Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Колонка экономиста

15.10.2020 | Марина Войтенко

Деловая среда – риски и стимулы

Марина ВойтенкоОсенний всплеск короновируса оказался масштабней весеннего. Прогнозы распространения очередной ковидной агрессии указывают – до пика роста заболеваемости еще около месяца. С точки зрения введения новых ограничительных мер текущая неделя, по-видимому, станет решающей. Наблюдаемая ситуация, естественно, не останется без последствий для экономики. Между тем сентябрь уже добавил неопределенности макрокартине завершения года, вызвав новые вопросы относительно содержания регулятивных мер антикризисного и восстановительного характера.

Темпы роста деловой активности сферы услуг, по версии IHS Markit, замедлились до 53,7 пункта после 58,2 пункта в августе. Соответствующий показатель для обрабатывающих отраслей снизился до 48,9 пункта, указывая на возобновление спада. Опросы руководителей промпредприятий (по данным ИЭП им.Е.Т.Гайдара) свидетельствуют о том, что планы выпуска начали терять оптимизм, найма – так его и не набрали, а намерения насчет новых инвестиций почти неразличимы. При этом увеличение индекса потребительской уверенности происходит на фоне снижения соответствующих расходов населения, некоторое улучшение платежного баланса сопровождается ослаблением курса рубля и его повышенной волатильностью. Не удивительно, что в Счетной палате предположили, что спад-2020 окажется глубже, чем в официальном макропрогнозе и составит 4-5% ВВП.

Анализируя результаты опросов, эксперты обращают внимание на заметное увеличение долей нейтральных оценок, смысл которых в том, что ответы по сути фиксируют статус-кво. Так, в выборке Росстата (5,1 тыс респондентов) доля положительно оценивающих перемены в личном материальном положении за год в третьем квартале по сравнению со вторым увеличилась на 1 п.п. до 8%. Отрицательные констатации достигли 38%, лишившись 5 п.п., нейтральные выросли с 50% до 54%. Аналогичный тренд в распределении ожиданий перемен материального положения в течение следующих 12 месяцев: количество оптимистов осталось неизменным – 10%, число пессимистов уменьшилось с 31% до 23%, доля же нейтральных оценок возросла с 56% до 64%. Тенденция подтверждается и в представлениях о переменах на скользящем годовом треке в экономике РФ в целом: число оптимистов – 15% против 18% во втором квартале, пессимистов поубавилось до 36% (45%). Количество же тех, кто считает, что ситуация останется прежней увеличилось до 45% с 34% в апреле-июне.

Сентябрьский скачек нейтральности – следствие текущей неопределенности: ситуация может измениться как к лучшему, так и наоборот. Регулятивные решения и намерения экономических властей однозначности ожиданий тоже не укрепляют, хотя и обнаруживают подвижки в управлении рисками и стимулировании деловой активности.

На минувшей неделе довольно острую дискуссию вызвал рабочий доклад Всемирного банка (ВБ) «Малые и средние предприятия во время пандемии: влияние, реакция и роль финансирования развития», в котором на основе опросов предприятий в 13 странах, включая Россию, было сделано сравнение влияния эпидемии на различные форматы бизнеса в одних и тех же секторах. Особое внимание вызвало указание в документе на риски наращивания госзаимствований для финансирования дефицита бюджета.

Примечательно, что неделей ранее это же подчеркнули аналитики российского рейтингового агентства АКРА. В исследовании отмечается: что несмотря на невысокую долю госдолга в ВВП РФ, пределы размещения ОФЗ ограничены санкциями и спросом на облигации со стороны банков и финансовых компаний, что влечет за собой рост стоимости такого финансирования.

Тем не мене, многие комментаторы увидели в докладе ВБ чуть ли не призыв умерить щедрость российской поддержки МСП, поскольку в будущем может не хватить ресурсов для их стимулирования на этапе восстановления экономики. Так, бизнес-омбудсмен Борис Титов, критически оценив оценки Всемирного банка, призвал продлить меры поддержки МСП, действовавшие летом, на несколько месяцев, но право пользоваться ими поставить в прямую зависимость от падения выручки за последний квартал на 30% и более, а для определения такого факта использовать базы ФНС с данными по налоговой отчетности компаний.

О том, что реальной поддержки скорее мало, чем много свидетельствуют и результаты мониторинга доступности льготных банковских кредитов. По данным Экспертного центра при уполномоченном при Президенте РФ по защите прав предпринимателей, «кредиты «на возобновление деятельности» под 2% продолжают оставаться самой популярной мерой банковской поддержки». На 23 сентября доля удовлетворенных заявок на них выросла до 57% (выдано 205 тыс займов на сумму 355,4 млрд рублей), что составляет 38% от требований компаний.

В то же время, главный пафос доклада Всемирного банка все-таки несколько в другом. Основная проблема – «смогут ли МСП адаптироваться к новой среде после COVID-19 и принять новые бизнес-модели. В будущем МСП потребуется внедрить цифровые технологии, чтобы повысить устойчивость и стимулировать дальнейший рост».

Вместе с тем, именно на это ориентирована корректировка нацпроекта «Малое и среднее предпринимательство и поддержка предпринимательской инициативы», обновленный паспорт которого теперь предполагает подход, в публичном обороте уже называемый «инновационно-венчурным». Стимулирование роста МСП и поддержка самозанятых должны будут происходить в одной экосистеме – цифровая платформа станет единой для всего сектора. Предусмотрена также и донастройка налоговой системы с целью облегчения перехода компаний к стандартным налоговым режимам.

Следует отметить, что нацпроект «Малое и среднее предпринимательство и поддержка предпринимательской инициативы» – лидер 2020 года по кассовому исполнению бюджетных ассигнований (69,5%). Показатель заметно выше, чем по всему нацпроектному финансированию за 9 месяцев (55%) и в разы больше позиции аутсайдера, которым оказалась «Цифровая экономика» (20,6%).

Проводимая кабмином актуализация нацпроектов (МСП – один из наиболее удачных примеров), тем не менее, закономерно вызывает вопросы об источниках финансирования (как и госрасходов в целом) и последствиях их выбора для экономики. В проекте бюджета заложено повышение налоговой нагрузки на 590 млрд рублей в 2021 году, 732 млрд – в 2022-ом и 706 млрд рублей в 2023 году – в целом ежегодно более чем на 0,5% ВВП. По мнению главы Счетной палаты Алексея Кудрина, своевременность такого решения в период кризиса не выглядит убедительной, сокращая инвестиционный потенциал экономики.

В Минфине возражают: дополнительная нагрузка уравновешивается остающимися фискальными преференциями, поэтому эффект для экономики окажется нейтральным. Эксперты с расчетами не спорят, но подчеркивают, что нейтральность отнюдь не синоним стимулирования.

Вопросы у аналитиков вызывают и планы госзаимствований. В текущем году они уже достигли 2,844 трлн рублей, план на четвертый квартал – еще 2 трлн рублей. Намерения на ближайшие три года – без малого 10 трлн рублей. При этом госзаймы будут обеспечивать и снижение дефицита бюджета, и его надежное финансирование. Вместе с тем, отмечают, например, в АКРА, эти средства тоже способны умерить инвествозможности, в том числе вследствие вытеснения госбумагами с рынка корпоративных долговых инструментов. Причем высока вероятность уменьшения срочности размещаемого нового госдолга, что логично повысит стоимость его обслуживания.

Точечная налоговая донастройка и увеличение госдолга, необходимые в текущих обстоятельствах для бюджетной стабильности, как видим, одновременно повышают риск слабого начала нового инвестиционного цикла. Противодействовать этому, по замыслу правительства, должен запуск института соглашений о защите и поощрении капиталовложений (СЗПК).

«Просчитывая смету на годы вперед, инвесторы хотят быть уверенными, что основные условия ведения бизнеса не будут изменены государством. Решения правительства в этой сфере инвесторы ждут уже давно. Особенно актуальными они стали сейчас, когда из коронавируса и связанного с ним глобальной экономической турбулентности инвестиционные риски выросли. Долгосрочным проектам нужны долгосрочные гарантии на уровне государства, и правительство их предоставит», – объяснил 8 октября на заседании правительства премьер Михаил Мишустин. В этот же день им были подписаны два постановления, необходимые, чтобы механизм СЗПК заработал.

В первом из них фиксируются правила заключения соглашений (перечень документов, типовые формы, особенности изменения и расторжения). Первоначально договоры (в том числе первые 20 пилотных проектов на 900 млрд рублей до конца 2020 года) будут составляться в бумажном виде. В дальнейшем (в начале 2021 года) весь массив документов перейдет в единую информационную систему «Капиталовложения», которая должна стать инвестиционным навигатором для бизнеса. Министерством-подписантом от имени государства назначено Минэкономразвития. Сопровождением проектов займется Агентство инвестиционного развития (возглавляет первый замглавы МЭР Андрей Иванов).

Председатель Правительства также утвердил порядок предоставления компенсаций компаниям, работающим в рамках СЗПК. Речь идёт о покрытии затрат на строительство и модернизацию транспортных, энергетических, коммунальных и информационных систем, необходимых для успешного запуска инвестпроектов. Кроме того, за счёт федерального бюджета будут возмещены расходы на выплату процентов по кредитам и купонного дохода по облигационным займам, привлечённым на инвестиционные цели.

Возмещение затрат (от 50% до 100%) займёт от 5 до 11 лет в зависимости от типа инфраструктурного объекта и условий конкретного соглашения. Предоставлять такие субсидии будет Минэкономразвития. Установлен и принцип такой господдержки: расходы инвестора начинают компенсироваться, когда государство станет получать налоги от эксплуатации новой инфраструктуры. При этом гарантируется и неухудшение условий по налогу на прибыль, на имущество, транспортному и земельному налогам, срокам уплаты и возмещения НДС, новым налогам и сборам, условиям землепользования и градостроительной деятельности. Срок гарантий увязан с объемом капвложений: 20 лет для проектов свыше 10 млрд рублей, 15 лет – от 5 до 10 млрд, 6 лет – для всех других. При этом 5 млрд рублей – порог для заключения СЗПК кроме здравоохранения, образования, культуры и спорта (здесь планка снижена до 250 млн рублей); цифровой экономики, экологии и сельского хозяйства (500 млн рублей); обрабатывающих отраслей (1,5 млрд рублей).

Цель правительства – до 2024 года заключить около 1 тыс СЗПК с общим объемом частных инвестиций в 14,1 трлн рублей. Амбициозности планов, тем не менее, предстоит пройти жесткую и многократную проверку практикой, необходимой, чтобы вывести новый институт стимулирования инвестиций из стадии эксперимента. Так, уже на нынешнем этапе очевидна повышенная «трудоемкость» для бизнеса процедур возмещения затрат. Для устойчивости финансирования проектов банками и институтами развития предстоит существенно повысить качество инвестпредложений. Возникает также и риск резкого усиления «ручного» проектного управления с неизбежным размыванием единого конкурентного пространства. Тем не менее, принципиальный шаг в обновлении российского инвестклимата сделан. Потребуются и другие. Главное, чтобы стартовавший процесс не превратился в очередной «регулятивный долгострой».

Марина Войтенко - экономический обозреватель

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

18 октября 2020 года в Боливии прошли всеобщие выборы. Предстояло избрать президента, вице-президента, двухпалатную законодательную Ассамблею. Сенсации не произошло. По подсчетам 90 процентов голосов победу одержал Луис Арсе, заручившийся поддержкой 54, 51 % граждан, вышел вперед в 6 департаментах из 9, в том числе в 3 набрал свыше 60 %. За ним следовал центрист Карлос Месса, имевший 29, 21 % голосов.

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net