Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Колонка экономиста

08.10.2019 | Марина Войтенко

Октябрь-2019: смешанные макроожидания

Марина ВойтенкоВ начале четвертого квартала экономическая погода в мире оказалась под стать времени года. Опережающие индексы динамики промвыпуска у лидеров глобального хозяйства показали очевидное снижение деловой активности. Пересмотренный прогноз Всемирной торговой организации заставил экспертов говорить о «глубокой осени» в международной торговле. Рассуждения по поводу вероятности новой рецессии и мерах регулятивного противодействия такому сценарию со стороны правительств и центробанков стали общим местом в новостных потоках. На этом фоне Россия также не выглядит «безопасной гаванью». Озабоченность официальных лиц и экспертов вызывают снижение PMI в обработке, маловыразительные темпы кредитования, неритмичность исполнения госрасходов и затягивание структурных мер. При этом сохраняются ожидания некоторого ускорения темпов ВВП-2019 относительно прогноза Минэкономразвития в 1,3% за счет включения бюджетных стимулов.

Обнародованный на минувшей неделе обновленный прогноз Всемирной торговой организации (ВТО) по динамике международной торговли в 2019 году сильно повысил градус пессимизма. Торможение в целом ожидалось, но его масштабы несколько обескуражили – еще в апреле предполагался темп-2019 в 2,6%, но теперь лишь 1,2%, то есть более чем в два раза ниже весенней оценки и самый низкий показатель за десять лет. Но объективность таких ожиданий опровергнуть не удается.

Торгово-тарифный конфликт между США и Китаем длится уже больше года, а серьезных подвижек в поиске компромисса все нет и нет. К предстоящему очередному раунду переговоров (14-20 октября, Вашингтон) несомненно будет приковано пристальное внимание инвесторов, однако надеяться на значимые позитивные изменения ситуации не приходится. К тому же, похоже, открывается и новый евроатлантический фронт торговой войны.

С одобрения ВТО США объявили о введении пошлин для Европы, затрагивающие товары на сумму $7,5 млрд. Они должны вступить в силу уже в октябре, под повышенный тариф в 25% подпадают виски из Шотландии и Ирландии, немецкие свиные сосиски, итальянские сыры некоторые виды одежды. 10%-ной пошлиной будут обложены поставки самолетов и запчастей, поскольку «виновником торжества» оказался европейский Airbus. – ВТО признала, что авиастроительный концерн действительно получал не соответствующие правилам Организации субсидии, которые, по мнению Вашингтона, оказали негативное воздействие на конкурентоспособность американского Boeing (экономический ущерб оценивается примерно на $11 млрд в год). Следует отметить, что этот «субсидиарный спор» длится уже 15 лет. Так что следующим этапом в его развитии станет рассмотрение ВТО претензий со стороны ЕС уже к Соединенным Штатам из-за госсубсидий для американской корпорации. Соответствующее решение должно состояться в следующем году и станет формальным основанием для ответных пошлин. Причем часть наблюдателей полагают, что Брюссель готов принять зеркальные меры гораздо раньше. Повод для таких предположений – идущее в Еврокомиссии обсуждение предварительного ограничительного списка для американских товаров.

Как видим, ситуация в мировой торговле становится все напряженней. Не случайно прогноз ВТО по темпам ее прироста в 2020 году в 2,7% сопровождается оговоркой: ускорение случится, если страны вернутся к «более нормальным» торговым отношениям.

Между тем, прошедший сентябрь для pax economica был и без того одним из худших месяцев за много лет. Рассчитываемый IHS Markit индекс менеджеров по закупкам (Purchasing Managers Index, PMI) производственного сектора Еврозоны оказался на минимальном за семь лет уровне – 45,7 пункта против 47 пунктов в августе. Выше планки в 50 пунктов, разделяющий рост от снижения деловой активности, показатель оказался только у Франции (50,1). Остальные участники зоны евро уже ощутимо до нее не дотягивают. Причем производственный PMI крупнейшей экономики блока – Германии и вовсе упал до 41,7 с 43,5 пункта месяцем ранее, оказавшись на самом низком уровне с июня-2009. Объемы новых заказов уменьшились во всех странах блока, снижались экспортные продажи, а темпы сокращения рабочих мест были максимальными с апреля-2013. При этом главный экономист IHS Markit Крис Уильямсон, представляя результаты исследования, отметил: «Вероятно, худшее еще впереди, поскольку опережающие индикаторы, такие как отношение заказов к запасам, еще больше ухудшились в течение месяца».

До минимума за десять лет упала активность в промышленном секторе США. По данным американского Института управления поставками (Institute for Supply Management, ISM), индекс обрабатывающих отраслей до 47,8% с августовских 49,1%, тогда как консенсус-прогноз Reuters составлял 50,4%. Еще более сильную понижательную динамику демонстрирует индекс занятости – 46,3% против 47,4%.

До шестилетнего минимума снизился в третьем квартале японский индекс Танкан, оценивающий настроения крупных компаний перерабатывающей промышленности. Значение индикатора в июле-сентябре снизилось до 5 пунктов – самого низкого уровня со второго квартала 2013 года – по сравнению с 7 пунктами в апреле-июне, свидетельствуют данные Банка Японии. Судя по всему, градус неуверенности в дальнейших перспективах экономики продолжит подъем – представители сектора ожидают, что в четвертом квартале значение Танкан упадет до 2 пунктов.

PMI производственного сектора Китая укрепился в сентябре до 49,8 пункта с 49,5 в августе, но остается ниже уровня в 50 пунктов с мая-2019, несмотря на проводимое властями смягчение монетарной и фискальной политик. И хотя текущее значение показателя свидетельствует о некотором восстановлении деловой активности, на значимое ускорение роста спроса оно не указывает. Так, по данным Китайской ассоциации автомобилестроительной промышленности, в августе-2019 продажи автомобилей в Китае в годовом исчислении упали на 6,9%, в то время как сокращение мирового рынка, согласно оценке консалтинговой компании LMC Automotive, составило 3,9%.

Как видим, баланс рисков в глобальном хозяйстве по-прежнему смещен в негативную сторону, а в пессимизм производственном секторе усиливается. Участники рынков и финаналитики находятся в ожидании дальнейшего смягчения денежно-кредитной политики ведущих центробанков, но эффективность таких мер все больше ставится под сомнение. Наглядный пример тому – сильно удививший участников дефицит ликвидности на рынке репо в США в сентябре, когда ФРС была вынуждена влить в рынок около $250 млрд. Но и это лишь частично купировало развитие ситуации – роста ставок на денежном рынке и валютных свопов в Европе все равно не удалось избежать.

Между тем, вопросы цены денег и спроса становятся все более актуальными. Глобальный PMI в сентябре восстановился до 49,7 пунктов с 49,5 пунктов в августе, но с весны-2019 остается ниже критических 50 пунктов, отделяющих рост экономической активности от ее снижения. Это же характерно и для составляющих индекса: субиндекс «новые заказы» в сентябре вырос до 49,4 пункта (в августе – 49 пунктов), «новые экспортные заказы» – до 48 пунктов (47,4), а субиндекс «занятость» продолжил снижение – 49,5 (49,6).

Мировая промышленная рецессия не обошла стороной и Россию. PMI в обработке, по версии IHS Markit, упал до минимального уровня с мая кризисного 2009 года – 46,3 пункта после 49,1 пункта в августе. Причины все те же, что и в ведущих экономиках мира – существенное ухудшение рыночной конъюнктуры, ускорение сокращения объемов производства и новых заказов из-за ослабления спроса, максимальное за три года сокращение экспортных заказов, самые слабые деловые ожидания с декабря 2017-го. Конечно, можно сколько угодно спорить о столь впечатляющих темпах падения, но даже если учесть предполагаемую (например, в ЦМАКП) погрешность в статоценке наблюдений в 2,2 п.п., то снижение деловой активности (в данном случае на 0,6 п.п) все равно налицо.

PMI по природе своей, конечно, не дает достоверной статистики экономической картины. Но это в принципе надежный опережающий показатель, адекватно отражающий настроения, ощущения и ожидания руководителей предприятий. Его динамика – указание на риски без оценки вероятности их реализации. Но об осторожном взгляде промышленников в будущее свидетельствуют и результаты регулярного исследования ИЭП им. Е.Т.Гайдара. Как отмечает руководитель Лаборатории конъюнктурных опросов Института Сергей Цухло, оптимизм инвестиционных планов за девять месяцев 2019-го оказался ниже аналогичного показателя-2018, а выборка респондентов, намеренных не расширять объемы инвестиций, стала больше – 51% против 47% соответственно. То есть, о выходе из инвестиционной стагнации пока говорить не приходится.

Понятно, что ситуация в целом неустойчива. Но на возможность улучшения «намекают»: динамика грузооборота транспорта – по данным Росстата, за восемь месяцев 2019-го +1,1% г/г (хотя в августе снижение показателя составило 0,7% г/г), рост энергопотребления в Единой энергосистеме России (в сентябре, по данным АО «СО ЕЭС», +2,5% г/г).

Неоднозначность макропоказателей, складывающаяся в начале октября-2019, в полной мере проявляется в оценках потребительских настроений. Опросы домохозяйств фиксируют их улучшение. Соответствующий индекс «Фонда «Общественное мнение» достиг максимума с июня 2018 года, при этом доля респондентов, считающих текущее время не подходящим для крупных покупок сократилось до минимума с конца 2014-го. Одновременно выборка тех, кто предполагает сберегать, уменьшилась до 39%, а 61% опрошенных в сентябре считали целесообразным воздержаться от любых форм инвестирования. Впрочем, о наличии сбережений, которых в среднем хватает на полгода), говорят 34% населения, 73% сохраняют режим экономии (минимальный показатель с начала года).

С результатами ФОМ корреспондируют данные Росстата – индекс потребительской уверенности в третьем квартале по отношению к апрелю-июню поднялся на 2 п.п. (до минус 13%). На те же 2 п.п. (до минус 10%) подрос индекс произошедших изменений в личном материальном положении. Примечательно, что доля ощутивших позитивные перемены в течение года потеряла 1 п.п. и составила 10%, доля негативных оценок снизилась с 32% до 27%, нейтральных выросла – с 56% до 62%.

Наблюдатели, указывая на то, что сентябрьский всплеск потребительской активности в принципе традиционен и имеет сезонный характер, тем не менее, отмечают две характерные особенности текущего года. Во-первых, в первый месяц осени, как и в августе, дефляция насчитывала 0,2%, что опустило годовой темп роста цен до 4%. В МЭР полагают, то по итогам октября он замедлится до 3,7-3,8%, а к концу года – даже до 3,2%. Во-вторых, банки в канун введения с 1 октября показателя предельной долговой нагрузки активно наращивали (в том числе через промоакции) кредитование физлиц (в августе оно увеличилось на 1,8%, в сентябре тренд продолжился).

До конца года снижение инфляции будет сдерживать потребительский спрос. Действие же второго фактора окажется сильно ограниченным. Розничные кредиты (на сумму более 10 тыс рублей) физлицам, у которых доля процентных платежей превышает 50% среднемесячного дохода, банки при расчете достаточности капитала теперь обязаны учитывать с повышенным коэффициентом риска. При этом, формируя дополнительные резервы, кредитные организации вынуждены делать это за счет прибыли. Последствия вполне логичны – торможение темпа новых выдач и рост ставок по необеспеченным потребительским кредитам (участники рынка ждут их повышения до конца года в среднем на 2 п.п.).

По оценке ЦБ РФ, средний темп роста кредитной розницы за последние три месяца снизился в годовом выражении до 19% с 25,5% в апреле (максимального значения текущего года). В МЭР уже подсчитали, что такое торможение сократило вклад кредитования в темп прироста расходов домохозяйств на конечное потребление в третьем квартале до 0,5 п.п. с 1 п.п. в первом полугодии. При этом в летние месяцы (сентябрьские данные пока отсутствуют) происходило сокращение темпов роста кредитных портфелей банков в целом: июнь – 11,1% г/г, июль – 10,4%, август – 9,9% г/г. Такая динамика, естественно, повлияла на охлаждение совокупного спроса и усиление дезинфляционных тенденций. В МЭР полагают, что для обеспечения таргета в 4% годовой рост кредитов частному сектору должен составлять 5,5-6,0% ВВП. В текущем году он пока насчитывает 4,5%.

По мнению финаналитиков, положение поправимо за счет начинающихся перемен в бизнес-моделях банков, означающих разворот к корпоративному сегменту и наращиванию ипотеки. Сдвиг уже ощутим. Смягчаются в частности денежно-кредитные условия для компаний-строителей жилья (например, снижаются требования к нормативу наличия собственных средств застройщика – доли в стоимости проекта). В то же время, ставка по ипотечным кредитам у лидеров рынка опустилась ниже 10%. Эксперты ожидают, что при инфляции около 4% к концу следующего года «планка» окажется на уровне 9%, на горизонте двух лет – 8%.

Наблюдаемое сжатие «кредитного импульса» экономическому росту, однако, трудно однозначно квалифицировать как главную фундаментальную причину его ослабления. Данные Росстата о структуре использования ВВП во втором квартале (опубликованы 2 октября) показывают несколько иную картину: в сравнении с аналогичным периодом-2018 доля расходов на конечное потребление увеличилась с 68,2% до 68,9% (в том числе у домохозяйств – с 49,6% до 50,2%); доля валового накопления основного капитала выросла с 19,6% до 20,2%; чистый же экспорт понес ощутимые потери, опустившись с 9,4% до 7,7%. Динамика элементов использования ВВП (в процентах к соответствующему периоду предыдущего года) выглядит еще убедительней: потребление домохозяйств во втором квартале-2019 – 102,8%, год назад – 101,9%; инвестиции в основной капитал – 101,0% и 104,2% соответственно; экспорт – 95,1% и 107,8%. Выходит, что его сокращение, отражающее синхронное торможение в глобальном хозяйстве, является первым по значимости фактором низкой скорости российской макродинамики.

Вторым же оказывается, как отмечают эксперты, недостаточность бюджетного стимулирования – в 2019-ом госрасходы отстают не только от плана, но и от темпов их кассового исполнения в прошлом году. В правительстве, впрочем, намерены такое положение резко выправить: на 1 сентября профицит бюджета насчитывал 3,7% ВВП, к концу 2019 года, уверен первый вице-премьер Антон Силуанов, итоговый показатель сложится около 0,6% ВВП. Каким будет результат с точки зрения вклада в ускорение общеэкономического роста, в настоящее время предположить трудно, особенно с поправкой на невысокое качество планирования бюджетных инвестиций. Наглядным напоминанием об этом на минувшей неделе стала оценка Счетной палатой объемов долгостроя за счет госсредств по итогам-2018 – 71,3 тыс незавершенных объектов с объемом вложений в них в 5,3 трлн рублей. Напомним, что для премьера Дмитрия Медведева это стало достаточным основанием решению начать подготовку реформы управления ФАИП и всеми другими госпрограммами.

По данным Росстата, доля респондентов, ожидающих положительные изменения в экономике РФ в ближайшие 12 месяцев в третьем квартале по сравнению со вторым увеличилась на 1 п.п. (до 16%) выборка пессимистов сократилась тоже на 1 п.п. (до 28%). Доля же тех, кто делает ставку на отсутствие перемен выросла с 52% до 54%. Расклад ожиданий ясно иллюстрирует актуальность поиска источников устойчивого роста и задействования необходимых для этого регулятивных мер. При этом ситуация в глобальном хозяйстве все более настоятельно требует активных контрциклических действий. Официальный прогноз темпов роста-2019 пока остается на уровне 1,3%. Степень отклонения от этой планки (в обе стороны!) позволит сделать вывод об эффективности проводимой экономической политики.

Марина Войтенко - экономический обозреватель

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net