Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

26 марта президент РФ Владимир Путин провел встречу с представителями российского бизнеса. На встрече присутствовали 26 человек, включая гендиректора Mail.ru Group Бориса Добродеева, гендиректор сервиса Okko Яну Бардинцеву, совладельца сети Hoff Михаила Кучмента, президента Faberlic Алексея Нечаева, гендиректора «AliExpress Россия» Дмитрия Сергеева, основательницу сети кафе «Андерсон» Анастасию Татулову и президента ГК «Балтика-транс» Дмитрия Красильникова.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Колонка экономиста

10.02.2020 | Марина Войтенко

Регулятивная среда – перезапуск приоритетов

Марина ВойтенкоКлючевая идея экономической части президентского послания-2020 заключается в том, что ускорение российской макродинамики, необходимое для уверенного достижения национальных целей-2024, невозможно без запуска нового инвестиционного цикла. При этом уже ясно – чтобы норма накопления (доля вложений в основной капитал в ВВП) в 2024-ом составила установленные 25%, ежегодные темпы инвестиций должны вдвое превышать рост экономики в целом. Выход на это соотношение и его удержание в ближайшие годы – главный вектор действий правительства и денежных властей по обновлению содержания экономической политики, а именно – переходу к решению задач развития на основе достигнутой макростабильности. В этом контексте логично решение Совета директоров ЦБ РФ (7 февраля), который, не разминувшись с ожиданиями рынка, снизил ключевую ставку на 25 б.п. до 6,0% годовых, подстраховывая включение бюджетных стимулов в начале текущего года. При этом требованием времени становится повышение качества координации монетарной, госрасходной и структурной политики. Добиваться этого предстоит в сложных внутренних условиях пока еще слабого и неустойчивого роста и неснижающегося давления внешних факторов.

Принимая решение о снижении ключевой ставки, ЦБ РФ учитывал целый ряд принципиальных обстоятельств.

· Во-первых, текущую инфляцию и факторы, определяющие ее дальнейшую траекторию.

В январе-2020 потребительские цены в годовом выражении, по данным Росстата, прирастали темпом в 2,4% против 3,0% в декабре-2019. Торможение скорости происходило в основном за счет продовольственного сегмента – в январе на 2,0% г/г, для сравнения: на промтовары – 2,5% г/г. О низком инфляционном давлении также говорят и месячные темпы инфляции с поправкой на сезонность. По оценке ЦБ РФ, показатели базовой инфляции и прочие индикаторы устойчивой динамики цен находятся около 3% или ниже в годовом выражении.

На краткосрочном горизонте по-прежнему будут преобладать дезинфляционные факторы. На рост цен продолжает влиять прошлогоднее укрепление рубля (его реальный эффективный курс вырос на 8,4%, в том числе к доллару США – на 7,6%, а к евро – на 11,7%), а потребительский и инвестиционный спрос остается сдержанным. Так, 71% участников проведенного в начале февраля опроса ВЦИОМ предпочитают тратить деньги по минимуму, а 58% уверены в том, что время для крупных покупок еще не настало.

Вместе с тем, в среднесрочной перспективе сохраняют свою актуальность проинфляционные факторы. Нельзя исключить разворота тенденции на рынке продуктов питания, в том числе и в силу внешних условий, – по данным ФАО (продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН) соответствующий глобальный индекс цен в январе-2020 вырос на 11,3% г/г. Инфляционные ожидания населения остаются стабильными, но на повышенных уровнях – по результатам опроса «инФОМ» по заказу Банка России в январе медианные оценки наблюдаемой населением инфляции за последние 12 месяцев (8,6%) и ожидаемой в следующие 12 месяцев (8,3%) снизились до значений, близких к уровню ноября-2019 (в декабре – 9,4% и 9,0% соответственно), но продолжают оставаться почти втрое выше официальной.

Несомненно и то, что оживление потребительского спроса, стимулируемое смягчением денежно-кредитной политики, будет способствовать приближению динамики цен к инфляционной цели. Если, по оценке ЦБ РФ, в первом квартале-2020 инфляция составит 2% г/г, то к середине лета она начнет повышаться и достигнет по итогам года 3,5-4%.

· Во-вторых, важнейшее обстоятельство – смягчение денежно-кредитных условий в целях поддержки экономического роста.

Инвестиционный спрос все еще остается слабым, а эффекты бюджетной и денежно-кредитной политики на настроения граждан и бизнеса еще только предстоит оценить. Тем не менее, ставки на депозитно-кредитном рынке продолжают снижаться, доходности ОФЗ находятся на минимальных уровнях последних лет, а средняя ставка по ипотечным жилищным кредитам в декабре обновила исторический минимум (9% годовых) и имеет все шансы на дальнейшее снижение. В ЦБ РФ ожидает расширения как корпоративного (в ом числе за счет смягчения неценовых условий банковского кредита), так и ипотечного кредитования при замедлении необеспеченных потребительских ссуд. Кредиты экономике, по прогнозу, вырастут в 2020 году на 6-10%, населению – на 10-15%.

· Наконец, третий мотив – поддержание монетарных условий, комфортных для ускорения деловой активности.

Экономический рост в целом остается слабым и неустойчивым. Но во втором полугодии-2019, считают в ЦБ РФ, появились признаки его оживления. Сохранились они и в январе-2020. Темпы снижения деловой активности обрабатывающих отраслей РФ замедлились – индекс PMI от Markit увеличился до 47,9 пункта с 47,5 пункта в декабре. Несколько повысился и индекс предпринимательской уверенности Росстата – до минус 3% с минус 4% в декабре в добывающих и минус 3% с минус 6% в обрабатывающих отраслях.

Наметился повышательный тренд и в реальных заработных платах. по оценке ЦБ РФ, в среднем за 2019 год их прирост составил 2,5-3,0%. С учетом торможения инфляции аналитики Центробанка ожидают ускорения его темпов в первом квартале до 3,5-4,0%, что должно повысить и платежеспособный спрос. По итогам первого квартала-2020 в Банке России надеются на ускорение динамики инвестиций до 1,5-2,0% после 0,8% в октябре-декабре 2019 года.

Тем не менее, прогноз-2020 пока оставлен регулятором без изменений – темп прироста ВВП составит 1,5–2,0%. При этом, если ситуация будет развиваться в соответствии с базовым прогнозом, Центробанк допускает дальнейшее снижение ключевой ставки. Того же мнения придерживаются и эксперты, ожидая следующего шага в минус 0,25 п.п. уже в марте. Вместе с тем, как отмечается в комментарии ЦБ РФ («Экономика», опубликован 7 февраля), действие уже существующих ограничений по добыче нефти в рамках соглашения ОПЕК+, неопределенность относительно параметров сделки на горизонте 2020 года, а также ослабление внешнего спроса на фоне возможного замедления роста мировой экономики в связи с коронавирусом и другими внешними факторами могут оказать сдерживающее влияние на рост ВВП».

О значимости внешних факторов вновь напомнили макроитоги-2019 (опубликованы Росстатом 3 февраля). Вклад чистого экспорта (экспорт минус импорт) в ВВП (по оценке статведомства, он вырос на 1,3%, составив в текущих ценах 109,86 трлн рублей) сократился на 2,3% до 7,7%. При этом экспорт упал на 2,1% (в 2018 году – увеличился на 5,5%). Это произошло впервые с 2009 года, когда сокращение насчитывало 4,7%. Импорт же в 2019 году увеличился на 2,2% (после 2,6% в 2018-ом). Тренды, скорее всего, сохранятся и в 2020-ом. ЦБ РФ скорректировал вниз прогноз торгового баланса и счета текущих операций. С формальной точки зрения поправки не слишком значительны. Погодовая оценка профицита СТО на треке 2020-2022, например, уменьшена в среднем на $5 млрд. Однако увеличения активного сальдо не предполагается. Для бюджета РФ это будет с высокой вероятностью означать продолжение тенденции к сокращению доли нефтегазовых поступлений в общем объеме доходов – в 2019-ом она уже снизилась с 46% до 39,3%.

Не слишком убедительной выглядит динамика и других важнейших слагаемых ВВП. В структуре его использования расходы на конечное потребление подросли с 67,9% до 69,3%. Примечательно, что у госуправления (с 17,8% до 18,6%) они увеличились быстрее на 0,2 п.п., чем у домохозяйств (рост с 49,7% до 50,3%). Доля валового накопления основного капитала после 20,5% в 2018-ом достигла 21,2% в минувшем году. Темп роста в постоянных ценах, на первый взгляд, впечатляет – 1,4% в 2019-ом после 0,1% год назад. Среди других показателей повышение темпа продемонстрировали только расходы на потребление государственного управления (к примеру, те же госзакупки) – с 1,3% до 2,8%. Расходы на конечное потребление в целом и особенно домохозяйств темпы убавили – с 2,8% до 2,4% и с 3,3% до 2,3% соответственно. В Росстате, тем не менее, отмечают: в росте инвестиций существенную роль сыграли так называемые замещающие капвложения (то есть, восполняющие физическое выбытие основных средств) и увеличение объемов незавершенного строительства.

Примечательную картину дает и структура ВВП по источникам доходов (в текущих рыночных ценах): доля оплаты труда за год увеличилась с 46,1% до 46,9%; 0,2 п.п. – вклад сокращения доли чистых налогов на производство и импорт; зато 0,6 п.п. – следствие снижения удельного веса валовой прибыли в экономике до 41,9%. В целом это означает, что главным двигателем макродинамики остается потребительский спрос, в немалой степени поддерживаемый розничным кредитованием, но не инвестиции.

На фоне итогов-2019 в МЭР прогноз роста ВВП-2020 в базовом варианте повысили с 1,7% до 1,9%. В Счетной палате его, однако, сочли слишком оптимистичным и не до конца обоснованным, поскольку не просматриваются очевидные признаки разворота трендов в инвестактивности (включая строительство), выравнивании динамики промвыпуска или улучшении внешнеэкономической конъюнктуры. В кабмине, тем не менее, уверены, что «ускорение ускорения» вполне достижимо.

5 февраля на совещании у Президента РФ Владимира Путина первый вице-премьер Андрей Белоусов объяснил: «в руках правительства есть как минимум три достаточно мощных рычага стимулирующего воздействия на конечный спрос». Во-первых, речь идет об увеличении текущего потребления вследствие реализации обозначенного в президентском послании пакета социально-политических мер (в 2020 году – дополнительно почти 185 млрд рублей, затем – более 400 млрд рублей ежегодно). Ожидаемый эффект – прирост на 1% оборота розничной торговли и соответственно около 0,3 п.п. увеличения ВВП уже в следующем году.

Вторая новация – дополнительный спрос на отечественные машины и оборудование (что поспособствует оживлению инвестактивности) в рамках реализации нацпроектов. Объем соответствующих расходов до 2024 года оценивается в 3,2 трлн рублей (в том числе 1,4 трлн – на гражданскую продукцию оборонно-промышленного сектора). Результатом задействования этого (по сути) резерва импортозамещения должен стать прирост внутреннего рынка машиностроения на 3,5-4,0%.

Наконец, третий «рычаг» поддержки, прежде всего, спроса на продукцию промышленности – увеличение несырьевого неэнергетического экспорта (в текущем году – на $6 млрд, в следующем – уже на $14 млрд). Понятно, что удержание, а тем более наращивание позиций на внешних рынках невозможно без инвестиций. Суммарный эффект по этим трем направлениям, как ожидается, в 2020 году может составить дополнительно 1 п.п. прироста ВВП, в 2021-ом – до 1,6-1,7 п.п. В основе, как предполагается, – серьезные вливания ликвидности в экономику за счет включения госрасходных стимулов. Чтобы при этом не допустить нарушения макроэкономического равновесия и разгона инфляции, правительство и Банк России создают действующий в режиме онлайн механизм консультаций для оценки складывающейся ситуации.

Целый ряд обновлений регулятивной повестки кабинета министров непосредственно ориентирован на ускорение инвестдинамики. В их числе:

· принятие пакета законов о соглашениях по защите о поощрении капиталовложений (СЗПК, предельный срок – 30 апреля), ориентированных, прежде всего, на крупные точечные проекты, способные оказать положительное влияние на достижение целей-2024, глубину переработки сырья и создание новых рабочих мест;

· реализация 15 «дорожных карт» (239 мероприятий) в рамках «национальной предпринимательской инициативы – 2.0» по либерализации бизнес-среды: снятию регулятивных барьеров, защите прав собственности (в том числе интеллектуальной), уточнению законодательства о банкротстве, улучшению работы третейских судов, переходу на риск-ориентированный подход в контрольно-надзорной деятельности и т.п.;

· применение инвестиционного налогового вычета в субъектах РФ преимущественно для проектов малого и среднего бизнеса;

· использование средств ФНБ для финансирования инфраструктурных объектов на возвратной основе (их инфляционно безопасный объем согласован с ЦБ РФ на уровне около 300 млрд рублей в год);

· мониторинг исполнения инвестпрограмм компаний с госучастием (на них приходится около 25% всех капвложений в экономике) и создание стимулов для их расширения (в том числе через уточнение подходов к выплате дивидендов в бюджет);

· принятие «зависшего» пакета законопроектов по «цифровой экономике», генерирующих «технологическое наполнение» инвестиций (о «регулятивных песочницах», обороте больших объемов данных и т.п.).

Принципиально важным направлением поддержки инвестактивности, способным придать ей действительно массовый масштабный характер, должно стать развитие институтов финансового рынка, обеспечивающих трансформацию сбережений и накоплений в «длинные деньги» для экономики. Приоритет здесь – стимулирование проектного (в том числе венчурного) финансирования с разработкой и запуском соответствующих рыночных инструментов и расширением доступа к ним различных целевых групп бизнеса. Для этого намечено создать рабочую группу Банка России и правительства. Регулятивные решения – зона ответственности ЦБ РФ. Задача кабмина – анализ востребованности финансовых инструментов и рекомендации по их применению. Тесное взаимодействие предполагается также с ВЭБом, госбанками и крупнейшими частными кредитными и финансовыми организациями.

Ситуация в глобальном хозяйстве (оценка вероятности мирового спада в конце 2020-го – начале 2021 года на фоне вспышки коронавируса вновь вернулась к 50%-й отметке) уже сдерживает прогнозный оптимизм в отношении темпов ВВП РФ в текущем году. Превышение ими рубежа в 2% маловероятно. Ожидаемые же в МЭР 1,9% потребуют серьезных системных мер по отладке всех механизмов запуска нового инвестиционного цикла. От тщательной подгонки деталей будет зависеть макродинамика последующих лет. При этом актуализация нацпроектов призвана дать старт реформированию всей системы госуправления. Одновременно предстоит найти баланс между заключением СЗПК, которые на первых порах коснутся отдельных проектов крупных компаний, и четкими действиями по созданию стимулирующей среды для бизнеса в целом, снимающими все еще сохраняющееся ощущение неопределенности в отношении экономического курса нового правительства. О реальности перелома можно будет судить только по массовому характеру инвестактивности, усиливающейся в том числе на основе расширения предложения «длинных денег».

Марина Войтенко - экономический обозреватель

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net