Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Колонка экономиста

17.09.2019 | Марина Войтенко

Политика роста – заявления о намерениях

Марина ВойтенкоПоток экономических новостей на минувшей неделе вызвал повышенное внимание экспертов. Оно и понятно – впервые с введения санкций и обвала нефтецен в 2014 году резервы РФ превысили все долги государства (федерального правительства, регионов и муниципальных образований) – по состоянию на 1 августа, 17,6 и 16,2 трлн рублей соответственно. К тому же профицит бюджета за восемь месяцев с начала года достиг 3,7% ВВП и 2,56 трлн рублей (в 2018-ом на ту же дату 3,1% или 1,96 трлн рублей). При этом доходы в размере 13,255 трлн рублей исполнены на 66% от годового плана, расходы в 10,695 трлн рублей – лишь на 58,6%. Достаточно высокий уровень макростабильности при этом все более контрастен с качеством и темпами экономического роста при его слабой социальной отдаче и убывающей поддержке внешнего спроса. «Утечки» в деловых СМИ о планах Минфина говорят о стремлении развернуться от бюджетной консолидации к политике развития: профицит по итогам-2019 ожидается в 1,4% ВВП, в 2020-ом и того ниже – около 0,8% при темпе роста минимум в 1,7% и стремлении к 2,0%. Вопросы же, как может быть выстроен механизм ускорения, прибавляют актуальности по мере выхода подготовки бюджета-2020 на финишную прямую – 19 сентября правительство будет обсуждать его проект перед внесением в конце месяца в Госдуму РФ.

Некоторое представление о намерениях регуляторов на этот счет дает содержание дискуссий на Московском финансовом форуме (МФФ, 12-13 сентября). Так, представители ЦБ РФ вновь уверенно подтвердили: у регулятора нет оснований для более агрессивного снижения ключевой ставки. Стимулы росту, в первую очередь, зависят от «компенсации отставания» бюджетных расходов, которые уже учтены в оценках потенциального роста-2019. Но здесь важна «золотая середина» – исполнять годовые назначения необходимо так, чтобы не ускорить инфляцию и не допустить перегрева экономики. Председатель Банка России Эльвира Набиуллина не исключила, что рост цен по итогам года может оказаться несколько ниже 4%. По сути это тождественно предположению: не все расходное отставание будет закрыто за четыре оставшихся месяца 2019 года. Надежду на то, что правительство перенесет часть этих затрат на 2020-й, заметим, напрямую выразил на форуме директор департамента денежно-кредитной политики (ДКП) ЦБ РФ Алексей Заботкин. При этом, подчеркнул он, такое решение не станет поводом для реакции Центробанка. 13 сентября, выступая на XVII Международном банковском форуме в Сочи, глава регулятора высказалась еще жестче и определеннее: экономический рост России не разогнать только одной ДКП, включение «печатного станка» и излишне дешевые деньги ему только помешают.

В Минфине к подобной точке зрения относятся с полным пониманием и, похоже, идут даже дальше. Замминистра Владимир Колычев в ходе форума, к примеру, выразил сильную озабоченность высоким риском разрушить достигнутую макроэкономическую устойчивость «посредством либо дополнительных бюджетных вливаний, либо каких-то неординарных и неортодоксальных решений в монетарной политике». Такая позиция, естественно, вызывает вопрос: как вообще ускорять рост, не подвергая риску макростабильность? Ответ, сложившийся в дискуссиях на МФФ, на первый взгляд традиционен для экспертного дискурса – вернуть росту его органическую основу в виде активности частных инвесторов, последовательно занимаясь улучшением бизнес-климата, включая влияние на него правоохранительной системы и судов. Примечательно, однако, что на сей раз главными спикерами-пропагандистами этого подхода оказались официальные лица, а большинство практических предложений так или иначе касались перемен сложившихся регулятивных практик.

Первый вице-премьер Антон Силуанов, например, призвал ослабить требования по оценке рисков при выдаче кредитов предприятиям, определив это как актуальную меру структурной политики. В Центробанке согласились с тем, что требуются изменения. Но не путем уравнивания национальных и международных рейтингов, а на основе перехода, прежде всего, крупных банков к собственным оценкам рисков заемщиков. «Цена вопроса, – полагает Эльвира Набиуллина, – дополнительный запас кредитования около 2,5 трлн рублей».

Примечательны и многие другие идеи обсуждавшиеся на форуме:

- глава ВТБ Андрей Костин предложил определить в РФ минимальный уровень доходов физлиц, который бы не облагался налогами, а также рассчитать возможности точечного ослабления фискального бремени для бизнеса «в эквиваленте роста собираемости, который ФНС считает устойчивым уровнем»;

- председатель комитета по налогам и бюджету Госдумы РФ Андрей Макаров выступил за списание задолженности тем регионам, которые эффективно выполняют майский (2018 года) указ Президента РФ, снижая тем самым потребность в трансфертах из федерального бюджета (первый замминистра финансов Леонид Горнин заявил по этому поводу: «Минфин к списанию долгов относится не очень позитивно, но будем искать компромиссы»);

- замглавы Минфина Алексей Моисеев анонсировал намерение ввести формализованные требования к перечислению в бюджет дивидендов дочерних предприятий госкомпаний;

- еще один замминистра финансов Илья Трунин высказался за расширение налогового режима самозанятых в 2020 году на регионы-доноры и города-миллионники (глава ФНС Михаил Мишустин подтвердил технологическую готовность к этому);

- в ходе дискуссий была также однозначно поддержана инициатива ФАС и МЭР (соответствующий законопроект уже принят во втором чтении) перейти с 2023 года на установление тарифов на электроэнергию не менее чем на пять лет.

Перечень идей, прозвучавших на МФФ (упомянуты лишь вызвавшие наибольшее снимание деловых СМИ – прим. авт.), пока не складывается в стройную систему. Тем не менее, это – уже явное движение к адекватной инструментальной проработке действий по исполнению российской структурной повестки.

· В этом ряду и намерения правительства по оптимизации политики роста, уже обретающие контуры практических решений. Выступая на МФФ премьер Дмитрий Медведев анонсировал поручение МЭР и Минфину до 1 октября подготовить концепцию новой системы управления и детальный план её внедрения в течение следующего года. Смысл новации в том, чтобы интегрировать и стратегическое планирование, и бюджетное планирование, и, конечно, финансовый контроль с целью повышения эффективности государственных инвестиций. Тем самым нацпроектный подход будет распространен, судя по замыслу премьера, на всю систему государственных программ (а это почти 75% всех бюджетных расходов) и, следовательно, госуправления.

· Что же касается стимулов к частным вложениям, то здесь главным ожидаемым решением текущего года остается улучшение условий гарантий для инвесторов. Продвигающаяся с большим трудом работа над законопроектом о защите и поощрении капитальных вложений (СЗПК) подходит к завершению. Среди предлагаемых решений: определение законодательных гарантий стабильности условий ведения бизнеса, что означает вступление в действие любых законов или иных правил, которые влекут дополнительные издержки, запреты на предпринимательскую деятельность или усиление ответственности, только по прошествии определённого периода. По замыслу разработчиков документа, срок такой отсрочки и должен позволить бизнесу адаптироваться к новым условиям.

Вместе с тем, набор долгодействующих опций по «особым условиям» при заключении бизнесом специальных инвестиционных соглашений с государством пока остается, к сожалению, «за кадром». При этом уже очевидно, что включение стимулов (которые еще должны пройти проверку заинтересованностью инвесторов) переходит на 2020 год.

· Не больше ясности и по поводу перспективы предложения МЭР о стимулировании регионов предоставлять компаниям инвестиционные вычеты по налогу на прибыль. В настоящее время эта возможность законодательно установлена в 14 субъектах РФ. Реальная отдача пока никакая (две компании в ХМАО с объемом вычетов в 3 млн рублей). Причина – у регионов возникает риск роста бюджетного дефицита. МЭР предлагает закрывать его средствами федеральной казны. Готов ли к этому Минфин? Официального ответа пока нет.

· Предметного прояснения требует и инициатива Минфина заменить анонсированный ранее «индивидуальный пенсионный капитал» (ИПК) так называемым «гарантированным пенсионным продуктом» (ГПП). Соответствующий законопроект направлен в начале сентября в Минтруд на согласование. Детализованного представления пока не было, но основной целью заявлено «создание государственной системы гарантирования сохранности добровольных пенсионных накоплений граждан», которые будут являться собственностью работника, а не государства, и могут быть наследованы. При этом предусмотрены: исключительно добровольное участие россиян в системе (в случае ИПК предполагалась автоподписка); направление взносов в выбранный негосударственный пенсионный фонд и регистрация центральным администратором накопительных счетов; сохранение нормы о налоговом вычете в пределах 6%, на которые может быть уменьшена налогооблагаемая база по НДФЛ от суммы, которую гражданин потратил на добровольную накопительную пенсию; возможность перевода аккумулированных в прежней системе пенсионных накоплений средств в ГПП ; льготы бизнесу для стимулирования создания корпоративных пенсионных систем.

Позиция экспертов: одни уверены, что лучше создать работоспособную эффективную модель для ограниченного числа участников, чем никакую для всех. Другие, разочарованные отказом от создания масштабной накопительной системы, рассматривают ГПП как паллиатив. Принципиальные вопросы – состав и размер фискальных льгот работодателям, алгоритмы повышения доверия россиян, учитывая постоянно меняющиеся «правила игры» в сегменте пенсионного обеспечения. Непонятны механизмы и инструменты гарантирования сохранности средств граждан как в системе ГПП, так и при проведении анонсированного первым зампредом ЦБ РФ Сергеем Швецовым (13 сентября в кулуарах XVII Международного банковского форума в Сочи) «тюнинга» действующих систем с созданием гарантированного пенсионного обеспечения». Внятная информация на этот счет пока отсутствует. Вместе с тем, средства, аккумулируемые в ГПП и вложенные в финансовые инструменты, способны стать дополнительным существенным источником долгосрочных инвестиций.

Дискуссия о содержательных изменениях политики роста накануне обсуждения правительственного проекта бюджета-2020 и параметров финансового планирования на ближайшие три года во весь рост обозначили принципиальную проблему соответствия наличных регулятивных механизмов задаче ускорения общеэкономической динамики. Решать ее придется существенным обновлением «подручных средств». Очевидно, что помимо нацпроектов, даже интегрированных со всеми существующими госпрограммами, нужны и другие структурные инструменты. Ответы на вопросы – что и как делать на этом треке, однако, все еще упираются в дефицит представлений о сути своего рода бизнес-модели нового качества российского хозяйства, позволяющей достичь национальных целей-2024. Консенсус на этот счет, тем не менее, имеет шанс начать складываться в ходе проверки заявлений о намерениях ускоряться реальной готовностью двигаться по этому маршруту.

Марина Войтенко - экономический обозреватель

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net