Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Колонка экономиста

26.05.2020 | Марина Войтенко

Стабилизация на пониженном уровне

Марина ВойтенкоЭта констатация, с конца апреля присутствовавшая в отчетах ЦБ РФ о мониторинге финансового пульса экономики, во второй половине мая из оптимистической рабочей гипотезы, похоже, «воробьиным шагом» начала обретать первые реальные черты. Денежные власти отмечают заметное восстановление объема платежей (в первые четыре «нерабочих» недели они в среднем отставали от докризисной «нормы» на 18%, в последующие три – уже на 4-5%), а также исчерпание ускорения роста цен, связанного с ослаблением рубля и временным увеличением спроса на товары первой необходимости. По оценке МЭР, уровень «просадки» российского хозяйства складывается меньше первоначальных ожиданий. Так, снижение в апреле номинального ВВП на 28% г/г оказалось на 5 п.п. лучше прогнозов. Такая же картина наблюдается в спаде промвыпуска: итоговый результат предыдущего месяца – минус 6,6% г/г при разбросе предположений от 6% до 16% г/г. Тем не менее, некоторые признаки будущих позитивных перемен, которые эксперты связывают с поэтапной отменой коронавирусных ограничительных мер, – не повод расслабляться. ВВП РФ во втором квартале (оценка МЭР) может сократиться на 9,5%, а реальные располагаемые доходы населения – на 6% при пока еще не уменьшающихся рисках увеличения безработицы.

Опрос инФОМ (30 апреля – 7 мая) показал, что у 37% граждан кто-то из окружающих, знакомых и т.п. потерял работу. Кроме того, с начала апреля с 9% до 16% выросла доля работающих по найму, кому уменьшили зарплату; с 7% до 10% – тех, кого отправили в отпуск за свой счет с 7% до 11% – в отпуск, оплачиваемый работодателем. Одновременно на 3 п.п. (до 21%) сократилась доля полностью или частично переведенных на удаленную работу.

Оценки материального положения двойственны. Текущее состояние ощущается далеко не лучшим образом: с начала апреля доля респондентов, фиксирующих неизменность достатка, уменьшилась на 5 п.п. (до 54%), его ухудшение – напротив, увеличилась на 7 п.п. (до 43%), причем 32% отмечают серьезное падение доходов. В то же время, выборка ожидающих улучшения через год выросла с 20% до 23%. При этом 34% не видят перспектив существенных изменений; 18% полагают, что жизненный уровень снизится; 25% испытывают неопределенные настроения.

Эксперты полагают, что на динамике социальных ожиданий уже в ближайшие недели начнут сказываться меры господдержки, в том числе прямая финансовая помощь населению (в апреле бюджетные расходы уже увеличились на 40% г/г).

Между тем, процесс восстановления экономики может оказаться протяженнее, чем текущие предположения о его сроках. В апреле-2020 Сводный опережающий индекс (СОИ, рассчитывается Центром развития НИУ ВШЭ) рухнул до минус 16,1% – минимального значения со времени наиболее острой фазы кризиса 2008-2009 годов. Главный фактор – резкое сокращение новых заказов в промышленности. Вывод аналитиков Центра развития: в ближайшие месяцы основные макропоказатели экономики РФ будут оставаться в области отрицательных значений, показывая довольно значительный спад.

На высокую вероятность этого указывают и самоощущения бизнеса. По данным опроса ЦБ РФ (8-14 мая), с отменой или сокращением заказов столкнулись чуть меньше 50% компаний, с 31% до 34% выросло количество отмечающих недостаток оборотных средств, с 45% до 47% – снижение спроса на свою продукцию. При этом, согласно результатам мониторинга бизнес-омбудсмена Бориса Титова, среди руководителей МСП лишь 13,4% опрошенных полностью уверены, что их предприятия смогут продолжать работу после открытия экономики. В то же время, 62,2% оценивают шанс выживания своих компаний в 50% и ниже. Не менее показательны итоги исследования, проведенного сервисом «Работа.ру»: 34% компаний ожидают возвращения к привычному режиму деятельности к середине лета; 16% – к концу мая; 18% – к концу лета; 19% – осенью, остальные – к концу года.

В этом контексте неоднозначных настроений и ожиданий повышенное внимание экспертов и участников рынков, естественно, вызвала первая (хотя и довольно скупая) информация о новой версии среднесрочного прогноза Минэкономразвития РФ. В основу сценарных условий заложены уже принятые правительством меры господдержки бизнеса и населения, но еще не учтены те, которые войдут в план восстановления экономики (должен быть представлен до 1 июня). Высокую степень неопределенности добавляет малопредсказуемость развития ситуации с коронавирусом не только в России, но и в мире, и скорости отмены связанных с этим ограничений. Поэтому вполне закономерно уже анонсирование уточнений и в августе, и в сентябре.

По новой оценке министерства, российский ВВП, по итогам апреля-июня упадет на 9,5% г/г, в третьем квартале – на 6,3%, в четвертом – на 5,2%. Таким образом, сезонно очищенный рост в поквартальном выражении начнется уже в июле-сентябре, а по итогам года потери составят 5%. Дальнейший восстановительный рост быстрым не будет – в 2021-ом прибавка лишь на 2,8%, в 2022-ом – на 3%, в 2023 году – на 3,1%.

Консенсус-прогноз по итогам очередного опроса макроэкономистов Центром развития НИУ ВШЭ, на первый взгляд оптимистичнее, чем у Минэкономразвития, – сокращение ВВП-2020 на 4,3%, восстановительный рост-2021 на 3,0%. Но обращает на себя внимание отсутствие изменений в оценках макродинамики на более отдаленную перспективу – предполагается снижение темпов прироста ВВП с +2,3% в 2022 году до +1,9% в 2026-ом, что означает рост на грани потенциального выпуска из-за структурных ограничений.

Сложился экспертный консенсус и по поводу сроков достижения докризисного уровня – середина 2022 года. Причем положение в ключевом сегменте будущего роста – инвестициях в основной капитал – продолжает оставаться неустойчивым. По оценке Минэкономразвития, в 2020 году они упадут на 12%, в 2021 году вырастут на 4,9%, в 2022 -2023 годах - на 5,6-5,7% в год. Между тем, экспертные ожидания более тревожны. Так, по текущему году по сравнению с предположениями МЭР оценки Института народнохозяйственного прогнозирования Российской академии наук (ИНП РАН) выглядят весьма оптимистично – сокращение физического объема капвложений на 7,4%. Но рассчитанные по инерционному сценарию темпы последующих лет разочаровывают – прирост на 1,2–2,3% в год. В результате даже в 2023 году инвестиции в основной капитал окажутся ниже уровня не только докризисного 2013 года, но и 2019-го.

Прогнозные ориентиры-2020/2021, а также первые прикидки на последующие годы для своего достижения потребуют корректировки регулятивных усилий правительства и денежных властей. Основные их направления, скорее всего, определятся к началу осени в связи с завершением работы над проектом следующей финансовой трехлетки вкупе с перезапуском большей части нацпроектов. Причем все это предстоит делать в тесной увязке с национальным планом восстановления занятости и доходов населения и развития экономики.

На минувшей неделе деловым СМИ стали известны некоторые слагаемые его содержания. Первый этап – стадия адаптации (конец второго квартала – третий квартал 2020 года). Его цель – не допустить распространения рецессии за пределы уже пострадавших отраслей и стабилизировать ситуацию в них самих, добившись прекращения падения экономики относительно низшей точки второго квартала. Второй этап – стадия восстановления (четвертый квартал 2020-го – второй квартал 2021 года). Основной итог – возвращение главных макропоказателей к уровню-2019. Наконец третий этап (третий-четвертый кварталы 2021 года) – стадия активного роста с приближением его значений к темпам выше мировых.

Возможный фискальный стимул, необходимый для реализации нацплана в текущем году оценивается в 10% ВВП при дефиците консолидированного бюджета в 8,5% ВВП и федерального около 6% ВВП (с корректировкой на поступления из прибыли ЦБ РФ от продажи Сбербанка – почти 7% ВВП). Для финансирования небаланса госказны, подчеркивает министр финансов Антон Силуанов, никакая отмена или приостановка действия бюджетного правила не обсуждаются, поскольку это способно критически повлиять на таргетирование инфляции и возможность поддерживать стабильность валютного курса. Выпадающие ненефтегазовые доходы предполагается замещать дополнительными госзаимствованиями до 2,5 трлн рублей сверх уже запланированных привлечений в 2,3 трлн рублей (потери нефтегазовых доходов восполняются в штатном порядке из ФНБ).

Следует заметить, что и независимые эксперты, и правительственные финансисты указывают на значимый риск того, что изъятие такого объема средств из экономики может умерить темп ее восстановления. Опасения в принципе обоснованы, но важны и оговорки. Во-первых, речь идет о предельно допустимом размере прироста госдолга в текущем году. Во-вторых, значительная часть расчетного дефицита бюджета – это госгарантии. И пока неочевидно в какой мере они будут востребованы (то есть, конвертированы в живые деньги для банков). В-третьих, объем прямой поддержки экономики в 2020-2021 годах (а он может быть скорректирован) будет зависеть от глубины спада во втором квартале-2020. Напомним также, что в целях финансирования дополнительных антикризисных расходов по-прежнему доступны: бюджетные остатки-2019 (до 1 трлн рублей); резервный фонд правительства (около 0,4 трлн рублей) и перераспределения средств между статьями бюджета, включая нацпроекты (объемы сверх уже изысканных 0,2 трлн рублей уточняются).

Помимо прямой фискальной поддержки, которую также целесообразно оказывать по установленным законодательно правилам, для ускорения восстановления принципиальными остаются смягчение денежно-кредитной политики и формирование новой регулятивной среды. Банк России вновь подтвердил: пространство для снижения ключевой ставки есть. Кроме того, месячные и годовые аукционы репо при необходимости могут использоваться для предоставления банкам средств на покупку новых ОФЗ.

Меньше ясности с регулятивными изменениями. Прежде всего, это касается вероятности обретения постоянного статуса для ряда уже состоявшихся решений в рамках антикризисных пакетов (например, снижения страховых взносов и предоставления фискальных стимулов самозанятым). Определенность, видимо, наступит в связи с пониманием как минимум трехлетней перспективы устойчивости финансовой системы РФ. Тем не менее, уже пробиваются новые «зеленые ростки» регулятивных правил. Они видны, к примеру, в контексте поручения Президента РФ проработать возможность переноса обязательств бизнеса в рамках специнвестпроектов и корпоративных программ повышения конкурентоспособности, реализация которых пострадала от пандемии. В этом же ряду предложения Минфина освободить от НДС текущие операции банкротов, вернуться к либерализации валютного контроля и др.

Для прогнозирования действий по созданию стимулирующей деловой среды все большее значение будет приобретать реакция бизнесов на уже принятые меры господдержки. Пока же налицо значимый разрыв между их востребованностью и доступностью. По данным опроса ЦСР (4-10 мая), из 2,5 тыс компаний-респондентов поддержка не распространяется на 75%, хотя большинству из них она нужна. При этом у оставшейся четверти с ее получением тоже обнаружились немалые проблемы. 38% из опрошенных компаний МСП отказано в зарплатных кредитах под 0%; 32% не удалось договориться с банками о беспроцентной отсрочке платежей на полгода; 25% постигла неудача в отсрочке начисления процентов по льготной ставке; у 34% такой же итог переговоров об отсрочке арендной платы; 30% не получили зарплатные гранты из расчета 1 МРОТ на 1 сотрудника. Хуже всего со снижением страховых взносов – его нес могли добиться 54% респондентов. Не блещет результатами и крупный бизнес – 80% респондентов хотели бы получить отсрочку по налогам и страховым взносам, однако половина попыток окончилась ничем.

Следствие такого «порядка вещей» – неулучшение бизнес-настроений и обилие «сильных» эмоций по поводу доступа к антикризисным мерам. Еще больше их станет, если компании не увидят до конца полугодия внятных шагов к улучшению делового и инвестиционного климата.

К концу мая российское хозяйство снизило скорость свободного падения, переходя к парению на очень низкой высоте. Наблюдаемая макрореальность, однако, заряжена небезопасным парадоксом: меньшая глубина спада способна конвертироваться в более продолжительное возвращение к докризисной точке отсчета. Консенсус-ожидания экспертного сообщества явно уже сдвигают это событие к середине 2022 года. Задача регуляторов – благодаря реализации национального плана восстановления, максимально сократить этот срок. По итогам мониторинга, проведенного офисом бизнес-омбудсмена на 19 мая положительно или скорее положительно текущие меры господдержки оценили 27,8% опрошенных. Доля противоположных оценок почти вдвое больше (55,1%). В этом наглядная иллюстрация к запросу на регулятивные перемены, способные на деле стать стимулами деловой активности. Темпы макродинамики будут существенным образом зависеть от адекватности ответа финансовых и денежных властей.

Марина Войтенко - экономический обозреватель

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net