Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Бывший конгрессмен от штата Техас Бето О’Рурк официально вступил в гонку за право быть выдвинутым кандидатом в президенты США от Демократической партии. Заметили его после того, как прошлой осенью он чуть не догнал (48% : 51% )на выборах в сенат Теда Круза – действующего сенатора и главного конкурента Дональда Трампа.

Бизнес

В практике экономической политики последних лет сложилась традиция, когда в начале весны РСПП – крупнейшее объединение работодателей и предпринимателей проводит «неделю российского бизнеса», завершающуюся съездом, на котором выступает Президент РФ. 14 марта это событие случилось в 10-й раз, оказавшись во многом не только значимым, но и знаковым.

Интервью

Веерный характер присоединения европейских стран к высылке российских дипломатов после отравления Скрипалей в Солсбери практически оставил Москву одну на европейском континенте. О том, как позиция Италии может измениться по результатам тяжелых коалиционных переговоров, которые сейчас ведут победившие на парламентских выборах 4 марта правые и левые силы, в интервью «Политком.RU» рассказывает сопредседатель ассоциации «Венето-Россия» и научный сотрудник Института высшей школы геополитики и смежных наук (Милан) Элизео Бертолази.

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

25.02.2019 | Алексей Макаркин

Валентина Матвиенко: политик нескольких эпох

Валентина МатвиенкоПредседатель Совета Федерации Валентина Матвиенко в нынешнем году обратила на себя внимание двумя историями. Первая – задержание в зале верхней палаты одного из ее членов, Рауфа Арашукова. В этом демонстративном и беспрецедентном событии приняла участие и Матвиенко, которая одернула запаниковавшего сенатора и в жесткой форме предложила ему вернуться на место, ожидая своей участи.

Для престижа Совета Федерации это событие выглядит негативным сразу в двух контекстах. С одной стороны, в общественном мнении – тут же стали вспоминать многочисленные случаи арестов и осуждений бывших членов палаты, в основном представителей бизнеса. С учетом низкого доверия российского общества к элите создалось представление о том, что Арашуков не одинок в нынешнем составе верхней палаты – хотя Матвиенко и заявила, что арестованный сенатор является исключением. С другой стороны, был нанесен удар по корпоративности Совета Федерации – сенаторы проголосовали за снятие иммунитета с одного из своих коллег в экстренном режиме, без серьезной проверки, на основании лишь заявлений генпрокурора и главы Следственного комитета. Да еще в условиях, когда в здании находились сотрудники ФСО, готовые пресечь побег Арашукова – хотя неясно, куда он мог бы бежать в Москве.

Вторая история – с присутствием Матвиенко на оглашении послания президента Федеральному собранию. Его дата, 20 февраля, была избрана Кремлем без учета того, что в это время спикер верхней палаты должна была находиться с визитом в Юго-Восточной Азии. Более того, Матвиенко было рекомендовано – а такая рекомендация могла бы последовать только из Кремля – не отменять визит. Отсутствие одного из спикеров палат на оглашении послания также не имело прецедентов – и такая вероятность тут же усилила слухи о переводе Матвиенко на дипломатическую работу (например, послом в Китай). Но в последний момент ситуацию удалось переиграть – видимо, спикер смогла мобилизовать свой аппаратный ресурс (по неофициальной информации – дойдя до президента) и добиться сокращения программы визита. В 6 утра 20 февраля самолет Матвиенко приземлился во Внуково, и уже в 12 часов она присутствовала на торжественной церемонии в Гостином дворе.

Комсомольский лидер

В «византийских» политических играх у Матвиенко огромный опыт. Ее судьба – пример советской вертикальной мобильности. Девушка из провинциальных Черкасс, рано лишившаяся отца (он умер, когда она училась во втором классе) и воспитывавшаяся вместе с двумя старшими сестрами матерью, работавшей на малооплачиваемой должности театрального костюмера, Валентина Тютина «покорила» Ленинград. Для этого она закончила школу с серебряной медалью, а затем медучилище с красным дипломом, что позволило ей поступить в Ленинградский химико-фармацевтический институт. Она хорошо учится, становится комсомольской активисткой, незадолго до окончания института выходит замуж за однокурсника (ее муж потом станет преподавателем Военно-медицинской академии, полковником и умрет, когда Матвиенко уже будет спикером Совета Федерации).

После окончания института в 1972 году ее распределили в аспирантуру, но из райкома комсомола поступило предложение перейти в аппарат. Там она сделала стремительную карьеру – уже через пять лет стала секретарем Ленинградского обкома ВЛКСМ, а еще через четыре года, в 1981-м – первым секретарем. Это был успех – особенно для женщины, которой приходилось действовать в мужском сообществе, где ее могли терпеть в качестве «номера два», но ей куда сложнее было становиться первой – даже в обкоме комсомола (тогда женщин не было ни в Политбюро, ни в правительстве, ни в числе первых секретарей обкомов). Карьеру Матвиенко делала при могущественном первом секретаре Ленинградского обкома КПСС Григории Романове – покровителе ВПК и гонителе тех деятелей культуры – от Товстоногова до Юрского – которых он считал недостаточно благонадежными. В бытность Матвиенко губернатором Петербурга в городе будет открыта мемориальная доска Романову – несмотря на активные протесты либеральной интеллигенции.

В продвижении по карьерной лестнице Матвиенко оказывал поддержку Виктор Лобко, один из ее предшественников на посту главы обкома ВЛКСМ, перешедший затем в обком под начало Романова. Позднее Лобко будет работать в ЦК КПСС, но в 1990-м, еще до запрета партии, его карьера пойдет вниз – долгое время он занимал должность замначальника Октябрьской железной дороги, затем работал в канцелярии питерского губернатора Владимира Яковлева. После прихода Матвиенко на губернаторский пост Лобко стал ее «опорным» заместителем в ранге руководителя администрации губернатора – и ушел на пенсию незадолго до ее перехода в Совет Федерации.

Одним из наиболее значимых эпизодов пребывания Лобко на этом посту стала борьба с Уставным судом, признавшим в 2005 году незаконным существование самой администрации губернатора. В ответ Матвиенко добилась переизбрания состава суда – но эта победа принесла для нее неожиданные проблемы в дальнейшем. Отправленный в отставку председатель суда Николай Кропачев оказался коллегой Дмитрия Медведева по юридическому факультету Петербургского университета. После прихода Медведева на пост президента Кропачев становится ректором университета, а отношения «президента-местоблюстителя» с Матвиенко изначально оказываются сложными (кстати, вскоре после этого и Лобко пришлось покинуть свой пост).

Но вернемся в 1984 год, когда Матвиенко покидает обком комсомола. Некоторое время она возглавляет один из ленинградских райкомов партии, а в 1986 году переходит на пост зампреда Ленинградского горисполкома по вопросам культуры и образования. Для советского времени это типично «женская» должность – в том же году аналогичный пост в правительстве СССР заняла Александра Бирюкова (так в кабинете министров спустя много лет после ухода министра культуры Екатерины Фурцевой, наконец, появилась женщина). Такое назначение формально было повышением, но в реальности перевод с партийной на советскую работу резко ограничивал возможности для карьерного роста. Кроме того, заместитель по «соцкультбыту» имел мало шансов стать первым лицом даже в исполкоме, не говоря уже об обкоме.

Дипломат и вице-премьер

В 1989-м Матвиенко везет. Весь ленинградский партийный истеблишмент проигрывает первые конкурентные выборы народных депутатов СССР в одномандатных округах – а она проходит в депутаты от Союза советских женщин и возглавляет Комитет Верховного совета по делам женщин, охраны семьи, материнства и детства, то есть выходит на общесоюзный уровень. В этом качестве Матвиенко знакомится с академиком Евгением Примаковым, возглавлявшим одну из палат - Совет Союза – Верховного совета.

В Москве Матвиенко удается вовремя сориентироваться – СССР рушился, пост в союзном парламенте был ненадежным. Перед самым крахом Союза она переходит на дипломатическую службу, а за день до него (25 декабря 1991 года) назначается послом на Мальте. Позднее Примаков опровергал, что оказал протекцию Матвиенко, ссылаясь на то, что российским министром иностранных дел в это время был примаковский антагонист Андрей Козырев. Но именно вечером 25 декабря Михаил Горбачев сложил с себя полномочия президента – так что решение о назначении Матвиенко еще было в его компетенции. А Примаков тогда являлся главой внешней разведки, будучи назначен на этот пост Горбачевым и сохранив его при Борисе Ельцине. Поэтому роль Примакова в судьбе Матвиенко и на этом этапе не стоит недооценивать.

Матвиенко вернулась с Мальты в 1994 году, и уже на следующий год, еще при Козыреве, стала директором департамента по связям с субъектами Федерации, парламентом и общественно-политическими организациями. МИД тогда подвергался критике за мягкую позицию в отношении Запада – и Козыреву нужен был коммуникатор для диалога с разгневанными депутатами. Эту же должность Матвиенко сохранила и после прихода на пост министра Примакова. В 1997 году она была назначена на более спокойный пост посла в Греции.

В 1998-м Примаков возглавил правительство, которое должно было руководить страной в постдефолтный период. Большого количества желающих занять министерские посты не было – особенно непопулярной была казавшаяся «расстрельной» должность вице-премьера по социальной политике, который должен был общаться с недовольными бюджетниками, пенсионерами, шахтерами. От этого поста отказался Владимир Рыжков. В этих условиях у Примакова оказался карт-бланш для назначения социального вице-премьера – и он вспомнил о Матвиенко. В результате она занимала свой пост дольше, чем любой другой вице-премьера кабинета Примакова – до 2003 года, то есть и в правительствах Сергея Степашина, Владимира Путина, Михаила Касьянова. Причем покинула кабинет, будучи одним из наиболее популярных его членов.

Одно из объяснений успеха Матвиенко лежит на поверхности – девальвация рубля привела к тому, что государство получило возможность не только исполнять свои обязательства, но и расширять их. Но не стоит забывать и об организационном опыте Матвиенко, ее качествах жесткого руководителя, способного добиваться выполнения поставленных целей (в первую очередь, погашения задолженностей по зарплатам и пенсиям). И, наконец, общество нуждалось в коммуникаторах, которые бы понимали психологию среднестатистической «бабушки» - бывшие комсомольские начальницы были для этого пригодны хотя бы потому, что умели уважительно общаться с ветеранами и социально уязвимыми слоями населения (любое проявление публичного неуважения к ним было чревато мгновенным сломом карьеры). Неудивительно, что на московском уровне аналогом Матвиенко стала бывшая секретарь ЦК ВЛКСМ Людмила Швецова.

Губернатор

В президентство Путина перед Матвиенко была поставлена задача сменить Владимира Яковлева на посту губернатора Петербурга. Яковлев в 1996 году выступил против своего шефа Анатолия Собчака и победил его на выборах, что было расценено Путиным – ключевым участником команды Собчака – как предательство. В 2000-м Яковлев переизбрался – тогда у Путина не было ресурса, чтобы ему помешать (кстати, уже тогда Матвиенко рассматривалась как возможный кремлевский кандидат в губернаторы). В 2003 году Путин усилился настолько, чтобы продиктовать Яковлеву условия сдачи – тот уходит с поста губернатора и становится вице-премьером (меньше чем через год он потерял эту должность, но до 2007-го оставался в федеральной элите). На его место пришла Матвиенко, которая предварительно стала полпредом президента в Северо-Западном федеральном округе. Питерские губернаторские выборы 2003 года были еще конкурентными – Матвиенко победила лишь во втором туре, где ее соперницей стала вице-губернатор из команды Яковлева Анна Маркова.

Губернаторство Матвиенко было, пожалуй, самым противоречивым в современной истории города. С одной стороны, в Петербург в условиях нефтяного бума и при поддержке федерального центра хлынули инвесторы. На налоговый учет в городе встали «Газпром нефть», «Совкомфлот», Внешторгбанк, «Сибур», «Новатэк», тогда еще активно функционировавшее «Трансаэро» и другие компании. Бюджет Петербурга увеличился в несколько раз. В город пришел ЛУКОЙЛ, потеснивший на местном топливном рынке игроков, связанных с криминалом. В городе началось активное строительство, которое всегда сопровождает экономический подъем.

С другой стороны, в адрес губернатора нарастала критика, причем в немалой степени за оборотную сторону бума. Приход в Петербург «Газпром нефти» вызвал необходимость строительства нового центрального офиса компании, но амбициозный проект строительства «Охта-центра» вызвал резкое неприятие со стороны питерской интеллигенции, так как не вписывался в привычный облик города. Новое строительство активно велось в исторической части города, что также приводило к недовольству градозащитников. Одним из преуспевших участников питерского строительного рынка был сын губернатора Сергей Матвиенко, занимавший пост вице-президента банка «Санкт-Петербург» и руководивший компанией «ВТБ-девелопмент», занимавшейся реализацией строительных проектов в Петербурге. В 2010 году Forbes оценивал его состояние в 3,3 млрд рублей, в 2011-м - в 4,9 млрд. Столь быстрый и масштабный деловой успех сына губернатора, до избрания Матвиенко не занимавшегося крупным бизнесом, также стал предметом критики.

Ситуацию усугубили еще два обстоятельства. Во-первых, разладились коммуникации с населением, особенно в условиях коммунального коллапса зимы 2010-2011 годов, когда городские службы не справлялись с уборкой снега, от упавшей сосульки погиб шестилетний ребенок, а Матвиенко назвала сосульки «сосулями», что вызвало сарказм горожан. Во-вторых, как уже отмечалось выше, не сложились отношения Матвиенко и нового президента Медведева, который демонстративно настоял на отмене строительства «Охта-центра». Был уволен близкий к Матвиенко глава питерского ГУВД Владислав Пиотровский. Вскоре и сама Матвиенко была переведена в Совет Федерации – официально с повышением, хотя реальные ресурсы, имевшиеся в ее распоряжении, существенно уменьшились.

Спикер

За время руководства верхней палатой Матвиенко удалось снять напряжение между Советом Федерации и «Единой Россией», связанное с принадлежностью предыдущего спикера Сергея Миронова к партии «Справедливая Россия». Ушла в прошлое практика, при которой спикер мог не допускать к участию в работе палаты делегированных сенаторов со ссылкой на неутверждение их полномочий мандатной комиссией. До ареста Арашукова крупных скандалов в деятельности Совета Федерации не было.

В то же время роль верхней палаты в законотворческом процессе повысить не удалось, что связано с особенностями функционирования Совета Федерации, имеющего право лишь принять или отклонить законопроект, прошедший через три думских чтения. При Матвиенко Совет Федерации заветировал 28 законопроектов, принятых Государственной думой. Два из них пришлись на последнюю – осеннюю – сессию Думы пятого созыва. Наибольшее число – 24 – на работу шестой Думы (2012-2016 годы). И два были отклонены уже в период функционирования нынешнего созыва нижней палаты. Среди этих документов, однако, не было политически острых – речь шла о периферийных разногласиях. Для примера можно привести два законопроекта, которые сенаторы «притормозили» в последние годы. В ноябре 2017 года Совет Федерации отклонил принятый Думой закон о запрете рекламы на платежных квитанциях за ЖКХ без предложения создать согласительную комиссию, причем, по словам Матвиенко, закон не должен регулировать «такую чушь». Однако после обращения профильного комитета Госдумы верхняя палата парламента приняла решение о ее создании. Согласительная комиссия выработала компромиссный текст закона, согласно которому запрет не должен касаться социальной рекламы и справочно-информационных сведений, после чего закон был принят и подписан президентом.

Более серьезный характер носила дискуссия, проходившая в конце 2017 - начале 2018 годов в связи с принятием нового закона о защите животных, запрещающего контактную притравку (на этом настаивали экологи). Часть сенаторов выступили против этого закона, утверждая, что он может навредить охотничьей отрасли. В результате закон был отклонен с созданием согласительной комиссии, которая выработала компромиссное решение. В этой ситуации Совет Федерации оказался в информационно невыгодной ситуации, так как основные СМИ сочувствуют экологическому движению.

В то же время политическая роль верхней палаты сводилась к поддержке решений исполнительной власти. Никаких сюрпризов здесь не было. Единственный раз, когда Матвиенко пришлось проводить мобилизацию сенаторов, пришелся на 1 марта, когда Совет Федерации на внеочередном заседании дал разрешение президенту на использование Вооруженных сил на территории Украины. Проблема заключалась в кворуме. После открытия заседания для голосования зарегистрировались лишь 78 из 166 сенаторов, что означает отсутствие кворума, а уже через минуту - 85 законодателей, на одного человека больше минимального ограничения по объявлению заседания открытым. Всего же за использование российских войск на территории Украины проголосовали 90 сенаторов – все, кто присутствовали в зале. Таким образом Матвиенко удалось в короткие сроки обеспечить кворум, хотя и практически «на грани». Вскоре после этого она была награждена орденом «За заслуги перед Отечеством» I степени, войдя в число немногих россиян, являющихся полными кавалерами этой награды.

Дальнейшая судьба Матвиенко, как и других российских государственных лидеров, зависит от позиции Владимира Путина. 7 апреля ей исполняется 70 лет – и ожидаются торжественные поздравления и, возможно, новая высокая награда. Государева недовольства Матвиенко не вызывает, история с недопуском на оглашение послания благополучно разрешилась. Новых арестов сенаторов исключать нельзя, но вряд ли они будут столь демонстративными, как в случае с Арашуковым (иначе будет полностью разрушен престиж палаты). Представляется, что Матвиенко может потерять свою должность в случае, если на нее надо будет переместить другого представителя верхнего эшелона элиты в формате почетной отставки. Если такой потребности не возникнет, она останется спикером.

Алексей Макаркин – первый вице-президент Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Мы согласны с Ярославом Шимовым в том, что Европейский союз стал на рубеже тысячелетий жертвой собственного успеха, а основным социально-политическим содержанием мировой истории в первые два десятилетия XXI века стало столкновение глобалистского и антиглобалистского трендов, коалиции глобалистской элиты - с другой – набирающим силу антиглобалистсктим популистским движением. Однако если в фокусе его внимания – проблемы нации и национальной идентичности, переживающих испытание этим кризисом, мы же сосредоточимся на более общей картине: конфигурации политических сил и движений, неоднократно – по ходу глобализации и под ее воздействием – менявшейся на протяжении прошлого и нынешнего веков.

Менее чем за месяц до выборов Владимир Зеленский продолжает быть лидером украинской президентской гонки. Февральские опросы наиболее известных социологических учреждений страны - Центра Разумкова, Киевского международного института социологии (КМИС), Центра социальных и маркетинговых исследований «Социс», Центра социальных исследований «София» - единодушно это подтверждают.

В Венесуэле оппозиция добивается отставки президента Николаса Мадуро, легитимность которого она не признает. Острое политическое противостояние в этой стране повлекло за собой очередной этап дискуссий на тему сходства и различий этой страны и России.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net