Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

24.07.2006 | Татьяна Становая

«Единая Россия» и ее критики

Последние месяцы политическое влияние партии власти «Единой России» заметно возрастает. Одновременно растет и число критиков в ее адрес. Вслед за главой Центральной избирательной комиссии России Александром Вешняковым с критическими замечаниями в отношении новых поправок в избирательное законодательство, создающих для «Единой России» более комфортные условия на выборах, выступил и бывший президент СССР Михаил Горбачев. Кроме того, все более публичным становятся напряженные отношения между «Единой Россией» и спикером Совета Федерации Сергеем Мироновым, возглавляющим Партию жизни. Интрига в том, что тренд на усиление партии власти имеет свои ограничители.

В этом году Кремль начал активно готовиться к парламентским выборам, намеченным на декабрь 2007 года. Значительно ужесточается выборное законодательство, которое создает максимально комфортные условия для партии власти «Единой России». Новые поправки направлены против либеральной оппозиции, которой теперь будет гораздо труднее объединяться, против протестного голосования (отмена графы «против всех»), против радикальных критиков власти разных политических оттенков (законодательство об экстремизме).

Одновременно значительно возрастает политические влияние «Единой России». Фактически уже сегодня можно говорить о том, что партия из механизма легитимации решений исполнительной власти и президента РФ превратилась в политическую силу. Пока это особенно заметно на региональном уровне: региональные элиты чаще вынуждены оглядываться на мнение центрального руководства партии власти, в ряде регионов возрастает контроль центрального аппарата над региональными отделениями партии, растет представительство партии власти в законодательных собраниях субъектов РФ. Все это является результатом изменения роли «Единой России»: ее доминирующее положение, отсутствие заметных конкурентов делает ее наиболее привлекательной, фактически безальтернативной для элит, лоббистов и всех политических акторов, заинтересованных в выстраивании оптимальных отношений с политической властью России.

Ставки в борьбе за влияние на партию власти и внутри нее значительно возрастают в ожидании смены президента России. В качестве одного из вероятных сценариев решения проблемы-2008 рассматривается партийность будущего президента, что заметно сузит дистанцию между «Единой Россией» и Кремлем. В этом случае «Единая Россия» станет приближена к центру принятия политических решений, а ее мнение будет так или иначе учитываться Кремлем.

Однако тренд на рост влиятельности «Единой России» ведет к появлению ряда интриг. Интрига первая – это конфликт двух спикеров. Напряженные отношения спикера СФ России Сергея Миронова и спикера Госдумы РФ Бориса Грызлова становятся все более публичными и носят двуплановый характер.

Во-первых, это конфликт межпартийный, основанный на конкуренции между партией «Единая Россия», которую возглавляет Борис Грызлов, и Партией жизни во главе с Сергеем Мироновым. Партия жизни в основном опирается на ресурс спикера СФ, что является недостаточным для ее превращения в одну из партий «первого эшелона». На это накладывается и растущее влияние «Единой России». Конкуренция между двумя партиями, прежде всего, на региональном уровне, резко обостряется. Так, 19 июля спикер СФ Сергей Миронов заявил, что намерен возглавить избирательный список Партии жизни на выборах в законодательное собрание Липецкой области. По сведениям газеты «Коммерсант», в Партии жизни выборы рассматривают как «экспериментальную площадку» для подготовки к выборам в Госдуму в декабре 2007 года. С точки зрения СМИ, вхождение Миронова в избирательный список обезопасит липецкое отделение от предвзятого отношения областных властей. «Если снимут с выборов партию, которую возглавляет третье лицо в государстве, это будет большой скандал», – заявил собеседник газеты. При этом региональный список «Единой России» возглавит губернатор Липецкой области Олег Королев.

Обостряется конкуренция и в Свердловской области. 19 июля представители екатеринбургского отделения Партии жизни провели пресс-конференцию, на которой заявили о том, что «в Свердловской области, как и во многих других регионах России, не создано условий для политической конкуренции. Бюрократический энтузиазм на местах переходит все разумные пределы. Административный ресурс работает на одну партию — «Единую Россию».

В действительности Партия жизни является одной из самых «неснимаемых». Например, на выборах в марте этого года партия принимала участие в семи регионах из восьми и была снята всего один раз в ХМАО. Однако рекордные снятия других партий дают ей основания обвинять в возможных проблемах своих конкурентов в лице «Единой России». Тем самым, на региональном уровне конфликт двух спикеров выходит в публичное пространство.

Как заявил источник в администрации президента газете «Коммерсант», РПЖ решила включиться в тендер за право стать четвертой партией в следующей Думе. Кремлевские политтехнологи уже сейчас уверены, что «Единая Россия», КПРФ и ЛДПР точно преодолеют семипроцентный барьер. А четвертой партией, по сведениям источника газеты, пытаются стать «Патриоты России» Геннадия Семигина, «Родина» и Партия жизни. Очевидно, что это не входит в планы «Единой России».

Не самые теплые и личные отношения между Грызловым и Мироновым. Напомним, что Грызлов пролоббировал назначение на должность пресс-секретаря НК «Роснефть» бывшего главного редактора «Парламентской газеты» Петра Котова. Котов ранее были помощником Грызлова. Однако после выхода в газете позитивной статьи о коллаборационизме в годы Великой Отечественной войны, которую Миронов назвал «позорной» и «подлой», Котову пришлось уйти в отставку.

Во-вторых, конфликт институциональный. Сергей Миронов, считающий СФ собственной «вотчиной», ревностно относится к попыткам «извне» влиять на состав верхней палаты парламента. Ранее, когда губернаторы потеряли собственную политическую автономию, а законодательные собрания субъектов РФ легко поддавались влиянию со стороны фигур федерального масштаба, Миронову было достаточно просто продвигать в СФ нужные ему фигуры. Однако после того как ЗАКСы стали более партийными (после принятия закона о переходе на пропорциональную систему для не менее половины состава ЗАКСов), влияние Миронова стало ослабевать, а «Единой России», напротив, расти.

На прошедшей неделе Миронов и «Единая Россия» предложили республике Хакасия две различные кандидатуры на пост сенатора от региона. Руководство «Единой России» утвердило кандидатуру нового сенатора от Хакасии. В СФ республику, возможно, будет представлять замминистра по чрезвычайным ситуациям Евгений Серебренников, пишет газета «Коммерсант». Однако спикер Совета Федерации пытался «продвинуть» на это место «своего претендента», говорят источники газеты. Институциональные изменения в системе функционирования политической власти в России на региональном уровне при росте влиятельности «Единой России» сужают возможности Миронова, что рождает рост напряженности между двумя спикерами.

Вторая интрига, которая появляется в результате роста влиятельности партии «Единая Россия», это рост внутренней фракционности. Чем выше влияние партии, тем больше разногласий, течений, интересов будет в ней появляться. А это ограничитель, который ставит под угрозу целостность и дееспособность партии как единого актора политического процесса. Неслучайно Борис Грызлов в прошлом году пресек все попытки развить внутри партии правые и левые течения. Учитывая, что за рамками партии сделать самостоятельную карьеру невозможно, ключевые функционеры включаются во внутрипартийную борьбу и пытаются самореализоваться с помощью формирования отдельных фракций. Кроме того, росту фрагментации партии власти способствует и конкуренция групп влияния в Кремле. Ряд ключевых игроков могут попытаться выстроить собственные связи внутри партии власти, которые будут заметно плюрализировать ее изнутри. Таким образом, межклановая конкуренция будет разворачиваться как внутри партии власти, так и на провластном партийном поле в целом.

Третья интрига – это поиск допустимых границ монополизации партийного пространства. Положение «Единой России» ограничено внешней и внутренней легитимностью. Если последняя граница весьма подвижна, учитывая, что российское население в своем большинстве выступает за «сильную руку» и дает партии власти достаточно ощутимый коридор возможностей, то с внешней легитимность как раз могут быть проблемы.

Полное доминирования «Единой России» вызовет большие вопросы на Западе, а Владимир Путин, также как и его преемник, в этом случае будут иметь репутацию «российского Лукашенко». На данный момент Кремль не готов к этому и очень активно пытается бороться с «лукашенизацией» режима, постоянно доказывая Западу, что демократия в России не менее, а часто и более «демократичная», чем западная.

Пока никаких оснований говорить, что Кремль отходит от этого, нет. А значит, прогнозировать рост влиятельности «Единой России» до полного доминирования на данный момент нельзя. В дальнейшем границы роста влиятельности «Единой России» станут очевидны при учете двух факторов. Первый – это связь «Единой России» с преемником Владимира Путина (чем теснее она будет, тем влиятельнее партия). Второй – в какой степени будет плюрализировано ядро партии. Ведь с растущей фрагментарностью партии можно бороться двумя методами: либо не содействовать дальнейшему росту влиятельности, либо централизовать управление и допустить рост авторитаризма внутри нее.Наконец, рост влиятельности партии «Единая Россия» встречает и сопротивление элит, реально влияющих на принятие политических решений. Проблема в том, что в России исполнительная власть является внепартийной, и партии власти всегда имели «прилагательное» значение, обеспечивающее легитимность принятия решений в Кремле и в целом в исполнительной власти. Партия власти не оказывала влияния на содержательную сторону процесса принятия решений.

Сейчас же тренд на рост влиятельности «Единой России», ее откровенные амбиции на формирование правительства, риск заметного сближения с Кремлем – все это рождает в элите опасения, что институционально каналы влияния, работавшие ранее напрямую, теперь будут в большей степени опосредованы партией. На данный момент очевидно, что правительство в ближайшие годы не будет партийным. Однако после выборов президента не исключено, что новый глава государства будет вынужден в большей степени считаться с мнением партии.Однако и в отношении партийности будущего президента в Кремле также нет консенсуса. Известно, что за это выступает «Единая Россия», которая через партийность главы государства сможет увеличить собственное влияние. В Кремле также рассматривают партийность президента как вариант обеспечения подконтрольности деятельности преемника. Однако пока это лишь один из сценариев. Неслучайно первый вице-премьер правительства РФ Дмитрий Медведев в интервью журналу «Эксперт» заявил, что партийность президента для России пока преждевременна. Его фактически поддержал и первый вице-спикер Госдумы Олег Морозов, отметивший, что «Единая Россия» может поддержать на выборах в 2008 году и беспартийного претендента.

Таким образом, перед Кремлем в преддверии парламентских выборов декабря 2007 года стоит противоречивая задача. С одной стороны, обеспечить максимум голосов для партии власти, но при этом не разочаровать Запад чрезмерной управляемостью, не спровоцировать критичное сопротивление элит, сохранить целостность «Единой России» и не допустить выхода за определенные рамки конкуренции между «Единой Россией» и другими партиями.

Нынешняя ситуация принципиальным образом отличается от ситуации в 2003 году. Если тогда перед Кремлем стояла проблема выбора: либо управляемая партийная система (по одной управляемой партии справа, слева и в центре), либо доминантная партия, то сейчас этой проблемы выбора уже нет. В Кремле сложился консенсус отношении центрального, доминирующего места партии власти. Никакие варианты с появлением альтернативных провластных партийных проектов уже не рассматриваются.На предыдущих выборах системные политические партии кроме «Единой России» делились на несколько типов. Первый - проходные автономные «партнеры власти» или управляемые партии для привлечения определенных групп электората, не готовых голосовать за партию власти. Так, СПС претендовал на роль «партнера власти» справа (правда, с этой роль справиться не удалось из-за разногласий с Кремлем по поводу «дела ЮКОСа», а также резкого роста антиолигархического тренда). Патритов забирали себе ЛДПР и блок «Родина». КПРФ была резко ослаблена и находилась в оппозиции.Второй тип – спойлеры КПРФ, в число которых входило множество низкорейтинговых политических партий (например, Партия социальной справедливости, Партия пенсионеров и т.д.).

Третий тип – альтернативные «партии власти», которые поддерживались определенными группами влияния в Кремле (Народная партия, Партия жизни), претендующие на роль «второй» (либо запасной) партии власти.

Сейчас ситуация заметно поменялась. Место партнера Кремля слева фактически занимает КПРФ, партнером на патриотическом поле оказывается ЛДПР. Место «Родины» фактически «отдано» слева сильно ослабленной КПРФ со стареющим ядерным электоратом. Партнера справа пока вообще нет: заместитель главы президентской администрации Владислав Сурков пытается сделать для либерального электората привлекательной «Единую Россию». Нужда в спойлерах и вовсе значительно ослабла, хотя, безусловно, все они сохранятся и будут участвовать на выборах. Однако в целом их роль в условиях резко ослабленной КПРФ и нового законодательства, значительно повышающего шансы «Единой России» получить большинство в Госдуме, значительно упала.

Тем самым, интрига вокруг партий первых двух типов заметно снизилась. Интрига вокруг третьего типа, скорее всего, и вовсе исчезнет. А это означает, что Кремль уже не допустит появления на провластном партийном поле альтернативных игроков. Примечательно, что в отношении новых поправок в избирательное законодательство «молчит» «сурковская» Общественная палата, которая активно использовалась против московских властей (конфликт в Бутово) и «силовиков» (например, по закону об НКО, а также в связи с ситуацией на алкогольном рынке, связанной с функционированием электронной системы, разработанной «силовой» фирмой). Из этого как раз следует, что кремлевские политтехнологи во многом заинтересованы в наиболее комфортных условиях парламентских выборов для партии власти. Зато активизировались критики избирательного законодательства из других «лагерей». Заявление Горбачева в правительственной «Российской газете», отметившего, что поправки не демократичны, свидетельствует, что не всем в Кремле нравится складывающееся доминирование партии власти. Индикатором консенсусности станет во многом и прохождение поправок в избирательное законодательство через президента.

На парламентских выборах в декабре следующего года будет почти в два раза меньше политических партий: в 2003 году было 23 партии, в 2007 – около 12. При этом уже сейчас партийное пространство и избирательное законодательство сформировано таким образом, что «Единая Россия», КПРФ и ЛДПР попадают в Госдуму почти гарантировано. Таким образом, для тех политических фигур, которые пока не встроены в партийную систему, но при этом имеют большое политическое влияние, придется либо встраиваться в партию власти, что будет вести к ее плюрализации, либо вступать в борьбу в рядах «четвертой» партии. Эта партия и станет главной интригой выборов-2007.

Татьяна Становая – руководитель аналитического департамента Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Развитие жилищной кооперации поможет восстановить спрос на жилищном рынке и позволит купить квартиру социально незащищенным слоям населения.

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net