Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Колонка экономиста

04.02.2020 | Марина Войтенко

Итоги-2019 – руководство к действию

Марина ВойтенкоПо оценкам Минэкономразвития, в минувшем году ВВП вырос на 1,4% (после 2,5% в 2018-ом), что оказалось выше официального прогноза на 0,1 п.п. Вклад базовых отраслей (на них приходится 60% экономики) снизился с 1,0 п.п. до 0,8 п.п., небазовых (к ним относятся, прежде всего, недвижимость и финансовый сектор) вместе с чистыми налогами сократился сильнее – с 1,5 п.п. до 0,6 п.п. Наряду с общегодовым замедлением макродинамики четвертый квартал, тем не менее, отмечен некоторым разогревом: темп ВВП повысился до 2,3% г/г с 1,7% г/г в июле-сентябре. Ближайшая задача правительства – стабилизировать это оживление как основу будущего ускорения. При этом предстоит самым тщательным образом учитывать расклад внутренних и внешних рисков. Так, о нарастании структурных ограничений потенциальному выпуску зримо напомнило уменьшение в 2019 году на 1% (на 792,2 тыс человек) численности рабочей силы. В то же время, наблюдаемая реакция рынков на вспышку коронавируса в Китае (ВОЗ признала ее чрезвычайной ситуацией международного значения) вновь указала на хрупкость восстановительных процессов (в 2018-ом, по оценке МВФ, мировой ВВП прибавил 3,6%, в 2019-ом – 2,9%, прогноз-2020 – 3,3%) в глобальном хозяйстве.

В академии общественных наук КНР уже предупредили, что темпы роста Поднебесной в первом квартале могут упасть до 5% г/г и даже ниже, что потребует усиления госстимулирования экономики, увеличения расходов (бюджетный дефицит может достичь 3% ВВП), снижения нормы обязательных резервов для кредитных организаций и процентных ставок Нарбанка Китая. В результате по итогам-2020 годовой рост может составить 5,7%. По другим экспертным оценкам (например, Bloomberg Economics), падение ВВП КНР в январе-марте может достичь 1,2-1,4 п.п., что уменьшит на 0,1-0,2 п.п. темп роста мировой экономики в целом.

Последствия распространения коронавируса пока труднопредсказуемы. Между тем, в Moody’s (30 января) не исключили, что если дело дойдет до пандемии, то она может оказаться «черным лебедем», более разрушительным, чем Великая рецессия 2008-2009 годов. Основанием для такого рода заключения стало текущее падение на 7,1% ценового индекса промышленных металлов (рассчитывается аналитиками международного рейтингового агентства), четко корреспондирующего с уровнем деловой активности в обрабатывающих отраслях. В тот же день в ходе пресс-конференции по итогам заседания комитета ФРС США по операциям на открытых рынках (процентная ставка по федеральным кредитным средствам оставлена на уровне 1,5-1,75% годовых) ее глава Джером Пауэлл отметил вероятность ухудшения общеэкономической конъюнктуры в Китае и в целом в мире: «Нам остается лишь занять выжидательную позицию, чтобы оценить последствия для глобального хозяйства».

В свою очередь участники мирового рынка сырой нефти уже высказывают опасения по поводу возможного снижения цен на 4-5% (даже против текущего среднего уровня в $58 за баррель). В ОПЕК+, к примеру, оценивая риски профицита нефтепредложения-2020, задумались о дополнительном сокращении добычи и начали соответствующие консультации.

Сгущение внешних рисков, естественно, заставляет еще внимательнее относиться к внутрироссийским условиям роста ВВП. В этом смысле итоги-2019 ясно показывают, что прошлогодняя слабость потребительского и инвестиционного спроса в полной мере остается вызовом экономической политики в 2020 году. В МЭР констатируют, что сокращение предложения трудовых ресурсов оказало поддержку динамике заработной платы. В январе-ноябре (статистика здесь запаздывает, как правило, на месяц) номинальный рост составил 7,2%, реальный – 2,5%. При этом налицо существенное замедление по сравнению с аналогичным периодом-2018 – 11,6% и 8,5% соответственно. Зеркальным отражением этого стало и торможение с 2,8% до 1,6% годовых темпов торговой розницы. Снижение инфляции, между тем, положительно сказалось на скорости увеличения реальных располагаемых доходов населения – в 2018-ом всего лишь плюс 0,1%, в прошлом году – плюс 0,8%. Тем не менее, в четвертом квартале их темпы оказались почти втрое ниже, чем в июле-сентябре – 1,1% г/г после 3,1% г/г.

Структура реальных располагаемых доходов населения тоже вызывает вопросы. Основной позитивный вклад в 1,7 п.п. внесла динамика оплаты труда, еще 0,3 п.п. добавили социальные выплаты, доходы от предпринимательской деятельности обеспечили микроскопическую добавку в 0,03 п.п. В то же время, доходы от собственности и прочие доходы вычли из показателя 0,16 и 0,19 п.п., а обязательные платежи – еще 0,9 п.п. (в том числе 0,5 п.п. проценты по кредитам). Перспектива-2020, на первый взгляд, выглядит более уверенно. Социально-политические меры, объявленные в президентском послании, по оценке МЭР, могут ускорить годовой рост реальных располагаемых доходов до 1,5%, в интервале 1-2% находится и большая часть экспертных прогнозов.

Между тем, опросы населения указывают, скорее, на немалую вероятность консервации нынешнего состояния потребительского спроса. Согласно данным Аналитического центра НАФИ, 54% россиян считают, что уровень зарплаты в 2020 году останется таким же, как и в 2019-ом; около 29% надеются на повышение; 7% ждут сокращений. Примечательно также, что в октябре-декабре индекс потребительского доверия (по данным исследования The Conference Board и Nielsen), прервав восходящий тренд, впервые за год снизился с 73 до 68 пунктов. При этом доля респондентов, оптимистично оценивающих свои возможности на рынке труда, снизилась с 24% до 21%, а тех, кто считает ситуацию с доходами, не подходящей для крупных покупок –с 24% до 20%. Одновременно с 69% до 79% увеличилась выборка россиян, использующих различные режимы экономии: 59% опрошенных снижают расходы на обновление гардероба, 56% – на продукты питания, 54% – на развлечения вне дома, 47% – на организацию отпуска, 43% – на гаджеты и прочую «мелкую» электронику.

Наблюдаемый темп реальных зарплат и располагаемых доходов привел к тому, что за 2019 год доля семей, имеющих сбережения, подросла (согласно опросам фонда «Общественное мнение») с 32% до 35%. Вместе с тем, налицо и возрастание запросов к желаемому уровню заработных плат. В НАФИ, например, констатируют, что при его увеличении на 10,20,30 или 40% к повышению производительности труда готовы лишь от 5% до 13% респондентов. Зато 40% согласны на большую трудовую отдачу при росте зарплат в полтора-два раза. Заметим, что в таких настроениях вполне адекватно отражается ключевая структурная проблема российского хозяйства – «замкнутый круг»: низкие зарплаты и реальные доходы – слабый потребительский спрос – дефицит в мотивациях к вложениям в основной капитал. Нелишне также иметь в виду, что с начала века по настоящее время динамика заработной платы в 2,5 раза опережает рост производительности труда.

Подведение итогов-2019 в инвестактивности еще впереди. Предварительные оценки – рост в годовом выражении около 1% с учетом массированных госинвестиций четвертого квартала. В январе-ноябре 2019-го (по данным Росстата) прибыль предприятий увеличилась на 9,1% г/г. За 10 месяцев – на 8,4%. В принципе это может указывать на вероятность некоторого расширения инвестиционного потенциала. В ноябре месяц к месяцу прибыль подросла сразу на 15,8%. Тем не менее, убедительных оснований для уверенных повышательных прогнозов пока нет.

Во-первых, динамика показателя отмечена сильной волатильностью: в июне м/м он падал на 18,3%, в июле – на 10,5%, в августе рос на 7,7%, в сентябре и октябре опять сокращался – на 15,2% и 13,3% соответственно. Во-вторых, остаются вопросы к качеству инвестпроцессов, когда вложения в основном носят вынужденно замещающий характер (например, вследствие поломки или полного физического износа основных средств), не направленный на увеличение производственных мощностей, что означает для них низкую чувствительность к кредитным ставкам. В-третьих, объема прибыли просто-напросто недостаточно для финансирования крупных проектов. На нехватку собственных средств как главное ограничение для инвестиций указывают, судя по опросам, 8 из 10 компаний; на высокую стоимость заемных средств – 47%; на неопределенность экономической ситуации – 45%; на длительный срок окупаемости вложений – 38%.

Низкая активность инвесторов непосредственно сказывается на состоянии банков. Корпоративное кредитование в 2019 году увеличилось на 4,5%, в 2018-ом – на 5,8%. Абсолютный прирост в 1,5 трлн рублей сопоставим с привлечением средств бизнесом через размещение облигаций, достигшем в минувшем году 1 трлн рублей (при повышении объемов на 15%). Рост активов банковского сектора (на 2,7%) в 2019-ом оказался ниже инфляции. Многие эксперты расценивают этот факт как признак стагнации, указывающий на снижение роли кредитных организаций в привлечении средств населения и финансировании экономики.

На фоне неоднозначных макротрендов-2019 вовсе не удивителен разброс прогнозных оценок ВВП-2020 – от 0,7% (ФК «Уралсиб») до 2,6% (Ренессанс Капитал). Экс-глава ЦСР Михаил Дмитриев даже предсказывает 3,5%. Консенсус-прогноз «Интерфакса», впрочем, исходит из относительно скромных 1,8% (тот же результат ожидают в ЦМАКП). Близки к этому и официальные оценки: 1,5-2,0% у ЦБ РФ, 1,9% в базовом варианте у МЭР. Главным условием воплощения этих предположений в реальный результат по-прежнему остается содержание экономической политики правительства и уровень ее согласованности с действиями Центробанка.

Январские соцопросы зафиксировали снижение инфляционных ожиданий населения после разового роста в декабре до 9,0% к ноябрьскому значению в 8,3%. При слабовыраженной ценовой динамике (в первую неделю года ИПЦ скакнул на 0,4%, в последующие показал нулевые приросты) и, скорее всего, макроинерции в первом квартале это повышает вероятность очередного уменьшения ключевой ставки ЦБ РФ (на заседании его Совета директоров 7 февраля) на 25 б.п. до 6%.

Тем не менее, ускорение ВВП на основе лишь монетарных стимулов отнюдь не очевидно. К тому же при сохранении бюджетной и структурной политики в параметрах прошлого года усилия денежных властей по повышению стрессоустойчивости банковской системы могут, наоборот, сыграть роль тормоза для роста кредитных портфелей и экономики в целом. Эксперты уже заговорили о том, что такие эффекты возможны при последовательном применении коэффициента предельной долговой нагрузки на одного заемщика применительно к ипотеке, введении дополнительных требований к достаточности капитала и управлению кредитными рисками для системообразующих банков и т.п. В связи с этим вполне логичны ожидания бизнеса и экспертного сообщества в отношении быстрого включения правительством бюджетных стимулов (при повышении эффективности госрасходов и фискальных льгот) и перезапуска структурной повестки, направленной на создание деловой среды, стимулирующей инвестиции и неэнергетический экспорт.

По данным «Левада-центра», первые шаги Михаила Мишустина на посту премьера одобрили 48% россиян, противоположной точки зрения придерживаются 37%. Положительно оценено намерение повысить качество публичных коммуникаций правительства. Ожидания в целом соответствуют «кредиту доверия» на «первые сто дней». Главное теперь – убедительность практических действий.

· Первая реперная точка – до конца февраля актуализация (в том числе при необходимости внесение корректировок в содержание) нацпроектов и сопряженных с ними госпрограмм.

· Вторая – обеспечение к середине апреля законодательных решений по поправкам в бюджет 2020-2022 годов, учитывающим в полном объеме социально-политические меры, заявленные в президентском послании.

· Третья – принятие к 30 апреля законов, необходимых для развития инвестиционной деятельности и заключения соглашений о защите и поощрении капиталовложений.

· Еще один рубеж (и вовсе не последний) – 1 июля. До этого срока вместе с Госдумой РФ предстоит найти решения для применения экспериментальных правовых режимов для разработки и внедрения в РФ новых технологий.

Расписание, бесспорно, жесткое. Но следование по этому пути – это все-таки минимальная гарантия системных перемен в госуправлении, без которых любая возгонка темпов ВВП будет носить разовый характер.

Марина Войтенко - экономический обозреватель

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net