Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

16 декабря прошли повторные выборы губернатора Приморского края. Результаты прошедших в сентябре двух туров выборов губернатора Приморья краевой избирком признал недействительными из-за многочисленных нарушений. В итоговый список кандидатов на пост главы региона вошло четыре человека: Андрей Андрейченко (ЛДПР), врио губернатора Олег Кожемяко (самовыдвиженец), Алексей Тимченко («Партия Роста») и Роза Чемерис («За женщин России»). По результатам выборов новым губернатором Приморья стал Кожемяко с 61% голосов. Андрейченко получил 26%, остальные кандидаты в сумме набрали 9%.

Бизнес, несмотря ни на что

28 ноября на совещании у президента Владимира Путина с правительством обсуждались частные инвестиции в национальные проекты. Основными докладчиками выступили министр финансов Антон Силуанов и президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин. Совещание прошло полностью в открытом режиме, хотя традиционно встречи президента с правительством делятся на открытую и закрытую части, а большинство вопросов рассматривается именно в закрытом режиме.

Интервью

Веерный характер присоединения европейских стран к высылке российских дипломатов после отравления Скрипалей в Солсбери практически оставил Москву одну на европейском континенте. О том, как позиция Италии может измениться по результатам тяжелых коалиционных переговоров, которые сейчас ведут победившие на парламентских выборах 4 марта правые и левые силы, в интервью «Политком.RU» рассказывает сопредседатель ассоциации «Венето-Россия» и научный сотрудник Института высшей школы геополитики и смежных наук (Милан) Элизео Бертолази.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Аналитика

27.04.2005 | Сергей Михеев

КИРГИЗИЯ - ТУМАННЫЕ ПЕРСПЕКТИВЫ ГОРНОЙ РЕСПУБЛИКИ

События в Киргизии взбудоражили экспертное сообщество. Все спорят о том, что же именно и каким образом произошло в этой среднеазиатской стране. Однако не менее важно представлять, что ждёт Киргизию в результате произошедших событий.

Конечно, в условиях становления новой власти и стремительно меняющейся ситуации дать адекватный прогноз развития событий крайне сложно. Ещё 20-21 марта практически все наблюдатели и действующие игроки были уверены в том, что Аскару Акаеву всё же удалось обеспечить победу на выборах в парламент, и теперь последует затяжная борьба за следующий президентский срок. Но уже 25 марта стало ясно, что режим Акаева рухнул, и власть находится в руках у оппозиционеров во главе с Курманбеком Бакиевым. А 28-29-го марта вроде бы победившие оппозиционеры были вынуждены признать легитимность нового, проакаевского состава парламента, что в корне изменило положение в стране. Таким образом, за десять дней ситуация в Киргизии прошла через три качественно почти противоположных этапа. При этом окончательную точку в развитии событий ставить пока рано.

Главной причиной этого является то, что страна фактически ввергнута в хаос, в ходе которого обычная логика развития событий перестаёт действовать, а ситуация может кардинально меняться под воздействием незначительных, на первый взгляд, а порой просто случайных факторов.

В то же время некоторые прогнозы всё же возможны. Впереди у новой власти тяжёлая внутренняя борьба. Тот же Феликс Кулов был выгоден южным оппозиционерам, пока он сидел в тюрьме, как символ борьбы с режимом. Теперь же у Кулова, который популярен на севере, есть серьёзные претензии на лидерство, и его соперничество с Бакиевым уже чётко обозначилось. Не так легко будет оппозиционерам разделаться и с теми северянами, которые не собираются бежать из страны вслед за Акаевым. В страну беспрепятственно вернулась дочь экс-президента - Бермет Акаева, являющаяся депутатом парламента. У этих людей по-прежнему есть серьёзные ресурсы, и при случае они могут зеркально повторить нынешние события уже в отношении Бакиева. Благо прецедент создан.

Причём такими методами может воспользоваться любой клан. Ближайшие выборы президента могут вновь разделить страну на северных сторонников того же Кулова и южных сторонников Бакиева, которые будут непримиримо спорить из-за результатов выборов.

Технология, использованная оппозицией в ходе захвата власти, вообще может стать очень опасным фактором местного политического процесса, способным привести ситуацию в стране к полному хаосу и неопределённости. Теперь каждый может вывести на улицу своих родственников, блокировать дорогу, захватить администрацию района и требовать чего угодно. Это может парализовать жизнь государства.

Характерно, что Бакиев и другие лидеры оппозиции были вынуждены признать легитимность нового парламента, что уменьшает его собственную легитимность, превращая ситуацию в полный абсурд. Подоплёка этого события в том, что новоизбранные депутаты (и северяне, и южане) в большинстве своём люди весьма влиятельные. Они чётко дали понять Бакиеву, что не собираются из-за его амбиций так просто расставаться со своими новыми, депутатскими мандатами и ждать милости от новых властей. Более того, новый спикер парламента Омурбек Текебаев, несмотря на свою оппозиционность, с самого начала заявил о том, что без переговоров с Акаевым, видимо, не обойтись. Так оно и случилось. Это весьма важный факт, который характеризует реальное положение Бакиева и уровень его влияния на ситуацию.

Стоит также помнить, что в соответствии с недавними изменениями в киргизской конституции Киргизия фактически стала парламентской республикой. Парламент наделяется значительно большими полномочиями, а президент становится более зависимым от парламента. Таким образом, любой президент, избранный на предстоящих выборах, будет иметь урезанные полномочия и сильно зависеть от парламента. Одновременно повышается роль премьер-министра, назначаемого парламентом. Недаром некоторые оппозиционеры, понимающие, что этот факт в значительной мере обесценивает их победу, уже начали требовать нового пересмотра конституции.

Таким образом, вслед за стремительным и неожиданным для многих переворотом мы видим не менее стремительную реакцию на него. В итоге ситуация складывалась следующим образом:

- У оппозиции и её лидера Бакиева не хватает ресурсов для того, чтобы противостоять группам влияния (как на севере, так и на юге), ранее связанным с режимом Акаева. Он уже сейчас не в состоянии удержать власть в том виде, в котором он её захватил. В этом направлении ситуация для Бакиева, видимо, не улучшится или станет ещё хуже. Признание легитимности нового состава парламента автоматически подразумевает признание легитимности действующей конституции Киргизии, в соответствии с новой редакцией которой полномочия президента будут урезаны, а полномочия премьер-министра увеличены. Кем бы ни стал Бакиев, он будет в значительной степени зависеть от парламента, в котором большинство составляют люди, которые поддерживали Акаева и которые были поддержаны Акаевым на выборах в парламент. Кроме того, с юридической точки зрения все действия Бакиева по захвату власти были незаконными, что может при случае быть ему инкриминировано даже в качестве уголовного обвинения.

- Новый парламент и его спикер приобретают в новых условиях значительно больший вес во всех сферах жизни страны. Депутаты нового парламента имеют ресурсы для влияния и обязательно будут серьёзно влиять на ситуацию.

- Главным итогом прошедших событий на сегодняшний день является отстранение от монопольной власти Акаева и его ближайших соратников. Возвращение Акаева в страну в подобном качестве уже невозможно. Это невыгодно никому, включая и проакаевские группы влияния, не входившие в ближний круг. Теперь эти группы влияния приобретают автономность действия и большую свободу манёвра, что, несомненно, увеличивает их ресурс. Таким образом, именно они, а не оппозиция, с которой у них есть объективные противоречия, выиграют более всего в случае установления в стране фактической власти нового состава парламента. Впрочем, оснований считать, что всё это есть результат некоего хитрого и очень рискованного плана, пока нет. Скорее всего, речь идёт о том, что упомянутые группы смогли удачнее других сыграть в сложившейся ситуации безвластия. Таким образом, главным пострадавшим является Акаев и его семья. Все остальные так или иначе выиграли от переворота.

- Такому положению будет способствовать также сохранение всех имеющихся на данный момент прав собственности. Интересно в этом смысле высказывание Кулова о том, что пересмотра итогов приватизации не будет и собственность останется у её прежних хозяев. А это значит, что командные высоты в бизнесе будут занимать те же люди (включая семью Акаева), что и до переворота.

- Наиболее вероятными претендентами на посты президента и премьер-министра являются Кулов и Бакиев. Видимо, в этой плоскости будет лежать и путь к достижению компромисса между ними. Вопрос лишь в том, кто именно станет главой государства, а кто главой правительства. Пока представляется, что участвовать в выборах будут оба политика, причём они станут главными конкурентами. Дальнейшее будет зависеть от результатов избирательной кампании;

- Не исключено, что и Кулов, и Бакиев (каждый на своём месте) попытаются впоследствии изменить формат своих полномочий в сторону их увеличения.

Впрочем, выстраивающаяся в результате всего этого конфигурация не представляется прочной. Власть депутатов парламента, не скреплённая крепкой властью президента, в условиях современной Киргизии вряд ли будет способна к эффективному управлению. Размывание ответственности, сопровождаемое одновременным ростом амбиций депутатов, скорее всего, приведёт к появлению дополнительных проблем и общему снижению эффективности управления. Парламентская форма государственного устройства хороша для стабильных и относительно успешных обществ. В условиях недостатка ресурсов и социальной нестабильности она приведёт лишь к политическим сварам, постоянному переделу сфер влияния и конфликтам.

Кроме того, отсутствие авторитетного и общепризнанного главы государства может способствовать дальнейшему размежеванию севера и юга страны. На юге уже сейчас можно наблюдать весьма тревожные процессы автономизации (на грани сепаратизма), усиление исламского фактора (резкий толчок этому был дан в ходе кризиса), усиление позиций криминалитета и радикальных экстремистов (которые также не сидели в ходе кризиса, сложа руки). Таким образом, как только в парламенте наметится некий раскол между северными и южными депутатами, это тут же создаст реальную угрозу распада страны, что чревато гражданской войной (узбеки и киргизы на юге вряд ли смогут договориться мирно), аннексией части страны соседями и другими негативными последствиями. Даже если такого радикального сценария удастся избежать, внутреннее размежевание киргизского парламента на множество клановых групп гарантировано.

Уже сейчас юг может отказаться признать власть нового парламента. Одновременно в самое ближайшее время неизбежно актуализируется фактор роста амбиций узбекской диаспоры на юге. Ещё при Акаеве лидеры узбекской диаспоры требовали квотирования мест в парламенте и госструктурах по национальному признаку. Это может, с одной стороны, сплотить киргизов, но с другой, чревато новой кровью и конфликтом с Узбекистаном.

Помимо всего прочего, перед любой властью встанут те же проблемы, что стояли и перед Акаевым:

- Поиск компромисса между родственно-клановой сутью, усилившейся в ходе кризиса, и демократической формой общественно-политической жизни;

- Кадровая проблема;

- Проблема коррупции и преступности;

- Проблемы бедности и разрыва в доходах населения;

- Проблемы экономического развития;

- Проблема консолидации элиты;

- Проблема повышения эффективности управления.

Со всеми этими проблемами, усиленными кризисом, парламентской республике справиться будет не легче, а возможно, и труднее, чем президентской. По сути, парламентская республика только усугубляет многие из этих проблем. К примеру, разделение депутатов на группы по разным признакам будет способствовать усилению клановости. Увеличение влияния депутатов приведёт к усилению местничества и проблемам в подборе кадров. При этом ответственность за принятие и выполнение решений будет размыта между 75-ю депутатами и всё равно ляжет на плечи правительства и президента.

Объективно же Киргизии для решения всех упоминавшихся выше проблем нужна не парламентская республика, а новый, энергичный и способный лидер в статусе президента и с достаточно широкими полномочиями. Собственно, это соотносится и с настроениями в кыргызстанском обществе накануне нынешних событий. Социологические опросы и качественные исследования чётко показывали востребованность подобного образа общественным сознанием. Люди говорили о "новом человеке", о "кыргызстанском Путине", о "молодом президенте", который должен сменить Акаева и его семью у руля власти и "навести порядок в стране".

Что касается внешнего фактора, то его роль, видимо, будет расти. Проблемы восстановления нормальной жизни и без того очень бедного государства, а также проблемы развития без внешней помощи решить не удастся. Это показало и обращение Бакиева к России за экономической поддержкой и инвестициями. Таким образом, новые киргизские власти сразу обозначили свою неспособность решать проблемы страны и моральную готовность к определённой зависимости от внешних игроков.

Что касается России, то у неё есть реальная возможность укрепить своё влияние в Киргизии, несмотря на весьма распространённое сейчас мнение о том, что "Киргизию Россия проиграла также, как и Украину с Грузией". Это поверхностная оценка ситуации. Всё будет зависеть от того, насколько удачно будет действовать российское руководство.

Запад также имеет в этой игре очень неплохие шансы, которые в первую очередь основаны на возможности Запада оказать киргизам более значительную, чем Россия, материально-финансовую помощь. В то же время итоговая ситуация настолько неоднозначна, что может привести не к усилению, а к ослаблению роли Запада в Киргизии и даже в регионе. Эта ситуация уже стимулировала совершенно не выгодные Западу процессы - усиление криминалитета, связанного с наркотрафиком в Европу и частично в Америку, усиление исламистских организаций на юге, рост влияния узбекских националистов и Узбекистана, ослабление влияния более лояльного к американцам Казахстана, в целом усиление радикальных настроений и непредсказуемость ситуации. Таким образом, мессианские устремления Запада, который, без сомнения, сыграл в киргизском кризисе очень значительную роль, всё более становятся фактором региональной и глобальной нестабильности.

Одновременно для всех внешних игроков в целом невыгодна ситуация хаоса и неопределённости с властью в стране. В этой ситуации не ясно, с кем и о чём можно реально договариваться, кто может нести ответственность за свои слова, а кто лишь "чёртик из табакерки", способный обанкротиться в течение нескольких дней. Причём даже президентские выборы не расставят все точки над "i" в этой непростой ситуации.

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Победа на президентских выборах в Бразилии крайне правого политика Жаира Болсонару вызвала резко негативную реакцию ведущих мировых СМИ. Избранного президента страны (он должен приступить к своим обязанностям 1 января 2019 года) иногда называют «бразильским Трампом», но тот по сравнению с Болсонару выглядит умеренным политиком. Болсонару имеет репутацию жесткого противника либерализма, социал-демократии, коммунизма, а также христианского фундаменталиста (он католик, но политически близок к бразильским протестантам-евангелистам) и гомофоба.

Владимир Путин и Синдзо Абэ на встрече в Сингапуре 14 ноября договорились ускорить переговорный процесс на основе Советско-японской совместной декларации 1956 года, предполагающей возможность передачи Токио после заключения мирного договора острова Шикотан и группы островов Хабомаи. На встрече Абэ выразил надежду, что Россия и Япония решат территориальный спор и заключат мирный договор. А Путин подтвердил, что переговоры об островах начались именно на основе декларации 1956 года.

Предсказывать исход и даже интригу президентских выборов в США, когда до них еще более двух лет, ни один уважающий себя эксперт не решится. Но о некоторых параметрах президентской гонки 2020 года можно рассуждать уже сейчас. Смысл этой статьи – показать, за чем и за кем следить, потому что американская политика, как внутренняя, так и внешняя, во все большей степени будет определяться «прицелом» на эти выборы.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net