Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Предвыборная гонка в Украине, за которой внимательно следили и в России, подошла к концу. 21 апреля во втором туре встретились действующий президент Украины Петр Порошенко и актер Владимир Зеленский, известный главной ролью в популярном телевизионном сериале «Слуга народа». Первое место со значительным отрывом занял Владимир Зеленский – по предварительным данным, он получил около 73% голосов. Петр Порошенко набрал около 25 голосов избирателей.

Бизнес

В практике экономической политики последних лет сложилась традиция, когда в начале весны РСПП – крупнейшее объединение работодателей и предпринимателей проводит «неделю российского бизнеса», завершающуюся съездом, на котором выступает Президент РФ. 14 марта это событие случилось в 10-й раз, оказавшись во многом не только значимым, но и знаковым.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

13.03.2019 | Александр Ивахник

Выборы в Европарламент: навстречу самой ожесточенной кампании года

Выборы в ЕвропарламентДо выборов в Европейский парламент осталось три месяца. В странах Евросоюза уже по сути началась предвыборная кампания. Стержнем этой кампании будет жесткая борьба между мейнстримными партиями, выступающими за дальнейшую интеграцию в рамках союза, и разнообразными евроскептическими антиэлитными силами в основном правого толка, отстаивающими принципы государственного суверенитета и национальной идентичности.

Электоральные тенденции и усиление роли Европарламента

Крайне правые значительно усилились в последние годы на фоне экономических трудностей и роста неравенства в Европе, хлынувшего на старый континент потока беженцев из Ближнего Востока и Африки, а также прихода в вашингтонский Белый дом борца с глобализацией Дональда Трампа. Выборы в Европарламент они рассматривают как важный рубеж, как возможность консолидировать свои национальные успехи на общеевропейском уровне и получить рычаг влияния на дальнейшее развитие ЕС.

Традиционный политический истеблишмент Европы испытывает сильную тревогу перед лицом наступления тех сил, которые прежде считались маргинальными, и не скрывает опасений по поводу будущей судьбы европейского проекта. При этом надо учитывать, что на выборах в Европарламент явка бывает существенно ниже, чем на национальных парламентских выборах, а те, кто участвует, более склонны прибегать к протестному голосованию, выражая недовольство отрывом традиционной политической элиты от настроений и чаяний простых людей.

Эта коллизия разворачивается в условиях, когда реальное значение Европарламента в системе институтов ЕС существенно возросло. Долгое время место в ЕП считалось синекурой для статусных отставных политиков, а сам этот орган просто штамповал принятые в недрах Еврокомиссии решения. После принятия Лиссабонского договора 2007 г. полномочия Европарламента были сильно расширены. Он предметно рассматривает и принимает бюджет ЕС и ратифицирует международные соглашения. Очень важная функция ЕП – избрание президента исполнительного органа ЕС – Европейской комиссии.

С 1979 г. избрание ЕП происходит путем всеобщих прямых выборов. Европейские выборы имеют определенные особенности по сравнению с национальными. Во всех странах ЕС выборы проходят по партийным спискам на пропорциональной основе с пропускным порогом в 5%, но каждая страна посылает в ЕП определенное количество депутатов в зависимости от числа избирателей. Кандидаты в депутаты выдвигаются национальными партиями, но после избрания члены ЕП входят в состав общеевропейских политических фракций, объединяющих близкие по идейно-политическим установкам партии.

Основные сюжетные линии кампании

На данном этапе популистские евроскептические партии отказались от лозунга выхода из Евросоюза. Сказался фактор брекзита, обнаживший огромные практические трудности выхода страны из союза. Кроме того, евроскептики учитывают, что большинство избирателей во всех странах ЕС высказываются за сохранение членства в ЕС. Более того, сейчас снят и лозунг отказа от единой европейской валюты, который ранее выдвигали некоторые партии (партия Марин Ле Пен во Франции, «Альтернатива для Германии»).

Правопопулистские силы заявляют о намерении реформировать ЕС изнутри путем сокращения его наднациональных функций, снижения централизации при принятии решений, обуздания пресловутой брюссельской бюрократии и увеличения влияния национальных правительств. Так, самый динамичный и яркий ныне популистский лидер Европы, вице-премьер и глава МВД Италии Маттео Сальвини рисует европейские выборы как решающий поединок между народными силами, которые представляет он и его единомышленники, и либеральным транснациональным истеблишментом. Он хочет дать больше полномочий Европарламенту как единственному институту ЕС, формируемому демократическим путем.

Главной конкретной целью, которая сплачивает все правопопулистские силы Европы, является осуществление жестких мер по борьбе с иммиграцией в ЕС. Эта цель обосновывается не только экономическими резонами и соображениями безопасности, но и необходимостью сохранения национально-культурной и религиозной (христианской) идентичности. Этот приоритет объединяет как западно-европейских крайне правых (партия «Лига» Сальвини, партия «Национальное объединение» Марин Ле Пен, «Австрийская партия свободы», «Альтернатива для Германии», испанская партия Vox и др.), так и стоящих у власти в Восточной Европе консерваторов (партия «Фидес» Виктора Орбана и партия «Право и справедливость» Ярослава Качиньского). Что касается старых мейнстримных партий, входящих в правительства в большинстве стран ЕС, то они признают остроту проблем, с которыми столкнулся союз, но четких планов его реформирования по сути не имеют. Осенью 2017 года новоизбранный президент Франции Эммануэль Макрон предложил широкую программу преобразований в ЕС, которые бы придали новые импульсы европейскому проекту. Он призвал усилить интеграцию внутри зоны евро, создав специальный бюджет валютного союза для обеспечения стабильности евро и стимулирования инвестиций. Расходы на эти цели, по Макрону, должны покрываться введением новых налогов, в частности, на крупные цифровые компании и на финансовые транзакции. Кроме того, президент Франции предложил некоторые шаги по формированию собственных оборонных возможностей Евросоюза, по усилению борьбы с терроризмом и совместному контролю миграции, выступил за создание новой концепции европейского образования, основанной на трансграничном обучении.

Однако эта программа не встретила широкой поддержки со стороны глав ведущих стран Евросоюза, которые были больше озабочены внутриполитическими трудностями. Тем не менее Макрон продолжает восприниматься как лидер реформаторских, прогрессистских сил ЕС, стремящийся сформировать широкую либеральную коалицию, а потому служит главной мишенью критики со стороны евроскептиков. Еще до начала предвыборной кампании, но с прицелом на нее развернулась полемика между популистскими лидерами и французским президентом, причем в этом столкновении обе стороны не стесняются сильных выражений и жестов. Макрон не раз говорил об опасности роста национал-популизма в Европе и даже сравнивал его с распространением проказы. Сальвини в декабре назвал Макрона «лабораторной мышью, которую выбрали, чтобы сохранить на месте элитистскую политическую систему». В январе Сальвини и другой вице-премьер Италии, лидер «Движения 5 звезд» Луиджи Ди Майо в унисон выступили в поддержку протестующих во Франции «желтых жилетов». Это переполнило чашу терпения французских властей и привело к временному отзыву посла из Рима.

Другой крупный скандал связан с венгерским премьер-министром Виктором Орбаном, который объявил себя защитником «нелиберальной демократии» и «христианской Европы» и не раз подчеркивал, что Венгрия не потерпит диктата Брюсселя. 18 февраля правительство Орбана начало информационную кампанию против Еврокомиссии, обвесив Будапешт и другие города плакатами с портретами Джорджа Сороса и Жан-Клода Юнкера и надписью, утверждающей, что Брюссель готовит планы по стимулированию миграции, которые «угрожают безопасности Венгрии». При этом глава Еврокомиссии принадлежит к той же «Европейской народной партии» (ЕНП), что и партия Орбана «Фидес». В ответ Юнкер заявил, что трудно бороться с ложью и что партии «Фидес» нет места в ЕНП. Еврокомиссия осудила венгерскую кампанию как «фейковые новости» и «смехотворную теорию заговора». Однако Орбан и не подумал отступить. Он заявил, что Брюссель находится под контролем промигрантского большинства, а рост миграции означает, что Европа больше не будет принадлежать европейцам. Руководители ЕНП, включая главу фракции в Европарламенте Манфреда Вебера, однозначно поддержали Юнкера в этом конфликте, но решение об исключении «Фидес» из рядов ЕНП так и не было принято. По этим первым, стартовым выстрелам предвыборной борьбы понятно, что и сама избирательная кампания, и политические маневры после выборов будут представлять собой необычно яркое зрелище.

Первые предвыборные прогнозы

Аппарат ЕП на основе анализа многочисленных опросов в странах ЕС недавно выпустил первый прогноз результатов выборов 26 мая. Свои постоянно обновляемые прогнозы дает европейский интернет-журнал POLITICO. Эти прогнозы показывают, что в Европарламенте значительно увеличится представительство евроскептических партий, а в целом новый состав палаты будет самым политически фрагментированным в истории этого органа.

Сейчас в ЕП имеются три фракции, объединяющие евроскептиков. Первая – «Европа наций и свободы». В нее входят «Национальное объединение» Марин Ле Пен, «Лига» Маттео Сальвини, «Австрийская партия свободы», Партия свободы» голландца Герта Вилдерса и ряд других. По имеющимся прогнозам, эта фракция увеличит свое представительство с 35 мест до 58-60 из 705 (сейчас в ЕП 751 место, но в новом составе не будет представителей Великобритании).

Вторая фракция – «Европа за свободу и прямую демократию». Сейчас ее основу составляют «Партия независимости Соединенного Королевства» и итальянское «Движение 5 звезд». После выборов британцы уйдут, но предполагается вступление в эту фракцию «Альтернативы для Германии». С другой стороны, лидер «Движения 5 звезд» Луиджи Ди Майо недавно заявил о намерении дистанцироваться в ЕП от правых националистов и собрать новую фракцию из представителей идейно близких партий. В таком случае «Европа за свободу и прямую демократию» получит в ЕП лишь 15-20 мест. А перед Ди Майо стоит трудная задача привлечь в новое объединение депутатов из еще 6 стран – это обязательное условие для формирования самостоятельной фракции.

Третья фракция евроскептиков – «Европейские консерваторы и реформисты». Сейчас ее основу составляют британские консерваторы, которых после выборов не будет. Поэтому по прогнозам численность этой фракции сократится с 57 до 41 депутата, а преобладать в ней будет партия Ярослава Качиньского. Кроме того, следует учитывать, что ожидается прохождение в ЕП более 40 депутатов из новых партий, часть из которых примкнут к евроскептикам. В целом эксперты прогнозируют, что национал-популистские и евроскептические партии получат в новом Европарламенте более 20% мест.

Что касается мейнстримных политических сил, то их представительство в ЕП заметно уменьшится. Ожидается, что долго доминировавшая фракция «Европейской народной партии», включающая христианских демократов и континентальных консерваторов, сократится с нынешних 217 депутатов до 174-180 (при этом 13 мест в ней будет принадлежать евроскептической венгерской «Фидес»). Еще больше ослабнет фракция социалистов и демократов. Прогнозы дают им 135 мест вместо нынешних 186 за счет ухода британских лейбористов и ожидаемых слабых результатов на выборах 26 мая социал-демократов в Германии, социалистов во Франции и Италии. Таким образом, впервые с 1979 г. две крупнейшие общеевропейские партии – правоцентристская ЕНП и левоцентристская «Партия европейских социалистов» – получат меньше 50% мест в Европарламенте и уже не смогут контролировать его работу, в частности, самостоятельно договариваться о кандидатах на высшие должности в палате и в Еврокомиссии. Им придется обращаться за поддержкой к центристскому «Альянсу либералов и демократов за Европу», представительство которого в ЕП в случае вероятного присоединения к нему партии Макрона «Вперед, Республика!» может увеличиться с 68 до 90 депутатов.

Возможные последствия изменения состава Европарламента

До сего дня национал-популистские партии создавали немало шума на заседаниях Европарламента, но не оказывали серьезного влияния на его работу. Ситуация может существенно измениться после выборов. При условии совместных действий евроскептики смогут влиять на формирование бюджета ЕС, тормозя его рассмотрение и принятие. То же самое касается и важных для них законопроектов. Усложнится процедура согласования и назначения членов Еврокомиссии и председателей комитетов Европарламента.

Эксперты считают, что представители евроскептиков смогут возглавить до 6 парламентских комитетов из 20. Всё это заставит и Еврокомиссию, и Совет ЕС в большей степени учитывать альтернативную точку зрения. Правда, опыт показывает, что существующие евроскептические фракции ЕП не отличаются сплоченностью: им далеко не всегда удается выработать единую партийную линию, а их индивидуальные члены голосуют вразнобой. Так что первой задачей критиков традиционного политического истеблишмента в новом Европарламенте станет сглаживание разногласий и формирование объединенного фронта.

Александр Ивахник – руководитель департамента Политологического анализа Центра политических технологий

Оригинал материала опубликован на портале Inernational anticrisis center

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В 2010 году, когда Instagram только появился, никто не осознавал важности личного бренда в онлайне. Вскоре блогинг стал профессией, сразившей наповал весь медиа-мир, и переизбыток селебрити наводил на мысль, что разделить лавры с миллионниками невозможно. Хорошие новости: дивам с легионами малолетних подписчиц придется подвинуться, ведь на рынок выходят нано-инфлюенсеры.

Эта страна, расположенная на северо-западе Южной Америки, славится божественными орхидеями, которые поставляются во многие уголки планеты. Но она известна и тем, что на протяжении длительного времени в стране шла кровавая гражданская война, унесшая жизни миллионов людей. Тем не менее, сохранилась приверженность демократическим институтам. В этом ее специфика.

Продолжая цикл о способах передачи власти в латиноамериканских странах, остановимся на Чили. Длительное время в стране доминировал авторитарный режим генерала Аугусто Пиночета, пришедшего к власти посредством военного переворота в сентябре 1973 года. Сразу же начались репрессии против активистов политических партий. Их подвергали пыткам, держали на стадионе в Сантьяго, превращенном в концентрационный лагерь. Людей пачками высылали за границу.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net