Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

26 марта президент РФ Владимир Путин провел встречу с представителями российского бизнеса. На встрече присутствовали 26 человек, включая гендиректора Mail.ru Group Бориса Добродеева, гендиректор сервиса Okko Яну Бардинцеву, совладельца сети Hoff Михаила Кучмента, президента Faberlic Алексея Нечаева, гендиректора «AliExpress Россия» Дмитрия Сергеева, основательницу сети кафе «Андерсон» Анастасию Татулову и президента ГК «Балтика-транс» Дмитрия Красильникова.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

06.11.2018 | Политком.RU

Спор о чечено-ингушской границе: куда приведет референдум?

Граница30 октября Конституционный суд Ингушетии признал решение об установлении границы с Чечней незаконным, постановив, что заключенное соглашение без его утверждения на референдуме в Ингушетии «не порождает правовых последствий». Глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров, заявил, что вопрос границы находится вне юрисдикции регионального судебного органа и заниматься им может только Конституционный суд России. Протестующие против установления границы решение назвали КС Ингушетии ожидаемым, но недостаточным, поскольку окончательно отменить соглашение должен парламент республики.

Обострение территориального спора о границе между Ингушетией и Чечней произошло после 26 сентября, когда главы Ингушетии и Чечни Юнус-Бек Евкуров и Рамзан Кадыров подписали договор о закреплении административной границы между регионами, которая не была четко установлена со времен распада Чечено-Ингушской АССР в 1991 году. Документ предусматривает обмен нежилыми территориями Надтеречного района Ингушетии и Малгобекского района Чечни. Власти заявляют о «равноценном обмене территориями», однако противники соглашения в Ингушетии считают, что у республики «незаконно забрали в пользу Чечни большой кусок территории». Специалисты-картографы, проанализировав по просьбе «Кавказского узла» новую линию чечено-ингушской границы, пришли к выводу, что слова руководства Ингушетии о «равноценном обмене территориями» оказались неправдой, а Ингушетия передала Чечне территории, которые по площади в 26 раз больше полученных от Чеченской Республики.

После того, как 4 октября парламенты республик ратифицировали соглашение о закреплении границ, в Ингушетии начались акции протеста. По результатам голосования в парламенте ингушские депутаты обратились с жалобами на фальсификацию его итогов в прокуратуру и Следственный комитет, а активисты начали собираться у здания парламента республики в Магасе, требуя пересмотра соглашения. Власти Ингушетии разрешили провести протестную акцию 8–15 октября, позднее ее продлили до 17 октября. Конфликт пытались разрешить как местные власти, так и представители Кремля, включая полпреда президента в СКФО Александра Матовникова и главу управления внутренней политики Андрея Ярина. На встрече с протестующими 16 октября они признали, что возможны недоработки в законе о границе Чечни с Ингушетией. Однако в тот же день соглашение было объявлено вступившим в силу.

На следующий день после вступления в силу соглашения об установлении границы группа депутатов ингушского парламента обратилась в Конституционный суд республики, указав, что корректировка границ республики возможна только по результатам проведения референдума и после выяснения мнения населения муниципальных образований, границы которых меняются. Власти Ингушетии предпринимали попытки давления на депутатов, в результате двое из них отозвали свои подписи под обращением, что в парламенте сочли основанием для прекращения разбирательства. Остальные подписавшиеся депутаты настаивали, что обращение в любом случае является действительным, поскольку на момент подачи оно имело необходимое число подписей – двенадцать при необходимых одиннадцати. Конституционный суд Ингушетии принял сторону протестующих, признав незаконным соглашение о границе с Чечней, и постановив, что решение регионального КС «не может быть преодолено повторным принятием республиканского закона».

Будет ли решение Конституционного суда Ингушетии иметь правовые последствия или дело будет передано в федеральный Конституционный суд – вопрос на данный момент не решенный. Глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров планирует оспаривать законность действий местного суда в Конституционном суде РФ, поскольку «договоры между двумя субъектами РФ, затрагивающие интересы обоих регионов, должны быть проверены только на соответствие Конституции РФ и исключительно Конституционным судом РФ». Говоря и о поддержке соглашения представителями тейпа Орстхой, проживающего на пограничной территории – факт, который республиканский Конституционный суд, по мнению властей во внимание не принял. Протестующие приняли решение Конституционного суда Ингушетии одобрительно, фактически получив статус «защитников конституции»: делегаты прошедшего в Назрани Всемирного ингушского конгресса назвали его «большой победой народа, который две недели протестовал во имя торжества справедливости» и рассчитывают в дальнейшем решить этот вопрос окончательно на референдуме. Эксперты-юристы отмечают, что региональный Конституционный суд не полномочен решать вопрос о границах между субъектами, а в ситуации правовой коллизии тем более необходимо обращаться в вышестоящий орган.

Следя за развитием ситуации в Ингушетии и Чечне стоит обратить внимание не только на главную сюжетную линию, связанную с границей между субъектами, но и на возникающие ответвления.

1. Выход из тени регионального Конституционного суда – такие органы (Конституционные или Уставные суды), как правило, являются в российских регионах «спящими инстанциями» (узкий круг специализации, маленький процент обращений) и служат местом тихой, почетной пенсии для федеральных судей. Несмотря на то, что решение ингушского КС было принято под давлением традиционного общества, это серьезный прецедент, приводящий к возникновению правовой коллизии. В то же время специфика ситуации в Ингушетии – слабость Евкурова, выражающаяся, в частности, в затяжном конфликте с муфтиятом республики, который он не может разрешить; влияние тейпов и наличие активной и реальной оппозиции – вряд ли позволяет рассчитывать на то, что ингушский прецедент распространится на другие регионы.

2. Глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров находится в условиях глубокого политического кризиса, теряя политическую субъектность как в своем регионе, так и в большой игре по определению границ между двумя республиками. Очевиден глубокий раскол элит в республике и их недовольство правлением Евкурова: представители республиканского муфтията и мусульманских общин не признают его авторитет, а Совет ингушских тейпов Мехк-Кхел вынес решение не заключать браки с родом Евкуровых до седьмого колена. Значительная часть рычагов политического управления потеряна, а главе Ингушетии прогнозируют скорую отставку: в сети появилась информация о том, что на место Евкурова пришлют нового кандидата генерал-майора ФСБ Зураба Бекботова, который до официального выдвижения Евкурова в августе 2018 года считался главной альтернативой действующему главе региона.

3. Обращает на себя внимание поведение главы Чечни во время его последних поездок в Ингушетию – Рамзан Кадыров теряет присущий ему брутальный образ «человека, которому можно всё». Узнав, что Кадыров с многочисленной охраной планирует посетить одного из ингушских старейшин, Мухажира Нальгиева, в его родовом селе, почти тысяча молодых ингушей собрались для поддержки своего лидера. Во время визита 19 октября обсуждался вопрос о высказывании Кадырова, что он разнесет тех ингушей, которые придут к нему митинговать. В ответ на претензии старейшины Кадыров как бы оправдываясь ответил, что не имел в виду весь народ, а говорил о двух-трех людях. По итогам встречи Рамзан Кадыров не смог добиться привычных и комфортных для него односторонних извинений – уступить пришлось обоим. Аналогичная история произошла 26 октября, когда Кадыров явился к одному из организаторов протестов, бывшему министру внутренних дел республики Ахмеду Погорову.

4. На «сцену» вышел первый президент республики Ингушетия Руслан Аушев, присоединившийся к митингующим и высказывающийся против новой границы с Чечней. Пока Аушев ведет себя осторожно, но важен сам факт его появления в публичной плоскости и участия, пусть и косвенного, в конфликте на стороне протестующих.

Вопрос о чечено-ингушской границе – это не чисто правовой спор, а значит, какое бы решение не было принято в итоге, постановление КС Ингушетии или РФ в любом случае будет подвергнуто различным трактовкам, выходящим за рамки формально-юридической логики. Фактически, вариантов разрешения ситуации не так много: оставить в силе решение республиканского КС, что может создать опасный правовой прецедент, и провести референдум, или отменить его, предложив другой вариант урегулирования ситуации через референдум сразу в обеих республиках (на что Кадыров вряд ли согласится) или формальные юридически процедуры.

Несмотря на то, что проведение референдума выглядит эффектным решением, максимально учитывающим волеизъявление народа, возникают сомнения в его эффективности. Сама кампания, сопровождаемая эмоциональными выступлениями, может спровоцировать очередной виток конфликта и негативную реакцию народа как внутри Ингушетии, так и внутри Чечни. Кремль, в свою очередь, не хочет выпускать ситуацию из-под контроля и не стремится к широкому публичному обсуждению возникшего территориального спора, возлагая надежды на привычные неформальные методы урегулирования подобных вопросов. В любом случае, масштаб возникшей чечено-ингушской проблемы уже вышел за рамки Северного Кавказа, став обсуждаемой темой в российском политическим сообществе.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net