Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения (признана Минюстом организацией, выполняющей функции иностранного агента) с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Колонка экономиста

23.09.2021 | Марина Войтенко

Налоговая стабильность и точечная настройка

Марина ВойтенкоГлава Минфина Антон Силуанов не исключает, что баланс бюджета текущего года может оказаться околонулевым, благодаря дополнительным ненефтегазовым доходам около 1,7 трлн рублей (по другим оценкам, до 2 трлн рублей). В проекте же новой финансовой трехлетки госфинансы выглядят еще устойчивее: профициты 2022 и 2023 годов – в пределах 1% и 0,3% ВВП, небольшой дефицит в 2024 году. При этом общей налоговой нагрузке обещана стабильность в пределах сложившегося в последние шесть лет интервала 29-32% ВВП, то есть на уровне, близком к среднему допандемийному показателю-2019 для стран ОЭСР. Вместе с тем в Минфине констатируют и риски доходных поступлений – снижение потребления нефти и угля в мире в связи с переходом на углеродную нейтральность. Ситуация здесь пока столь же мало предсказуема, как и с новыми штаммами COVID-19. К тому же на социальную поддержку граждан могут потребоваться дополнительные ресурсы. Отсюда, уверены правительственные финансисты, возникает потребность в точечной настройке налоговой системы, прежде всего, на повышение изъятия сырьевой ренты у горно-металлургических компаний, причем одновременно с использованием фискальных стимулов для инвестиций.

Напомним, что по итогам января-августа профицит федерального бюджета достиг почти 1 трлн рублей (934 млрд рублей) при доходах в 15,967 трлн рублей. Среди причин: полуторакратный рост нефтецен, увеличение внутреннего НДС (3,35 трлн рублей) вследствие восстановительного роста, существенные таможенные поступления (импорт с начала года увеличился на 30%) и разовые притоки доходов общим итогом в 340 млрд рублей (зачисление в бюджет последнего транша из прибыли ЦБ РФ от продажи контрольного пакета акций Сбербанка, а также штрафы «Норникеля» за инцидент с разливом топлива под Норильском). К тому же нефтегазовые доходы поддержали Фонд национального благосостояния (на 1 сентября объем ликвидных средств ФНБ достиг 8,478 трлн рублей или 7,3% ВВП прогнозируемого на 2021 год), что позволило правительству согласовать проектные инвестиции из него в ближайшие три года в размере 1,6 трлн рублей.

На этом фоне любые действия по так называемой точечной настройке, естественно, вызывают вопросы. Отметим сразу резоны кабмина: в мировой практике уровень изъятия горной ренты из выручки копаний при добыче твердых полезных ископаемых выше в 2,5-3 раза, чем в российской практике. Кроме того, отмечают в Минфине, даже в период невысокой мировой ценовой конъюнктуры в 2014-2019 годах в ненефтегазовом ресурсном секторе формировался высокий уровень рентного дохода. За последние десять лет операционный денежный поток составил 13 трлн рублей, а капиталовложения – 5 трлн рублей, акционеры компаний сектора получили 6 трлн рублей дивидендов. Распределение ренты в пользу бюджета низкое – 1-10% против 50-70% в нефтяном секторе – и с ростом мировых цен этот дисбаланс только усиливается.

Отсюда и первоначальное предложение повысить НДПИ с месторождений, принадлежащих горно-металлургическим компаниям втрое, до 3-5% их выручки. По оценкам, это позволило бы увеличить поступления в бюджет на 180-185 млрд рублей. Реакция бизнеса была острой, диалог с представителями правительства начался практически немедленно. Среди возражений принципиальны были как минимум два. Во-первых, какие действия готов предпринять кабмин в случае перемены ценового тренда и устойчивого снижения котировок. И, во-вторых, если не делать исключения для сложных месторождений, то они при новом уровне налогообложения становятся попросту убыточными. Добыча бокситов, например, в этом случае оказывается абсолютно неконкурентоспособной по сравнению с любой зарубежной альтернативой.

К позиции бизнеса прислушались: предлагаемый коэффициент повышения НДПИ снижен с 10 до 5, в дополнение к этому обсуждалось введение для сектора своего рода прогрессивного налога на прибыль с льготами на размер инвестиций. Финальный же коэффициент для каждой компании мог бы рассчитываться, исходя из объемов капвложений и уровня дивидендов. В целом же комбинация повышения НДПИ и новации по налогу на прибыль способна привлечь в бюджет уже 300-350 млрд рублей.

Главный вопрос компаний – как оценивать инвестиции, когда за счет дивидендов крупные акционеры финансируют проекты в других отраслях, в том числе в их низкоуглеродное развитие. Как в этих случаях определять профильность вложений? По мнению бизнеса, для «изъятия сверхдоходов» целесообразнее было бы на год повысить налог на прибыль, связанную с благоприятной ценовой конъюнктурой (естественно, дифференцированно по отраслям), а затем уже разбираться с различными схемами налоговой настройки. Окончательное решение по результатам обсуждений, как ожидается, будет принято в начале третьей декады сентября.

Кейс с изъятием ренты, подчеркивают наблюдатели, может добавить рисков устойчивости бизнесам в связи с трансграничным углеродным налогом в Евросоюзе и трендом к глобальному выравниванию ставки налога на прибыль до минимального уровня в 15% (механизм Pillar 2 фискальной реформы ОЭСР – прим. авт.).

В первом случае многое будет зависеть от результатов предметного диалога РФ и Евросоюза (переговорная позиция на сей счет еще не утверждена). Тем не менее Минфин уже предлагает изучить вопрос о компенсациях иностранных налогов фискальными стимулами в российской юрисдикции.

Что же касается ОЭСР, то РФ уже предложила скорректировать механизм для защиты отечественного активного бизнеса. Как сообщил в ходе Московского финансового форума замглавы Минфина Алексей Сазонов: «Есть отрасли, которые пользуются льготными режимами, но повышают занятость, привлекают инвестиции, иными словами, ведут активную деятельность. В рабочих группах ОЭСР мы обсуждаем и отстаиваем определенные изъятия из механизма Pillar 2, чтобы такого рода преференциальные налоговые режимы не попали в его периметр. … Россия предложила специальные корректировки в формулу, которые позволили бы российскому активному бизнесу сохранить льготную ставку при расчете минимального уровня налогообложения. Будет ли предложенный механизм поддержан мировым сообществом - этот вопрос остается открытым. Понятно будет в середине октября».

К внешним рискам налоговых преференций в РФ добавляется неопределенность по ряду других вопросов, непосредственно касающихся внутрироссийских фискальных стимулов деловой активности. Например, не согласованным (прежде всего, с Минфином) остается пакет предложений МЭР (подготовлен еще в мае) о поддержке рынка зеленого финансирования. Среди прочих мер в нем значится обнуление налоговой ставки по доходам соответствующих проектных облигаций на три года (сейчас купонный доход по всем видам долговых ценных бумаг облагается по ставке 13%).

Льготы, они же налоговые расходы бюджета, в принципе, что логично, должны замещаться другими поступлениями. Горно-металлургический кейс вполне вписывается в эту конструкцию. Однако на подходе, похоже, и другие инициативы. В Минфине уже дали понять о возможной постановке вопроса о том, чтобы госбанки, инвестирующие в непрофильные активы, направляли на выплату дивидендов не 50%, а 75% чистой прибыли.

Обилие льгот нередко приводится в обоснование приостановки ряда расходных стимулов. Пример тому – фактическая заморозка программы льготных займов малым и средним предприятиям (МСП). Между тем администрирование фискальных преференций тоже попадает в «засады». Так, с 1 апреля по сути остановлено заключение новых соглашений о защите и поощрении капиталовложений (СЗПК): временный порядок необходимых процедур выработал свой срок, новый до сих пор не запущен. Реализация заключения новых соглашений все-таки ожидается до конца года, и планируемые объемы инвестиций будут, скорее всего, синхронизированы с фискальными стимулами, закладываемыми в новую финансовую трехлетку. При этом развитие практик СЗПК и других сходных инвестрежимов, по мнению экспертов, может поспособствовать разрабатываемый ФНС для бизнеса переход к единому налоговому платежу (в идеале – все налоги одной транзакцией).

8 сентября на Московском финансовом форуме глава РСПП Александр Шохин констатировал утрату возможности для бизнеса обсуждать с правительством вопросы бюджета и налогов. Планы точечной настройки фискальных доходов вернули ее в считанные дни. Диалог начался и, похоже, получит продолжение, причем, не только в ходе обсуждения проекта бюджета на 2022-2024 годы.

Налоговая система – «вещь» сильно инерционная. Любые перемены в ней должны адекватно отражать долгосрочный вектор экономики, внятно отвечая на вопрос, как именно ее модель необходимо модернизировать для достижения наццелей-2030. Просто деклараций о важности запуска нового инвестцикла явно недостаточно. Нужны детали, причем прямо относящиеся к фискальным кнутам и пряникам, и новый уровень доверия бизнеса к намерениям и практическим действиям регуляторов. Без постоянного диалога бизнеса и государства по налогово-бюджетной повестке обойтись будет очень сложно. Продолжение начатого имеет существенное значение.

Марина Войтенко — экономический обозреватель

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net