Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Главное

23.12.2005 | Иван Ярцев

СТАНЕТ ЛИ 2006-Й ГОДОМ СНГ?

Истекающий год оказался для России рубежным в ее отношениях с ближайшими соседями - бывшими советскими республиками, в первую очередь - с партнерами по СНГ. И если начинался год для Москвы достаточно безрадостно - с предновогоднего проигрыша в Киеве промосковского кандидата Виктора Януковича и с мартовской "цветной" революции в Киргизии, то заканчивается он уже значительно успешнее - былое влияние если и не повсеместно восстановлено, то, по крайней мере, значительно "отреставрировано". И теперь главным итогом года можно с уверенностью называть создание Москвой крепкого барьера на пути накатывавшегося на СНГ вала бархатных революций. Первая победа была одержана в Азербайджане, где, по слухам, помощь была оказана в том числе и по линии российских спецслужб, помогших бакинским коллегам обнаружить политический антиалиевский заговор. И затем другой еще более близкий партнер Москвы - казахский президент Нурсултан Назарбаев - победоносно выиграл выборы и сохранил власть на ближайшие 7 лет.

В начале 2005 года создавалось ощущение, что Россия раз и навсегда утратила статус влиятельной державы даже на пространстве бывшего Советского Союза. Возрастающая конфронтация с Западом и, в первую очередь, с США. Поражение в борьбе за влияние на Украину, где, несмотря на самую массированную с момента развала СССР поддержку со стороны Москвы, считавшийся удобным для России кандидат не сумел удержать уже практически полученную по итогам двух туров выборов власть. Поражение казалось настолько полным, что даже внутри страны либеральная оппозиция действующему главе государства подняла голову и на фоне митингов протеста против монетизации льгот начала рассуждать о вероятности "цветной революции".

Однако российские власти извлекли необходимый урок из событий на Украине и оказались более подготовленными к выборам в Киргизии. Пока в Бишкеке оппозиция захватывала власть, Владимир Путин, находившейся в то время в одной из наиболее верных союзническим отношениям с Россией Армении, произносит историческую фразу об "избыточных ожиданиях". Российский президент говорит: "Если кто-то ожидал от СНГ каких-то особых достижений, скажем, в сфере экономики, в сфере сотрудничества в политической области, в военной и так далее, то, естественно, этого и не было бы, потому что и быть не могло. Цели декларировались одни, а на самом деле СНГ создавалось для того, чтобы процессы распада Советского Союза проходили наиболее цивилизованным образом, предельно мягко, с наименьшими потерями в сфере экономики, в гуманитарной области". Таким образом, фактически он анонсирует внешнеполитическую программу России на 2005 год в отношении бывших советских республик, бывших и нынешних друзей и соседей.

Смена курса стала заметна уже после событий в Киргизии, где, несмотря на поражение формально поддержанного Москвой Аскара Акаева, уже через пару недель стало ясно, что пришедшая к власти оппозиция придерживается едва ли не более пророссийского курса и не намерена переориентироваться на далекие Соединенные Штаты в ущерб дружбе с ближайшими соседями и основными деловыми партнерами. Правда, киргизские события все же нельзя было назвать внешнеполитической победой России - ведь она фактически не боролась там с Западом, а сотрудничала с ним. По крайней мере, после свержения Аскара Акаева, когда ситуация готова была полностью выйти из-под контроля, а власть могла перейти в руки криминальных элементов и киргизских наркобаронов.

В итоге после Киргизии установился определенный баланс сил между Россией и Западом (США и ЕС) на постсоветском пространстве. При этом позиция Москвы все же выглядела слабее, что и подтвердили скандальные действия целого ряда лидеров стран Восточной Европы, в том числе и бывших советских республик, отказавшихся приехать в российскую столицу на празднование 60-летия победы в Великой Отечественной войне. Лидеры этих государств сделали в этот момент заявку на создание нового единого антироссийского фронта во внешней политике, фактически потребовав переоценки итогов войны. В частности, в Москву тогда не прибыли президенты Грузии и Азербайджана, готовившегося к парламентским выборам и опасавшегося вмешательства в их ход со стороны США, что могло привести к очередной "цветной" революции. В последний момент все же решился приехать в российскую столицу украинский президент Виктор Ющенко, прилетевший в итоге в Россию меньше чем на сутки.

Фактически эти страны в итоге и составили "антироссийскую фронду" на постсоветском пространстве. К Украине и Грузии в преддверии парламентских выборов присоединилась Молдавия, поскольку ей также грозила смена власти, возможно, даже силовая, и лидер компартии Владимир Воронин предпочел договориться с Западом о признании легитимности победы его политической силы, что давало ему возможность сохранить пост главы государства (в Молдавии он выбирается парламентом).

Правда, от этой "фронды" на определенном этапе "отпал" Азербайджан. Собственно, с этого и началось победоносное возвращение Москвы на постсоветское пространство, сопровождавшееся укреплением союза с Узбекистаном, выводом части натовских и американских баз из Средней Азии, ростом в этом регионе роли ОДКБ и ШОС. Азербайджанские выборы растянулись на несколько месяцев, и избирательная кампания проходила предельно жестко - причем долгое время не было понятно, сумеет ли Запад, угрожая Ильхаму Алиеву очередной "спланированной" революцией, запугать его настолько, чтобы тот присоединился к антироссийскому объединению стран, или же в дипломатической борьбе победит Москва. О том, что Азербайджан выбрал дружбу с Москвой, стали говорить лишь после серии заявлений азербайджанского президента о невозможности создания на территории его страны американских баз, а также после появления информации о раскрытии в Азербайджане антиалиевского заговора в высших эшелонах власти, который вроде бы обнаружили не без помощи российской Службы внешней разведки.

Наконец, явным подтверждением изобретения в СНГ "антиреволюционной" вакцины стали выборы в Казахстане, победу на которых уверенно и без больших затруднений и скандалов одержал Нурсултан Назарбаев. Таким образом, для полного восстановления роли Москвы на постсоветском пространстве остается лишь дождаться весьма вероятной победы на парламентских выборах на Украине все того же Виктора Януковича, который наверняка будет придерживаться пророссийской внешнеполитической линии. Это может случиться уже в марте 2006 года. И тогда, по крайней мере, для Москвы, действительно можно будет назвать следующий год - годом СНГ, а точнее годом возвращения России в Содружество. Если, конечно, российская политическая элита не решит в дальнейшем воздействовать на всех друзей и соседей по "газовой" линии, использовавшейся в 2005 году против "отступников" из СНГ, либо же просто не "расслабится", будучи уверенной в своей победе, основную роль в которой все же сыграли властные элиты союзных стран, опасавшиеся в 2005 году потерять власть.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В последнее время политическая обстановка в Перу отличатся фантастичной нестабильностью. На минувшей неделе однопалатный парламент - Конгресс республики, насчитывающий 130 депутатов, подавляющим большинством голосов отстранил от должности в виду моральной неспособности выполнять обязанности президента Мартина Вискарру.

18 октября 2020 года в Боливии прошли всеобщие выборы. Предстояло избрать президента, вице-президента, двухпалатную законодательную Ассамблею. Сенсации не произошло. По подсчетам 90 процентов голосов победу одержал Луис Арсе, заручившийся поддержкой 54, 51 % граждан, вышел вперед в 6 департаментах из 9, в том числе в 3 набрал свыше 60 %. За ним следовал центрист Карлос Месса, имевший 29, 21 % голосов.

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net