белый дом у Трампа в 2020 году.

Интрига 2020: о чем будут спорить?

Формирование повестки дня кампании 2020 года начнется после промежуточных выборов в конгресс, которые станут испытанием для политики Трампа и могут изменить расклад сил в Конгрессе – не в пользу Трампа, поскольку сейчас он имеет большинство в обеих палатах. Очертим общие линии, по которым будущая повестка может выстраиваться.

Начнем с неожиданного: обе партии потеряют в 2020 свое главное оружие прошлой кампании: непопулярного соперника. В двухпартийной системе негативное голосование (не «за лучшего», а «против худшего») всегда играет первостепенную роль, даже если не все избиратели себе признаются, что делают выбор именно так. В целом эта поляризованность сохранится: твердые ядра републиканских и демократических избирателей все равно проголосуют «против чужого», даже если будут не в восторге от «своего». Но конкуренция за все промежуточные категории будет строиться не так, как в 2016: Трамп – уже не яростный и «несистемный» критик «вашингтонского болота», а его главный «водяной» (критики язвят, что «болото», т.е. столичный истеблишмент, так и остался «мокрым»). Демократы – уже не «партия власти», их кандидат скорее всего будет «новичком», да многие из перечисленных выше сами критикуют нравы округа Колумбия. С другой стороны, у Трампа есть список достижений, пусть очень неоднозначный, но в целом убедительный для своего избирателя.

На стороне Трампа – очевидные преимущества. Действующий президент – всегда фаворит, если не допустил серьезных провалов. К тому же не факт, что другая партия выдвинет сильного соперника. Если сохранится нынешний тренд роста экономики и сокращения безработицы, его шансы останутся достаточно высокими.

Тем не менее, риски поражения для Трампа также существенны: предвыборная конфигурация политических сил определится в ноябре нынешнего года; республиканцы могут потерять большинство в нижней палате Конгресса (в Сенате - хотя там их большинство исчисляется всего одним голосом - они как раз имеют шанс его сохранить, а то и упрочить). В этом случае Трампу будет еще труднее проводить свою повестку дня. А у него и так достаточно невыполненных обещаний – неотмененная «Обамакэр» - система медицинского страхования. Невыстроенная стена на границе с Мексикой. При всех позитивных трендах, не случилось перелома в реальном положении тех «синих воротничков», которые перешли на его сторону в 2016 г. Лозунг кампаании-2020 Трамп уже выдвинул: “Keep America Great!” – механическое продолжение лозунга прежней кампании. Наблюдатели считают такой лозунг неудачным: популизм и пафосность были выгодны Трампу-оппозиционеру и критику, действующего же президента будут судить по делам.

Не лучше пока с повесткой дня и у демократов. На одной критике Трампа кампании не выиграть, но все остальное пока не очень впечатляет. К тому же в партии сильны слишком левые по американским понятиям тенденции – призывы к еще более радикальному (с точки зрения государственного вмешательства) медицинскому страхованию, резкое повышение минимальной почасовой оплаты труда. Не видно убедительной экономической программы. И главное – нет кандидата.

***

Все это не дает – и не может давать – ответа на вопрос, сменится ли хозяин Белого дома после выборов в ноябре 2020. Но видны основные «сюжетные линии», по которым будет формироваться их интрига:

1. Динамика популярности партийных платформ и результаты промежуточных выборов в Конгресс в ноябре 2018 г. Что сильнее на них проявится: влияние на общество позитивных экономических трендов или традиционный «отскок» (т.е. успех) партии, проигравшей за два года до этого президентские выборы. И существенно – нарушат ли демократы хотя бы частично контроль республиканцев над «обеими сторонами Пенсильвания-авеню» - т.е. Белым домом и обеими палатами Конгресса.

2. Баланс достижений и неудач Трампа во внутренней политике, плюс к этому – итоги расследования спецпрокурора Мюллера по «русскому следу»: насколько велик окажется репутационный ущерб действующему президенту?

3. Как пройдет и чем закончится внутрипартийная конкуренция у демократов – с каким лидером и какой платформой они выйдут на следующие выборы?

Борис Макаренко – президент Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net