Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Интервью

13.04.2006

Мяч на нашей стороне

С 27 марта продолжается эмбарго на ввоз в Россию вин из Грузии и Молдавии. Официальная причина в том, что эти вина, по мнению Роспотребнадзора, нередко бывают суррогатными, а значит, и небезопасными. В ответ президент Саакашвили назвал позицию России циничной и заявил, что впервые в 2006 году грузинское вино не подделывается, поскольку в прошлом году производство натурального вина было удвоено, и фальсификации, по словам грузинского лидера, был положен конец. Президент Грузии считает, что решение Москвы о запрете на импорт вина политическое. В то же время министр обороны Грузии Ираклий Окруашвили, на которого возложены обязанности по продвижению грузинского вина на новые рынки сбыта, пессимистично настроен как в отношении возвращения грузинской винной продукции в Россию, так и в отношении того, что грузинское вино покорит французские и итальянские рынки. Ситуацию комментирует заместитель генерального директора Центра политических технологий Сергей Михеев.

- Можно ли говорить, что Россия начала осуществлять определенную стратегию в отношении недружественных России государств?

- О стратегии говорить пока рано. Но это пробный шар, который претендует на статус прецедента. Так же, как и газовая война с Украиной, которая, впрочем, была не совсем удачным пробным шаром.

Дело в том, что Россия действительно имеет рычаги давления на многие страны постсоветского пространства, и не только постсоветского. В данном случае то, что это рычаг давления – очевидно: 80 процентов винного экспорта Молдавии и Грузии идет в Россию. Почему же тогда мы должны в политике терпеть их недружественное к себе отношение?

Кто бы что ни говорил, а экономика и политика всегда и везде идут рука об руку. Так было во все времена. Экономические методы везде используются в политических целях. Поэтому не секрет, что в решении о запрете ввоза на территорию России молдавских и грузинских вин есть большая политическая составляющая.

Экономические преференции можно осуществлять только в двух случаях: когда это очень выгодно России или в обмен на большую к России лояльность. В данном случае не выполняется ни первое, ни второе условие. Ведь эта продукция не незаменима. Уже сейчас на российском рынке есть много альтернативного дешевого вина: португальского, аргентинского и проч. И есть еще много альтернатив в республиках бывшего СССР: армянская, азербайджанская, туркменская, таджикская продукция.

Тогда как у Молдавии и Грузии других рынков, кроме России, просто нет. Если бы он был, они бы давно наладили поставки. Но дело в том, что их алкогольная продукция достаточно дорогая и при этом недостаточно качественная. Кроме того, она не удовлетворяет вкусам европейцев, которые предпочитают сухие вина, а не сладкие и полусладкие. Так что у них просто нет альтернатив.

Они долго испытывали нас на прочность. И вот доигрались.

- Насколько велика вероятность, что Россия, как это часто бывало, отыграет назад?

- Запреты на ввоз могут быть отменены только в обмен на некие договоренности. Это будет уроком и другим странам. Думаю, что в данном случае нет смыла сдавать назад. Почему в газовом конфликте с Украиной мы это все-таки сделали? Потому что у нас не было иного выхода – мы вынуждены были поставлять газ в Европу, и знали, что европейцев не интересует причина, по которой мы прекратили поставки (ворует ли у нас газ Украина или поломалась труба – это наши проблемы). Если бы мы их не восстановили, к нам бы просто применялись штрафные санкции.

Тогда как в этом случае мы можем просто заменить одну продукцию другой. А отменить этот запрет можем, если они смягчат свою позицию по другим вопросам. Если их на голодном пайке подержать полгода, то у них начнутся серьезные экономические последствия. Поэтому какие-то движения в правильном направлении можно наблюдать уже сейчас. Если посмотреть на последние заявления Саакашвили, мы увидим, что в его лексиконе уже появились слова «нужно договариваться». И не удивительно, ведь его положение на самом деле очень тяжелое: в области экономики он не сдержал ни одного своего предвыборного обещания. В Грузии сейчас не работает ничего, кроме сельского хозяйства, а 80 процентов сельскохозяйственного экспорта было в Россию. Лишиться этих денег означает для Грузии экономический кризис, если только им не придут на помощь европейцы и американцы. А Европа и Америка, посадившие на довольство грузинское правительство, явно не собираются строить там заводы и развивать промышленность.

Так что не удивительно, что Саакашвили уже свою риторику смягчил и стал говорить: «Не надо горячиться». Вопрос - зачем же горячился раньше?

- Разве Западу не выгодно в такой ситуации оказать поддержку Грузии и Молдавии, хотя бы только из тех соображений, чтобы помешать России в ее попытках проводить агрессивную политику на постсоветском пространстве?

- Запад уже активно высказывается по этому вопросу. Что «это недопустимо», что «экономика - отдельно, политика – отдельно», что «Россия не должна манипулировать и оказывать давления на своих соседей». Но пока только высказывается.

Но на Западе люди прагматичные. Они понимают, что Россия в состоянии заставить эти страны вернуться в сферу своего влияния, и не делала этого прежде только потому, что оглядывалась на Запад. Поэтому они и пытаются сейчас давить на нас демократической риторикой. Тем не менее, серьезных последствий это не возымеет.

- В обмен на какие уступки Россия может отменить санкции? Долго ли нам нужно «демонстрировать характер»?

- Все зависит от того, насколько у Кремля хватит политической воли держать удар. Хотя решения о трубопроводе по дну Балтики и о продаже газа в Китай все-таки были приняты, несмотря на большое недовольство этим на Западе.

На каких-то участках Кремль отступает. Но по нескольким линиям сохраняет позицию. В данном случае мы можем ее сохранять столько, сколько потребуется - нам нет разницы, где покупать вино. А уже даже если два-три месяца молдавская и грузинская продукция не будет покупаться, этого будет достаточно, чтобы они потерпели очень серьезные убытки. Если нам пойдут на уступки, можно объявить об отмене запрета, но заявить при этом, что мы будем очень серьезно следить за качеством этой продукции, и если оно опять ухудшится, то запрет будет возобновлен.

Что касается Воронина и Саакашвили, давно уже создавалось впечатление, что они испытывают Москву на прочность: «Как она отреагирует, если сказать это. Ага, не реагирует, а теперь мы еще на шажок продвинемся, вот это попробуем»? В итоге риторика грузинского правительства дошла в последнее время до такого уровня, когда отзывают послов. Если бы в адрес США в прямом эфире телевидения государственные чиновники страны, с которой они поддерживают отношения, заявили, что в Штатах фашистский режим, американцы бы незамедлительно отозвали своих послов и применили к этой стране экономические санкции.

Сейчас мяч на нашей стороне. И Москва может, ничего не теряя, просто ждать шагов с их стороны. Нам пока все равно, что именно они предложат – смягчение ли риторики, отмену претензий к выводу миротворческих войск или решение по «мятежным» территориям. Время работает на нас. Посмотрим, как они поведут себя по всем известным конфликтным линиям. Мы можем ждать, а им каждый лишний день приносит огромные убытки.

Подготовила Любовь Шарий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net