Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

До губернаторских выборов в ряде регионов России осталась неделя. Главный вопрос, захвативший повестку вокруг единого дня голосования, – вероятность второго тура. 27 августа РБК со ссылкой на источники, близкие к Кремлю, опубликовал данные закрытых социологических исследований, проведенных для администрации президента, по результатам которых рейтинги всех врио губернаторов, участвующих в предстоящих 8 сентября выборах, позволяют им победить в первом туре.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

19.06.2006 | Татьяна Становая

Владимир Путин остается демиургом российской политики

14 июня официальный представитель Генеральной прокуратуры РФ Наталья Вишневская сообщила об арестах по так называемому «мебельному делу», начавшемуся еще шесть лет назад. Арестованы пять человек в рамках уголовного дела о контрабандных поставках мебели в торговые центры «Три кита» и «Гранд». Ходатайства на арест подписаны и.о. генерального прокурора Юрием Бирюковым. В 2000 году именно Бирюков инициировал расследование в отношении сотрудника Следственного комитета МВД России, занимавшегося этим делом и осужденным в итоге за превышение должностных полномочий.

Возобновление «мебельного дела» является следствием борьбы за пост генерального прокурора РФ. 10 июня президент России внес на рассмотрение СФ России кандидатуру министра юстиции Юрия Чайки. Считается, что Чайка не принадлежит ни к одному и «питерских» кланов.

Среди арестованных - фактический глава этих компаний в 2000 году Сергей Зуев, а также руководители ряда других коммерческих структур - Андрей Саенко, Андрей Латушкин, супруги Павел и Ирина Подсотские. Все они, по версии следствия, организовали контрабандный канал поставки мебели в торговые центры «Гранд» и «Три кита». Поставка осуществлялась через подставную фирму «Лига-Марс».

Расследование по делу о контрабанде мебели началось в 2000 году. Однако тогда на скамье подсудимых оказался следователь следственного комитета при МВД России Павел Зайцев. Как пишет «Коммерсант», расследование против него было инициировано руководством генеральной прокуратуры и курировалось заместителем Устинова Юрием Бирюковым. «Коммерсант» напоминает, что на процессе по делу Зайцева следователь СК при МВД Виктор Цымбал заявил, что руководитель группы оперативного сопровождения этого дела Сергей Киселев доставил в СК сводку прослушанных телефонных переговоров, в которых подозреваемые в контрабанде говорят: «Генпрокуратуре проплачено $2 млн за закрытие дела». А бывший первый замначальника СК при МВД генерал Сергей Новоселов заявил: «За этим делом кроется конфликт ведомственных интересов – с одной стороны, СК и ГТК, с другой, Генпрокуратуры и ФСБ».

До марта 2004 года в ФСБ заместителем директора работал Николай Заостровцев. Это одна из самых спорных личностей среди силовиков. Именно его называли куратором со стороны ФСБ большинства антиолигархических кампаний: против «Медиа-Моста» Владимира Гусинского, империи Бориса Березовского и на первоначальном этапе компании ЮКОС. Как писали в 2004 году СМИ, до 80% дел в Генпрокуратуру «поставлял» именно подконтрольный Заостровцеву департамент экономической безопасности. Заостровцев оказался в 2001 году как раз в центре «мебельного скандала». Его отец генерал-майор КГБ в отставке Евгений Заостровцев, по мнению СМИ, имел прямое отношение к компаниям «Гранд» и «Три кита». Николай Заостровцев – человек, которого нынешний глава ФСБ Николай Патрушев одно время «двигал» в начальники ГТК России. Однако в итоге генерал ФСБ ушел работать в 2004 году в ВЭБ.

Таким образом, получается, что высокопоставленные сотрудники генеральной прокуратуры и ФСБ были заинтересованы в том, чтобы закрыть «мебельное дело». Однако президент России Владимир Путин в 2002 году принял решение поручить расследование прокурору из ленинградской областной прокуратуры Владимиру Лоскутову. Это означало, что «силовики», причастные к контрабанде, оказывались в «подвешенном» состоянии под «наблюдением» со стороны лично президента.

Ход делу был дан почти сразу после отставки генерального прокурора Владимира Устинова. Тот факт, что Устинов был отправлен в отставку с президентской благодарностью, говорит о том, что Устинов фактически выведен из-под удара. Это подтвердил и Владимир Путин, заявив, что Устинов будет востребован на госслужбе. Непосредственным объектом нынешней «кампании» стал и.о. генпрокурора Юрий Бирюков, а косвенно – «силовая группа» в окружении президента.

Возобновление «мебельного дела» позволяет выявить несколько тенденций и сделать ряд выводов. Во-первых, обостряется борьба за место генерального прокурора. Об этом свидетельствует несколько факторов. Владимир Путин не стал сразу представлять кандидатуру нового генпрокурора, что означает отсутствие четкой определенности в данном кадровом вопросе. Отсутствие определенности позволяет различным группам влияния претендовать на продвижение своего кандидата на место Устинова.Можно предположить, что «силовики» попытались взять реванш за отставку Устинова, близкого, по данным СМИ, к заместителю главы президентской администрации и неформальному лидеру «силовой группы» Игорю Сечину. Компенсировать «потерю» «силовая группа» могла путем лоббирования на пост генпрокурора представителя соответствующего «клана»: в данном случае таким «преемником» Устинова мог стать Юрий Бирюков. Он пришел в генеральную прокуратуру вместе с Владимиром Устиновым и после утверждения сразу стал его первым заместителем. На протяжении всего срока работы Устинова в генпрокуратуре Бирюков оставался его правой рукой, в том числе и в антиолигархической кампании.

Поэтому предположение, что именно его «силовики» продвигали на место Устинова с целью сохранить свое влияние на ключевое ведомство, вполне закономерно. Возобновление «мебельного дела» резко снижает шансы Бирюкова как генпрокурора: СМИ он четко отождествлен с кампанией против следователя Павла Зайцева. Точно так же менее вероятно, что прокуратуру возглавит человек из устиновской команды.

Во-вторых, обращает на себя внимание публичность процесса. Учитывая, что кампанию возглавил Владимир Путин, и он фактически предварил аресты своим заявлением на экономическом форуме в Санкт-Петербурге (он заявил о продолжающихся расследованиях по делам о коррупции, в том числе и в Москве), можно предположить, что тем самым «мебельное дело» становится необратимым. Более того, Владимир Путин фактически монополизировал лидерство в антикоррупционной кампании. Это означает, что в отношениях с приближенными к себе фигурами президент вынужден использовать уже более жесткие механизмы воздействия. Это также показывает неэффективность неформальных согласований и публично демонстрирует, «кто в доме хозяин».

В-третьих, «мебельное дело» как следствие борьбы за пост генерального прокурора подтверждает новый характер межклановых «войн». Если раньше борьба велась преимущественно «подковерно», то сейчас проигрыш одной из сторон ведет к весьма серьезным и публичным последствиям. Кроме того, объектами кампании становятся фигуры, работавшие в тесной связи с «питерскими», которые еще недавно фактически имели политическую индульгенцию. Потеря «питерцами» права на иммунитет является следствием того, что основной центр борьбы перемещается внутрь самого режима, основой которого является «питерское землячество». Если раньше публичная «линия фронта» находилась за пределами кремлевских кланов, и основными объектами давления становились внесистемные силы, с которыми надо было выстраивать новые форматы отношений (бизнес, оппозиция), то сейчас внешние объекты больше не представляют серьезной угрозы режиму и поэтому основная борьба переносится внутрь вертикали. Кроме того, индульгенции лишается и бизнес, который работает под покровительством «питерцев».

А это весьма серьезное испытание для Владимира Путина и его системы управления. Борьба за таможню вылилась в таможенное дело и отставку генпрокурора. Борьба за пост генпрокурора привела к возобновлению «мебельного дела». Любое возвышение одной из групп влияния ведет к росту ее амбиций и повышению уязвимости ее конкурентов. В итоге в ближайшее время можно будет наблюдать несколько тенденций.

Первое – рост числа фигур в системе исполнительной власти, которые будут отличаться внеклановым характером и будут замкнуты лично на Владимира Путина.

Второе – усиление арбитражной функции президента, который будет вынужден все чаще «разводить» представителей тех или иных групп влияния и сохранять баланс.

Третье - снижение влияния «силовиков», которые с возобновление «мебельного дела» получили второй серьезный удар после отставки Устинова.

19 июня Владимир Путин внес на рассмотрение СФ кандидатуру Юрия Чайки, ныне министра юстиции РФ. Юрий Чайка уже был и.о. генпрокурора до того, как на это место пришел Владимир Устинов. Чайка является по большому счету «политическим двойником» Устинова образца первой половины президентского срока Владимира Путина: между ними много общего. Это общие корни – элита 90-х годов (на пост министра юстиции Чайка был назначен еще Ельциным), внеклановость – оба генетически не связаны с «путинской элитой» и оба приходили на пост генпрокурора как технические, фигуры, призванные сохранить за прокуратурой чисто инструментальную роль. Тем самым, Владимир Путин не дал ни одной из групп влияния возможности провести своего генпрокурора. Одновременно президент, можно сказал, ушел от принятия более удобного для себя кадрового решения: Юрий Чайка не является для Путина «своим» человеком. Тем не менее, в новой должности Чайка, безусловно, станет, прежде всего, президентской фигурой, а не клановой.

Назначение Юрия Чайки показывает, что пост генпрокурора не достался ни «силовикам», ни «либералам». Это в первую очередь проигрыш «силовиков», который, однако, не означает косвенной «победы» «либералов». Последним также «досталось» на прошедшей неделе. Примечательное заявление сделал Владимир Путин на неформальной встрече с журналистами в Шанхае. Отвечая на вопрос о том, возможен ли его выбор из числа тех, кто не входит в список основных претендентов, Путин сказал: «Да, такое возможно, тем более что список не велик». Журналисты поинтересовались, может ли это быть неизвестный человек. «Совсем неизвестным - вряд ли, такие люди всем известны, но просто они не звучат», - пояснил он. «Кандидат определится в плане стартовых возможностей, но это не значит, что результат будет», - подчеркнул Путин. «В конечном итоге выбор остается за людьми», - добавил он.

Эксперты и СМИ восприняли такое заявление президента как свидетельство того, что на данный момент Дмитрий Медведев и Сергей Иванов, имеющие репутацию «преемников», таковыми не являются. Из слов Путина часто делали вывод, что преемником станет «серая лошадка», которая пока в качестве преемника даже не рассматривается.

Заявление Путина в действительности направлено только на одно: внести неясность в сознание элит и заставить усомниться в том, что преемником является Медведев или Иванов. В интересах Владимира Путина сохранить интригу на как можно более длительное время с тем, чтобы, во-первых, не создавать новый центр притяжения для элит, которые могут начать выстраивать отношения с предполагаемым преемником в обход Кремля. Во-вторых, не «подставить» раньше времени преемника, который почти наверняка не будет консенсусной фигурой и окажется под ударом политических противников. Неясность Путину нужна и для того, чтобы как можно дольше сохранить замкнутость режима на себя лично и не допустить «расползания» элит. До тех пор, пока нет ясности, Путин будет оставаться безоговорочным политическим лидером.

Фактически заявление Путина о том, что преемником может стать фигура «не на слуху», абсолютно вписывается и в логику «мебельного дела»: тем самым, президент маневрирует между группами влияния, поддерживания между ними баланс и не давая ни одной из них приподняться. Президент дает понять, что никому авансов не будет, и все вопросы будет решать он лично. Ударив по «силовикам», Путин «ударил» и по Медведеву, лишив фактически его репутации главного преемника, но сделав это в такой форме, чтобы не закрыть для него возможность стать следующим президентом. Это свидетельствует о стремлении Владимира Путина закрепить за собой роль демиурга политической жизни страны, где только он имеет право принимать важнейшие, в том числе и кадровые решения. Для президента крайне важно замыкать ключевые посты на себя с тем, чтобы они не становились объектами борьбы близких к нему фигур. В противном случае возникает угроза политической устойчивости и управляемости режима. А с приближением очередного избирательного цикла это особенно опасно. Пока все это коснулось поста генпрокурора. Однако в дальнейшем процесс может эскалировать, и кадровые перестановки способны коснуться и других ведомств в исполнительной власти.

Татьяна Становая – руководитель аналитического департамента Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Развитие жилищной кооперации поможет восстановить спрос на жилищном рынке и позволит купить квартиру социально незащищенным слоям населения.

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net