Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Предвыборная гонка в Украине, за которой внимательно следили и в России, подошла к концу. 21 апреля во втором туре встретились действующий президент Украины Петр Порошенко и актер Владимир Зеленский, известный главной ролью в популярном телевизионном сериале «Слуга народа». Первое место со значительным отрывом занял Владимир Зеленский – по предварительным данным, он получил около 73% голосов. Петр Порошенко набрал около 25 голосов избирателей.

Бизнес

В публичном пространстве активно обсуждают запрос ФСБ ключей шифрования сервисов «Яндекс.Почта» и «Яндекс.Диск» компании «Яндекс» - соответствующая информация появилась на РБК со ссылкой на источники, близкие к самой компании. По информации СМИ компания отказалась предоставлять доступ к шифрованию сервисов и не предоставила в спецслужбу соответствующие ключи, поскольку они могут дать доступ к паролям пользователей всей экосистемы «Яндекса».

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

01.04.2019 | Политком.RU

Дмитрий Медведев: секреты выживания

Дмитрий МедведевАрест Михаила Абызова в очередной раз вызвал слухи о возможном завершении политической карьеры Дмитрия Медведева – бывший министр был его непосредственным протеже в правительстве. По информации telegram-канала «Незыгарь», после задержания сотрудниками ФСБ Абызов неудачно пытался дозвониться до Медведева. Публичной реакции премьера не последовало, хотя один штрих обратил на себя внимание СМИ - Медведев удалил Абызова из списка друзей во «ВКонтакте».

В то же время арест Абызова вряд ли скажется на судьбе Медведева, который демонстрирует крайне высокую степень «живучести» в российской политике. Его эволюция в определенном смысле соответствует эволюции общества – и здесь Медведев проявляет способность адаптироваться к новым вызовам.

Либерал

Когда Владимир Путин объявил, что его преемником станет Медведев, такое решение выглядело «подарком» как российским либералам, так и партнерам России по G20. Во главе российского государства впервые встал человек, не просто совместимый с либеральной интеллигенцией, но и по своей биографии и сформировавшимся в молодости взглядам принадлежавший к ее числу. Продвижение Медведева на пост президента выглядело сигналом проведения курса на модернизацию (это слово, наряду с инновациями, стало одним из знаковых в период медведевского президентства).

Значительная часть жизни Медведева связана с Петербургским университетом: он последовательно был студентом, аспирантом, ассистентом, доцентом кафедры гражданского права юридического факультета, где и защитил диссертацию. Уже переехав в Москву, он был избран почетным профессором университета. Цивилисты (специалисты в области гражданского права) и в советское время отличались отстаиванием универсальных правовых норм – неудивительно, что в 1990-е годы они инициировали создание либерального законодательства, необходимого для нормального функционирования рыночной экономики.

Первый политический опыт Медведев получил, участвуя в качестве волонтера в избирательной кампании Анатолия Собчака – одного из своих университетских профессоров. Впрочем, сам он никогда некуда не баллотировался вплоть до 2008 года. После избрания Собчака мэром Петербурга Медведев приходит на работу в Комитет по внешним связям города, где его начальником становится Владимир Путин. Также он был директором по юридическим вопросам лесопромышленной компании «Илим палп» - то есть был одним из немногих путинцев, поработавших в частном секторе экономики.

Корпоративный юрист по прежнему роду деятельности, Медведев и по своему складу - человек корпоративный. Его команда состояла из коллег по юридическому факультету, из которых только один – Константин Чуйченко – работал в КГБ, да и то очень недолго. Был очевиден контраст с окружением Путина, которое в значительной степени носило и носит «силовой» характер. Один из наиболее успешных протеже Медведева в нулевые годы, председатель Высшего арбитражного суда Антон Иванов, получил известность как сторонник реформ системы правосудия в экономической сфере, стремившийся адаптировать ее к потребностям современной рыночной экономики.

Администратор

При этом на государственной службе Медведев вел себя крайне осторожно, стремясь не допускать ошибок, способных повредить его карьере – и, одновременно, мягко подчеркивая свою либеральную идентичность. Возможно, это было связано как с чертами характера, так и с профессиональным опытом - любой корпоративный юрист осторожен и старается не предпринимать рискованных шагов. Так, будучи первым заместителем руководителя администрации президента, он возглавлял рабочую группу по кодификации законодательства в области госслужбы. В результате никаких радикальных реформ не состоялось – зато правовые акты были систематизированы.

Еще один пример — в ноябре 2003 года, сразу же после ареста Михаила Ходорковского, новоназначенный руководитель администрации президента заявил, что правоохранительным органам не следовало торопиться с арестом акций компании, а также подчеркнул опасность «административного ража» в деятельности властных структур, так как «последствия не до конца продуманных действий незамедлительно скажутся в экономике, вызовут смущение в политической жизни». Это заявление никак не повлияло на судьбу Ходорковского и ЮКОСа (в частности, арест с акций так и не был снят), но стало успокаивающим сигналом для бизнеса в целом, а, кроме того, продемонстрировало дистанцию автора от «силовиков».

Через несколько месяцев Медведев опубликовав статью в Financial Times со знаковым названием «Россия не сойдет с пути реформ», в которой опровергал представления о том, что страна движется в сторону национализма и авторитаризма, которые получили распространение после дела ЮКОСа и поражения либеральных партий на выборах в Думу. Интересно, что в этой статье Медведев, сочувственно отзываясь о либералах, сам позиционировал себя в качестве сторонника некоего «консервативного центризма» - и, разумеется, солидаризировался с консенсусной кремлевской позицией по делу ЮКОСа.

Большой интерес к презентации своей позиции и восприятию своей фигуры на Западе оставался у Медведева в течение долгого времени. Уже будучи неформальным «кандидатом в преемники № 1», куратором национальных проектов в правительстве в качестве первого вице-премьера, он в начале 2007 года направился на Давосский форум как раз в период очередного охлаждения отношений между Россией и Западом (выразившемся в произнесенной через пару недель «мюнхенской речи» Путина). Есть версия, что фактическая презентация Медведева в Давосе в качестве будущего президента и его благожелательный прием западной элитой неожиданно понизило его шансы на преемничество – и сделала фаворитом Сергея Иванова. Понятно, что поездка в Давос не могла пройти без санкции Путина, но, по некоторым данным, ее инициатором Путин не был – это был проект Медведева.

В течение последующего полугода Медведев вел себя предельно осторожно, тогда как Иванов, напротив, выглядел будущим президентом, на которого стали делать ставки многие представители элиты. Ходили упорные слухи о будущем премьерстве Иванова, которое должно было предшествовать президентству и заранее повысить влияние будущего лидера страны. Видимо, этот фактор и стал решающим – Путин в сентябре 2007-го назначил «переходным» премьером Виктора Зубкова, а в декабре объявил о том, что официальным кандидатом в президенты становится Медведев. При этом Путин, перейдя на пост премьера, сохранил контроль над ситуацией в стране в целом и над силовыми структурами в частности. Приход Иванова на пост президента делал возвращение Путина в 2012 году проблематичным, а вариант с Медведевым оставлял такую возможность.

Президент

В качестве президента Медведев стремился стать популярным лидером с собственным рейтингом (изначально его стремительно выросший в декабре 2007 года рейтинг был полностью «заемным»). В программной статье «Россия, вперед!», опубликованной в 2009 году, он выдвинул программу технологической модернизации страны, заявив, что «у нас есть шанс построить новую, свободную, процветающую, сильную Россию». Изменения в политике виделись Медведеву эволюционными, но последовательными, с тем, чтобы политическая система России отвечала «политической культуре свободных, обеспеченных, критически мыслящих, уверенных в себе людей».

Целый ряд его жестов был адресован либеральной части общества – от создания Совета по правам человека, в который вошел целый ряд критиков власти, до освобождения юриста Светланы Бахминой, осужденной по делу ЮКОСа (хотя именно в президентство Медведева Ходорковский был повторно осужден, что стало свидетельством пределов возможностей президента).

Слова Медведева о том, что «свобода лучше чем несвобода», произнесенные перед президентскими выборами на Красноярском экономическом форуме, выглядели контрастом на фоне патриотической риторики, к тому времени уже свойственной большей части российской властной элиты. Медведев не называл себя либералом (для российского президента путинского времени это было невозможно) – но его стилистика была подчеркнуто либеральной. В этой же логике следует рассматривать и «перезагрузку» отношений с США, сотрудничество с Бараком Обамой.

В то же время Медведев демонстрировал свое расположение к Русской православной церкви, которая именно в его президентство получила целый ряд важных «подарков» от государства, от которых ранее воздерживался Путин. Был издан закон о реституции, предусматривающий возврат любого имущества, принадлежавшего религиозным организациям до прихода к власти большевиков (этот документ вызвал множество противоречий – от судьбы Исаакиевского собора до универсального подхода к разным конфессиям). В армии были введены должности военных священников. В федеральной школьной программе появились уроки «Основ православной культуры» (хотя и на альтернативной основе).

И, наконец, Медведев стремился демонстрировать свой патриотизм, в том числе во время военных действий на Южном Кавказе в августе 2008 года – в этот период он как президент выполнял функции верховного главнокомандующего. Эффект военной победы должен был благоприятно сказаться на его имидже. «Я уже все приказы отдал. Владимир Владимирович затем просто выступил с заявлением о том, что мы категорически этого не приемлем, и, естественно, правильно поступил», - говорил Медведев об этих событиях в 2011 году, подчеркивая свою главную роль в этих событиях. Президент настаивал на росте военных расходов, будучи в этом вопросе более активных, чем премьер Путин, для которого одним из приоритетов традиционно является бюджетная стабильность.

Однако президентство Медведева оказалось для многих разочарованием. Элиты не воспринимали его как сильного лидера – немалая часть влиятельных игроков изначально считала его «местоблюстителем» и ждала возвращения Путина. В 2009 году Медведев на заседании комиссии по модернизации экономики оборвал главу «Ростеха» Сергея Чемезова, вступившего с ним в спор. Однако формулировка «все, что я говорю, в граните отливается», вызвала не почтение, а иронию (Медведев перепутал гранит и бронзу). На аппаратных позициях Чемезова эта история никак не сказалась. Уже в 2011 году, после принятия решения об уходе с поста президента, Медведев публично потребовал скорейшей отставки Алексея Кудрина с должности министра финансов. Кудрин ушел – как, впрочем, и планировал, причем на его отношениях с Путиным это никак не сказалось.

В то же время не стоит недооценивать способности Медведева создавать коалиции. Во время своего президентства он заручился симпатиями со стороны бизнеса, который оценил не только призыв к силовикам прекратить его «кошмарить», но и реформу уголовного законодательства по экономическим преступлениям, в частности, запрет на заключение под стражу как меры пресечения при выдвижении обвинений по таким статьям. К нему за поддержкой в бюджетных вопросах апеллировал министр обороны Анатолий Сердюков (что, возможно, сказалось на дальнейшей судьбе министра), он сблизился с куратором внутриполитического блока в администрации президента Владиславом Сурковым, который считался сторонником второго срока Медведева. Но все эти успехи оказались девальвированы зависимым положением Медведева в рамках правящей диархии – ключевые решения принимал Путин.

Либеральные инициативы Медведева в значительной степени остались на бумаге. Зато одним из первых реальных действий нового президента стала совсем нелиберальная поправка в Конституцию об увеличении срока полномочий главы государства до шести лет. Для силовиков Медведев своим не стал – в публичном пространстве со ссылкой на отставных генералов распространилась информация о «нерешительности», проявленной президентом во время кризиса на Южном Кавказе.

Попытки Медведева проявить самостоятельность – кадровые перестановки в МВД в рамках предпринятой им реформы, назначение нового начальника ФСИН генерала Александра Реймера, смещение мэра Москвы Юрия Лужкова, отказавшегося добровольно уходить в отставку – стали свидетельствами его амбиций, которые могли быть реализованы во время второго президентского срока. И, видимо, в совокупности повлияли на решение Путина вернуться на свой пост. Отказ Медведева от блокировки резолюции Совбеза ООН о бесполетной зоне в Ливии, приведший к уничтожению режима Муаммара Каддафи, стал лишь последним аргументом в этой цепочке.

Создание Общероссийского народного фронта весной 2011 года показало, что элиты консолидированы вокруг Путина – они признавали существующую реальность вне зависимости от отношения их конкретных представителей к Путину или Медведеву. «Рокировка» в сентябре 2011 года окончательно разочаровала в Медведеве умеренных либералов. Среди участников протестов на Болотной Медведев был непопулярен, а слухи о том, что за протестующими стояли «медведевцы», выглядят информационной кампанией, направленной на ослабление позиций бывшего президента.

Премьер и преемник?

После ухода с поста президента Медведев получил все посты, которые занимал в его президентство Путин – премьера, лидера «Единой России» и главы избирательного списка партии на выборах 2011 и 2016 годов. Однако диархии больше не было – Путин вернулся на пост президента в качестве единоличного лидера.

В качестве премьера Медведев проявляет исключительную осторожность. Он не протестовал против ликвидации системы арбитражных судов, что привело к ликвидации возглавлявшегося Антоном Ивановым Высшего арбитражного суда. В 2012 году Реймер был смещен с поста главы ФСИН – к настоящему времени он осужден за коррупцию и лишен генеральского звания. Сурков перешел в правительство вслед за Медведевым, но вскоре был вынужден его покинуть – сейчас он является помощником Путина с локальным функционалом (Абхазия, Южная Осетия, частично ДНР-ЛНР). В 2018 году правительственные посты потеряли Аркадий Дворкович и Абызов, считавшиеся членами медведевской команды. В том же году пост пресс-секретаря Медведева покинула Наталья Тимакова, которая отвечала за его имидж в бытность президентом и премьером. Вслед за этим из числа журналистов, участвовавших в ежегодных пресс-конференциях Медведева, выбыл представитель «Дождя».

В качестве премьера Медведев поддерживает курс, направленный на противостояние с Западом, что противоречит его предшествовавшим взглядам. Его правительство реализует контрсанкционную политику, а сам премьер регулярно делает антизападные заявления. Разоблачения Алексея Навального, связанные с собственностью Медведева, нанесли удар по имиджу премьера, но ущерб оказался ограниченным и не помешал ему остаться на своем посту.

До 2018 года Медведев стремился избегать принятия непопулярных решений, но его оставление на посту премьера после прошлогодних президентских выборов было обусловлено проведением пенсионной реформы. Повышение пенсионного возраста привело к снижению рейтинга и Медведева, и его правительства, но аппаратные позиции премьера не ослабли. Во-первых, потому, что они были ослаблены еще раньше, при формировании нового правительства. Во-вторых, так как в современной российской политике фактором уязвимости является, напротив, отказ от непопулярных, но признанных необходимыми на государственном уровне решений.

Вопреки известной формуле о невозможности дважды войти в одну и ту же реку, Медведев, похоже, вновь реально рассчитывает на ключевую роль в ходе транзита власти. Дефицит элитной поддержки здесь может стать плюсом, так как заранее ослабляет позиции возможного преемника, повышает его зависимость от предшественника. Правда, для того, чтобы вновь избраться на президентский пост, необходима общественная поддержка – второй раз на «заемном» путинском рейтинге стать президентом не удастся. Но после реализации «обязательной программы» своего второго премьерства - повышения пенсионного возраста - Медведев старается не связывать свое имя с этой мерой, а стремится продвигать более позитивную повестку, связанную с текущей деятельностью кабинета министров. Проблема в том, что медведевскому кабинету пока не удается вывести экономику из состояния стагнации, а вторичный приход Медведева в Кремль вряд ли может дать новый импульс политическому режиму.

Алексей Макаркин – первый вице-президент Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Год назад в Армении произошла «бархатная революция». К власти пришло новое правительство, после чего политический ландшафт республики значительно изменился. Досрочные выборы Национального собрания, городского парламента Еревана (Совета старейшин), реформы судебной системы, появление новых объединений и реконфигурация (если угодно ребрэндинг) старых — вот далеко не полный перечень тех перемен, которые сопровождали страну в течение последнего года.

Когда испанские завоеватели-конкистадоры открыли эту землю, ее сгоряча назвали Коста-Рикой, что в переводе означает богатый берег. Они надеялись обнаружить там ценные полезные ископаемые, которые в огромных количествах вывозили бы на родину. Но таковых в недрах не оказалось. Позднее обнаружилось, что непреходящей ценностью страны оказались неутомимые труженики, постепенно, шаг за шагом, соорудившие государство устойчивой демократии, ставшей примером для беспокойных соседей.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net