Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения (признана Минюстом организацией, выполняющей функции иностранного агента) с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Интервью

15.05.2006

«Роль независимых производителей газа будет возрастать»

В июле 2006 года в Санкт-Петербурге состоится саммит «большой восьмерки» - впервые под председательством России. Наша страна сделала приоритетным обсуждение проблемы энергетической безопасности. В связи с этим интерес к проблемам развития российского газового рынка существенно вырос. О нынешнем состоянии, о перспективах развития российской газовой отрасли рассказывает Алексей Хмельницкий, генеральный директор «ЭРТА-консалт», компании, специализирующейся на консультировании в области ТЭКа.

- Как вы можете оценить нынешнее состояние российской газовой отрасли? Какие здесь существуют проблемы?

- В среднесрочном плане состояние российского газового рынка будет достаточно стабильным. Именно поэтому сосредоточиться стоит на долгосрочных проблемах и задачах. На мой взгляд, они существуют, и часть из них была заложена еще в начале 90-х годов. Решить эти проблемы очень сложно, может быть, пока даже невозможно, но необходимо запустить процесс для организации их решения.

- Можете привести конкретные примеры того, что волнует отрасль?

- Волнует несоответствие структуры отрасли складывающейся системе рыночных отношений. Это становится все более ощутимо вне политической риторики и даже просто в конкретных проблемах и взаимоотношениях. Например, во взаимоотношениях газовой отрасли и электроэнергетики. Зимние морозы показали, что возникают структурные проблемы. Исторически сложившаяся система поставок газа предполагает очень жесткое централизованное административное управление. И с той, и с другой стороны должен быть «Главгаз» и должен быть «Главэнерго». Во время морозов они должны утрясать между собой все проблемы и при этом напрямую взаимодействовать с муниципалитетом и крупнейшими потребителями газа и электроэнергии.

Вторая проблема – это исчерпание заложенного ранее потенциала отрасли (хотя эта проблема касается не только газовой сферы). Советский потенциал практически исчерпан. Примерно к 2010 году запас будет исчерпан полностью. На старых месторождениях «Газпрома» тем временем падает добыча. Необходимо будет сделать очень резкие шаги. Обращаю внимание, что исчерпание потенциала не означает исчерпания запасов газа.

- О каких шагах идет речь?

- Спектр вариантов здесь достаточно широк: разработка месторождений полуострова Ямал, резкое увеличение добычи газа независимыми производителями, возможно, достаточно резкое изменение объемов потребления газа в России, перевод пресловутых 24 станций РАО «ЕЭС» обратно с газа на уголь, наконец, перераспределение импортных потоков и просто снижение экспорта.

Еще одна проблема, которая очень меня смущает, это чрезмерное увлечение газом как инструментом политики и геополитики. На мой взгляд, это сложный и в чем-то опасный путь.

Следующая проблема отрасли – газификация. Я не против нее. Вопрос в том, как ее делать. Та система, которая была выработана в советское время и живет до сих пор практически в неизменном виде – «дотянем газ до каждой бабушки», – не совсем разумна. Проблема в том, что дотянуть трубу до каждого отдаленного села, а потом еще десятки лет поддерживать ее функционирование и подавать газ в маленьких объемах, с экономической точки зрения, задача тяжелая.

Получается, что сегодня от газовиков требуют, чтобы они вложили в газификацию рубль, а потом еще каждый год вкладывали по 20 копеек для поддержания газоснабжения отдаленных мелких потребителей. Нормальная экономика предполагает, что если вкладываешь рубль, то впоследствии что-то получаешь. А вложить рубль и потом еще доплачивать, запустив механизм убыточной стоимости – это выглядит абсурдно. Нынешняя газификация – это просто политический инструмент для губернаторов. Учтем еще, сколько газа воруют на местах и как разворовывают средства при газификации…

- Какие существуют достижения в газовой отрасли?

- Первое достижение в том, что преодолели спад и даже стали наращивать добычу. Второе – в «Газпроме» в достаточной мере стабилизировалась финансовая ситуация. И это неплохо. Следующее. Стала пересматриваться экспортная политика, и стратегически это правильно. Приход в сектор сжиженного метана – LNG – это снова правильное движение. Определенная попытка возврата активов, с точки зрения компании и ее акционеров, если абстрагироваться от деталей, тоже в принципе правильный шаг. То, что «Газпром» заставили обновить менеджмент, скорее всего, положительный момент. Можно десять раз говорить о том, что «менеджмент ужасен», я даже не буду это обсуждать. Потому что они сделали полшага: смели верхушку, а внутренние механизмы и режимы работы во многом остались прежними. В конце концов, дело не в персоналиях, и совсем не стоит задача удаления опытных старых специалистов, дело в механизмах управления.

- Каковы основные направления государственной политики в газовой отрасли?

- Сейчас на первое место, как уже было сказано, вышло использование газа как геополитического инструмента. Раньше было ядерное оружие, а теперь газ. Правильно, что используют, но неправильно, что так. Следующее направление – регулирование роста внутренних цен на газ. Ситуация себя в какой-то мере исчерпала. «Газпром» имеет и будет иметь сверхдоходы от экспорта, будут существенные доходы и с внутреннего рынка, соответственно, будут «давить» внутренних потребителей. Но для начала, прежде чем «давить» потребителей, нужно вести учет газа. В Российской Федерации четверть потребляемого газа потребляется без счетчиков. Пора переходить к введению зависимости стоимости газа от условий его поставки. Газ – это тоже товар, у которого бывает разное качество. В зависимости от условий поставки он обладает разной экономической стоимостью. Еще одно направление государственной политики – регулирование общеэкономического характера через налоги и таможенные сборы. Стоит упомянуть и о механизме регулирования через собственность. Насколько этот механизм эффективен? Раньше можно было говорить, что его фактически нет совсем. Теперь же он в каком-то виде существует и применяется.

- Стремление законодательного ограничения доступа иностранных компаний к ресурсной базе – это долгосрочная или ситуативная политика государства?

- На мой взгляд, эта ситуация будет продолжаться долго. То есть политика долгосрочна.

- Иностранные компании обладают перспективными технологиями сжижения и транспортировки газа. Насколько эти технологии востребованы в России?

- Самое простое – сказать, что возможно. Хотя реально все эти разговоры о разработке арктического шельфа - для идиотов. Вот у нас есть огромный арктический шельф, одна его граница – это Сахалин, другая – Штокман. Всего-то два проекта по краям. Сейчас идут разговоры о сжижении газа на Ямале. Можно поручиться, что в ближайшие 10 лет эти проекты там реализованы не будут. Поэтому данный общий вопрос о применимости технологий сжижения реально касается только двух проектов. Сахалинский проект уже идет, а Штокмановского, на мой взгляд, еще нет в реальности. Он еще только конфигурируется и существует как некая переговорная позиция.

А вообще, сжижение – это очень сложный комплекс технологических задач. И если туда запустить обычного квалифицированного «советского» инженера, то там для него будет огромное поле для работы.

- По вашему мнению, что означает либерализация газовой отрасли?

- Этот термин употребляют в трех смыслах. Наиболее распространенный вариант либерализации газовой отрасли в прессе – либерализация акций «Газпрома». Я же считаю, что либерализация акций «Газпрома» не имела никакого отношения к либерализации самой отрасли. Это просто терминологическое совпадение.

Также под либерализацией часто понимают либерализацию рынка газа. Сейчас у нас регулируемый государством рынок, но это верно лишь отчасти. Если посмотрите внимательнее, то увидите, что ценовое регулирование распространяется только на газ, произведенный организациями: «Газпром», «Норильскгазпром», «Якутгазпром», «Сахалинморнефтегаз», «Камчатскгазпром» и аффилированными с ними лицами. Во всех остальных случаях можете начинать добывать газ и продавать его по любой цене. Сможете или нет – это вопрос. Под либерализацией газовой отрасли понимают либерализацию рынка газа, в том смысле, что «Газпром» начинает часть своего газа продавать по нерегулируемым ценам. Постепенно этот нерегулируемый сектор должен будет расти, и весь газ начнет продаваться по нерегулируемым ценам, а государство будет регулировать только доступ к трубе.

И третья определение либерализации отрасли – это то, что называется реструктуризация отрасли, то есть «деление» «Газпрома» и в той или иной форме выделение трубы.

Еще с точки зрения европейского рынка, либерализация газовой отрасли – это либерализация процедур доступа и фактическая возможность потребителей выбирать поставщиков. Иными словами, реальная возможность конкуренции на газовом рынке.

- Реален ли экспорт газа, производимый независимыми производителями?

- Не сейчас, в будущем. Реально «Газпрому» это не нужно. Но рынок европейского трубопроводного газа – довольно сложная система, из-за того, что газ – это сложный товар. Скорость передвижение газа по сети – 30 км/ч. А, например, от Москвы до Сочи расстояние чуть менее 1,5 тысяч километров. Газ туда будет идти двое суток, а мороз до Сочи может дойти за полдня. Значит, нужно строить хранилище, создавать систему балансировки, создавать возможность отключаемых потребителей, вводить дифференцируемую систему потребления газа. Все это отстроить и отладить – достаточно тяжелая задача. И такая система долгие годы отстраивалась с участием «Газпрома». Вломиться в эту систему «с разбега»… В общем, надо строить новую систему. А чтобы ее строить, надо работать. Это требует усилий и времени. Правда, со стороны иногда создается впечатление, что усилия тратятся на блокировку всяческих изменений. А изменения в будущем неизбежны.

- «Газпром» одновременно является и корпорацией, и госкомпанией. Нет ли в деятельности «Газпрома» противоречия между корпоративными и государственными интересами?

- Да, здесь заложен конфликт интересов. Там есть акционеры, которые имеют доли и должны получать прибыль. А в «Газпроме» в основном работает на увеличение капитализации, а не за счет дивидендов. А это значит, что они пока монетизируют советский потенциал. Не более того. И вторая специфика: государство своеобразно осуществляет управление «Газпромом». Временами даже не поймешь, кто кем руководит. Мне кажется, что инструменты должны соответствовать ситуации.

- Каково место независимых производителей газа на газовом рынке России?

- Безусловным фактом является то, что они существуют – это раз. Второе – они существуют в небольшом количестве в силу доминирования «Газпрома». Почему их мало? А потому что объективно в этой сверхмонополизированной отрасли, где почти отсутствует либерализация, очень тяжело существовать. Даже такого немалого независимого производителя, как ЛУКОЙЛ, «Газпром» заставил продавать газ на скважине.

- Какими вы видите перспективы независимых производителей?

- Я считаю, что их роль будет кардинально возрастать. Увеличение доли независимых производителей на газовом рынке желательно и вероятно. Один из примеров. У нас есть ряд мелких месторождений на юге России. В свое время их начинали разрабатывать, а потом, когда открыли гигантское месторождение в Западной Сибири, все силы перебросили туда. Ведь в Западной Сибири было эффективнее - одно месторождение и сразу много газа. А ведь мелкие месторождения в какой-то момент при постепенном росте цен становится эффективно разрабатывать. Добыл газ - и здесь же потребил в радиусе нескольких десятков километров. «Газпром» же – огромная организация, ориентирована на гигантские проекты. На небольших месторождениях он уже не сможет эффективно работать.

Приведу еще один пример с Ковыктинским месторождением. Все знают, что сейчас там «Газпром» пытается блокировать проект. Но мало кто знает, что иркутяне умоляли Вяхирева взять этот участок бесплатно. А Вяхирев в свою очередь говорил, что месторождение недоразведано и неинтересно. Потом пришли английские ребята и вложили деньги: сотни миллионов долларов. Разведали, подготовили к разработке. Теперь «Газпром» хочет там все контролировать. Этот пример показывает, что такая огромная корпорация просто не может угнаться за всеми деталями. И вот тут-то место независимым производителям.

- Каким вы видите будущее газовой отрасли?

- Я считаю, в газовой отрасли будет некий паллиатив. Я всячески поддерживаю развитие независимых производителей газа и считаю, что это правильный и неизбежный путь. Но данные нам от природы огромные месторождения в Западной Сибири и на Ямале целесообразно разрабатывать комплексно. И поэтому нельзя сказать: ура, вперед, только одни независимые! Ковыкту, например, разрабатывает корпорация ВР – это вторая или третья нефтяная компания в мире. Кто будет разрабатывать месторождение: крупная компания или небольшой независимый производитель определяется масштабом бизнеса и размером месторождения. Поэтому надо быть идиотом, чтобы говорить: даешь одних независимых и все! Так не получится, потому что природа бизнеса иная.

Беседовала Валерия Филимонова

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net