Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

В середине февраля Басманный суд заочно арестовал бизнесмена, владельца O1 Group Бориса Минца, а 31 января были заочно арестованы два его сына - Дмитрий и Александр. Причиной ареста стали обвинения в растрате 34 млрд руб. (ч. 4 ст. 160 УК) средств банка «ФК Открытие» и последовавшее обвинение в межгосударственный розыск. На данный момент Борис Минц и его семья с весны 2018 года проживают в Великобритании.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

19.08.2006 | Сергей Михеев

Проблема этнического баланса - угроза стабильности страны

По сообщениям СМИ в Сальске (Ростовская область) в конце июня произошло очередное преступление на национальной почве - недавние переселенцы из Дагестана, выкрикивая националистические лозунги, учинили погром в центре города, в результате которого один человек из числа коренного населения города погиб и несколько были ранены. Число таких инцидентов уже насчитывает десятки и с каждым годом растёт (особенно на юге России). Однако ни федеральные политики, ни центральные СМИ, ни местные власти никак не реагируют на это - они заняты борьбой с русским фашизмом.

Такой явный перекос в позиции властей рано или поздно приведёт к тому, что антифашистская кампания даст обратные результаты, межнациональное напряжение будет расти, власть станет выражать интересы меньшинства и в итоге получит настоящее, а не кукольное националистическое подполье, поддерживаемое большинством населения.

Нет никаких сомнений в том, что умышленное разжигание национальной розни, как и любые другие преступления, должно наказываться по всей строгости закона. Ясен также и прикладной контекст антифашистской кампании. С одной стороны, националисты действительно могут составить реальную конкуренцию нынешней власти, так как их взгляды пользуются достаточно широкой поддержкой населения. С другой стороны, отрабатывается один из элементов типового предвыборного сценария - коммунистами уже никого не напугаешь, поэтому «угрозу стабильности», которая «является главной ценностью» и которой как обычно «нет альтернативы», на этот раз будут представлять националисты.

Содержательно можно заметить некоторое совпадение с избирательной кампанией 1996 года, когда всех пугали «красно-коричневым реваншем» и готовы были ради «сохранения стабильности» оправдать любые действия властей. Примечательно, что и тогда коммунистов иначе как «красно-коричневыми», «коммуно-фашистами» и просто фашистами не называли. Для России это по-прежнему весьма эффективный пиар-ход - приклеить ярлык фашизма. Вот и сейчас для сгущения красок (угроза должна выглядеть реально) с фашистами уравняли не только националистов, хотя это, мягко говоря, далеко не одно и то же, но и вообще всех, кто хоть чем-то недоволен в сфере межнациональных отношений или даже миграционной политики.

Всё это ясно. Однако закон должен быть одинаково строг ко всем, независимо от национальности, связей, политической конъюнктуры и специфики текущих пиар-кампаний. Только в этом случае он даст позитивный эффект. В противном случае в обществе будет расти напряжение, которое в один роковой день выльется на улицы. В настоящее время двойственность в этой ситуации очевидна - власть пытается замалчивать реальные проблемы, связанные с межнациональными отношениями, миграцией, активностью диаспор. Местами идёт почти запугивание коренного населения (в первую очередь русских) с целью загнать эти проблемы «на кухню», потрафить элитам нацменьшинств, а также продемонстрировать зарубежным партнёрам борьбу за толерантность.

К примеру, только за последние два месяца имели место три громких инцидента в этой сфере. В посёлке Харагун (Читинская область) приезжие азербайджанцы пытались вытеснить местных жителей с лесоразработок, что закончилось массовыми волнениями коренных жителей посёлка. В вышеупомянутом Сальске дагестанская диаспора, закрепившаяся в городе в последние несколько лет, устроила погром со стрельбой в центре города в ответ на личный конфликт из-за девушки между одним из дагестанцев и местным жителем. В Сыктывкаре азербайджанцы на рынке пытались изнасиловать несовершеннолетнюю дочь местного священника. Когда священник с тремя друзьями явился на рынок, чтобы разобраться в происшедшем, его встретили вооружённые палками торговцы и вызванная ими милиция, которая и скрутила святого отца, обвинив его в намерении устроить погром.

При этом характерно то, что власти во всех случаях априори, практически не разбираясь, занимали сторону приезжих. К примеру, в Сальске по свидетельствам очевидцев, избивая и стреляя во всех без разбора, бандиты якобы кричали - «так будет с каждым, кто посмеет поднять руку на дагестанца», «мы здесь хозяева» и другие, подобные лозунги. Погрому предшествовал бытовой конфликт одного дагестанца с одним местным жителем и последовавшее затем жестокое избиение трёх местных русских двадцатью дагестанцами. Обращение местных жителей в органы правопорядка ничего не дало. Первоначально у людей даже не хотели принимать заявления, говоря, что «это бесполезно».

Властям пришлось реагировать только после того, как возмущённые жители Сальска вышли на митинги. Правда, реакция эта была своеобразная. На встречу с горожанами был приглашён один из лидеров дагестанской диаспоры. Однако если верить видеозаписям этой встречи, выложенным на нескольких сайтах в Интернете, этот человек сообщил, что «Сальск не русский город» и «если русские будут подниматься, то дагестанцы будут стрелять». То есть факт разжигания межнациональной розни налицо, но власть этого предпочитает не замечать. При этом на недавнем процессе об избиении азербайджанского продюсера НТВ в метро, по слухам, в качестве одного из аргументов, призванных подтвердить факт разжигания розни, фигурировало и то, что «один из нападавших был одет в одежду, похожую на одежду скинхедов», чем и разжигал соответствующую рознь. Абсурдность таких аргументов, так же как и разница в подходах, очевидна. Митинги в Сальске продолжаются, но центральные СМИ об этом не рассказывают.

Причин у такой позиции властей может быть много, включая и элементарную коммерческую заинтересованность милиции и чиновников. Однако совершенно очевидно, что идейная установка сверху здесь играет одну из самых важных ролей. Примечательно, что в Сальске лидер дагестанской диаспоры пригрозил всем недовольным жителям города привлечением к ответственности «за разжигание национальной розни». В Сыктывкаре священника, вступившегося за несовершеннолетнюю дочь, лидеры местной азербайджанской диаспоры также своевременно обвинили в фашизме. С их подачи местные правоохранительные органы уже возбудили против батюшки уголовное дело по факту разжигания межнациональной розни.

То есть лидеры переселенцев с юга быстро поняли, как использовать антифашистскую кампанию власти в целях укрепления своих позиций и усиления влияния. Теперь любое выражение какой-либо неприязни к ним (вплоть до бытовой словесной перебранки), независимо от реальных обстоятельств, они могут и будут интерпретировать как «разжигание межнациональной розни». Одновременно, свои проступки, а порой и преступления, можно успешно маскировать под «защиту от погромов и фашистов», так как в контексте проводимой властью антифашистской кампании можно рассчитывать на снисходительное к себе отношение. В принципе нечто подобное уже происходит и имеет тенденцию к усилению и повсеместному распространению.

Таким образом, российская власть, будучи глубоко западнической по духу, не раздумывая особо, пошла точно по дороге насаждения иррациональной толерантности евро-американского толка, когда иммигрант всегда прав. Впрочем, этот путь уже привёл Европу к массовым погромам, а в перспективе вообще грозит полной потерей европейцами своей идентичности, мультикультурному хаосу, демодернизацией общества и потере контроля над ситуацией.

В итоге все проблемы в этой сфере теперь чаще всего априори стали рассматриваться фактически с позиций презумпции однозначной виновности коренного населения (в первую очередь русских). По факту вообще получается, что за рознь у нас отвечают только те, кто говорит по-русски. Никто не будет разбираться, о чём говорят на своём языке приезжие, к чему они друг друга призывают, какие символы демонстрируют, какие книги читают. Сейчас разжигание национальной розни трактуется однобоко и примитивно в пользу любого представителя некоренной национальности. Но ведь подобное поведение приезжих, в принципе не уважающее ни местные нормы жизни, ни местное население как таковое, ни российский закон - это тоже разжигание розни. Причём зачастую гораздо более эффективное, чем демонстрация фашистских символов.

Впрочем, как и действия властей. Чиновники и некоторые политики утверждают, что таким образом они борются против межнациональной розни и за целостность страны. Это вполне возможно. Но, только в самой краткосрочной перспективе. Учитывая тот факт, что русские составляют 80% населения, мудрой эту политику назвать сложно. Ведь одновременно именно такими двойными стандартами и явными перегибами власть создаёт почву для роста среди русских экстремистских настроений. Для настоящих фашистов, грезящих развалом России, это просто подарок, так как власть сама толкает людей к радикализации взглядов в этой сфере.

Экстремистские Интернет-сайты, литература, символика - это уже окончание процесса радикализации сознания обычного человека, его идеологическое оформление. Вряд ли можно заподозрить сотни жителей Сальска, вышедших на митинги, в том, что они начитались нацистских бредней в Интернете. Это люди от сохи. (Во времена нацистской Германии Интернета вообще не было.) Но замалчивание властями целого комплекса реальных проблем, связанных с нарушением этнического баланса в отдельных регионах нашей страны, с большой вероятностью обеспечит в итоге приход этих людей к экстремистской идеологии как единственной возможности найти ответ на свои вопросы.

А вопросов в этой сфере немало. Но создаётся впечатление, что наша элита не хочет или не может их видеть, а некоторые политики, чиновники и правозащитники элементарно не знают жизни. Они рассуждают так, будто действительно живут в параллельном мире. Возможно, в этом мире действительно нет никаких межнациональных проблем, но, увы, подавляющее большинство населения нашей страны живёт в других реалиях. Причём не только на юге страны.

Рядовые жители почти всех крупных городов сталкиваются с тем, что межнациональные проблемы год от года только нарастают. Этнический баланс в городах меняется, приезжих неславянской национальности всё больше. Они всё больше требуют для себя внимания, прав и жизненного пространства. Однако пространство само по себе не резиновое и получить его можно, только отобрав его у коренных жителей. При молчаливом согласии властей так и происходит.

В реальной жизни рядовые граждане всё чаще сталкиваются с вытеснением их из целых секторов местной экономики. Причём обычно речь идёт как раз о малом и среднем бизнесе, развивать который постоянно призывает власть. Мигранты, чаще всего даже не имеющие российского гражданства, переполняют школы, детские сады и очереди в поликлиники. А ведь с этим и так большие проблемы. В сёлах и малых городах диаспоры южан тут и там откровенно пытаются навязывать свои правила жизни, которые чаще всего не просто конфликтуют с традиционным местным укладом, а возвращают людей к полуфеодальным формам кланового устройства общества, характерным для тех стран, откуда прибыли мигранты, и совершенно чуждые гораздо более модернизированной русской, российской ментальности. Об этническом криминале и проблемах в быту и говорить нечего. При этом жаловаться в милицию или другим властям бесполезно, они ничего сделать не могут, да и не хотят.

При этом, как показывает практика, интегрироваться приезжие категорически не желают. Показательно, к примеру, что даже в Москве во множестве школ сейчас вводятся классы для детей мигрантов с преподаванием русского языка в качестве иностранного. То есть они даже не хотят учить на русском своих детей. При этом национальное и клановое родство внутри диаспор является главным законом жизни, который гораздо выше всех других местных законов, включая и уголовный кодекс. Диаспоры практически никогда не выдают своих, даже если речь идёт о страшных преступлениях. В итоге мы получаем этакие государства в государстве, которые, ловко прикрываясь риторикой о разжигании межнациональной розни, используя концептуальную слабость и коррумпированность власти, жёстко насаждают свои порядки на отдельно взятых территориях в ущерб местному населению. Причём площадь таких территорий с каждым годом увеличивается.

Местным жителям с подобными проблемами податься некуда - диаспор у них нет, они привыкли подчиняться закону, более цивилизованным правилам жизни, а не полуфеодальным клановым порядкам. К власти за помощью обращаться бесполезно, особенно теперь, когда даже обнародование объективных статистических данных скоро может начать трактоваться как разжигание межнациональной розни. Собираться для отстаивания своих прав в общественные организации тоже нельзя - не ровён час обвинят в фашизме. В итоге коренные жители начинают чувствовать себя изгоями на своей исторической родине, где жили их отцы и деды. Всё эти проблемы явственно диссонируют с антифашистским пиаром властей. После некоторого времени такой жизни человек начинает внимательнее приглядываться к экстремистским лозунгам на стенах домов и благожелательнее прислушиваться к демагогии неонацистов.

И это совершенно естественно. Надо понимать, что в большинстве случаев появление и закрепление в России неславянских (в первую очередь кавказских и среднеазиатских) диаспор сопровождается проникновением в достаточно сильно модернизированное и европеизированное российское общество чуждых ему, значительно более архаичных порядков и представлений о жизни. После распада СССР архаика, не без труда сдерживавшаяся советской властью, в значительной степени репродуцировалась на территории большинства закавказских и среднеазиатских постсоветских республик. Бесконтрольно завозя иммигрантов, мы фактически устраиваем на своей территории классические очаги реального столкновения цивилизаций. При этом более модернизированное и по факту более правовое российское общество неизбежно проигрывает более агрессивной архаике диаспор, которые живут по своим, закрытым законам. Это отчётливо демонстрирует и западный опыт.

Для коренного населения в этой ситуации есть только два принципиальных выхода. Первый - апеллировать к властям, которые должны заставить диаспоры максимально ассимилироваться и полностью принять местные порядки и нормы жизни, раствориться в более модернизированном обществе. В идеале - никаких организованных диаспор вообще не должно быть. Однако это очень сложная задача, которую не смогли пока эффективно решить даже американцы с европейцами. Российская же власть вообще ничего в этом направлении не делает. Тогда у коренного населения остаётся второй выход - взяться за решение проблем самостоятельно, найти силы, альтернативные государству. А для более эффективного противостояния - самим взять на вооружение методы и тактику пришлых. То есть в целях элементарного выживания возродить собственную архаику, добровольно демодернизироваться.

Именно поэтому повсеместно радикальные националистические (и не только) движения на Западе (а за ними и в России) проявляют такой интерес к языческой и оккультной традиции и символике. Поэтому появляется культ закрытых братств и подпольных организаций. Поэтому таким популярным становится ультраконсерватизм в политике, квазифеодальные антиутопии в искусстве и так далее. Современное государство либерально-модернизационного толка не может справиться с вызовами мультикультурности, которую оно само же и поощряет. И население неизбежно будет искать альтернативу - в скинхедах, националистах, славянских ОПГ и так далее. Нынешние репрессии против неонацистов лишь заставят этот процесс менять формы и окраску, так как главные причины возникновения нетерпимости не будут устранены.

Российской власти пока ещё везёт, что недовольные свой гнев обращают в основном в адрес самих приезжих. Но если нынешние тенденции межнациональной и миграционной политики государства будут сохраняться, то рано или поздно люди поймут, что бороться надо не столько с приезжими, сколько с той властью, которая их поощряет. Процесс этот неизбежный и он может быть довольно быстрым. Достаточно вспомнить, как быстро набрала популярность партия «Родина», даже несмотря на то, что она являлась кремлёвским проектом. Уже в ближайшее время, видимо, стоит ожидать приезда в Москву (к примеру, на Горбатый мост) каких-нибудь пикетчиков из того же Сальска. Ведь другого способа обратить на себя внимание у этих людей фактически нет.

Кстати, сейчас принято ужасаться тому, как зверски и беспредельно ведут себя банды скинхедов. Раньше такого не было. Это понятно - русским традиционно такая циничная жестокость не свойственна. Но есть основания утверждать, что технику действий скины переняли у этнических преступных группировок, вторгшихся в Россию после распада СССР и поразивших своей жестокостью даже местных бандитов. Это именно их методы - жёсткая внутренняя дисциплина, абсолютная круговая порука, полное отсутствие морали, крайний цинизм и жестокость за гранью разумного (не щадить ни женщин, ни детей). Именно так национальные банды завоевали в российских регионах своё нынешнее положение. Стоит вспомнить, к примеру, о том, что прежде чем мы привыкли к тому, что овощами и фруктами торгуют улыбчивые южане, в одной только Москве были убиты или пропали без вести десятки прежних начальников плодоовощных баз, магазинов, организаций.

Проведённый накануне саммита G8 опрос в странах «восьмёрки» (включая Россию) по поводу наиболее актуальных для населения угроз, страхов и проблем дал «неожиданный» результат - в пятёрку наиболее актуальных угроз опрошенные включили угрозу «потери национальной самобытности и традиций». И это на Западе, который нам постоянно ставят в пример по части успехов интеграции мигрантов и толерантности. Впрочем, «неожиданным» такой результат может быть только для элиты, давно живущей во вненациональном мире раздела рынков сбыта.

Национальность нельзя отменить указом, она дана свыше и это сильнее любой пропаганды. Предлагаемая ныне взамен национальной идентичности идеология «россиянства» крайне слаба и чаще всего даёт сбой даже при минимальных испытаниях. К тому же очень неубедительно выглядит система аргументации необходимости увеличения потока мигрантов в Россию. Политтехнологам, обеспечивающим антифашистскую кампанию, надо понять, что электорат, конечно, глуповат, но не настолько. К примеру, нормальному человеку совершенно невозможно поверить в то, что России просто жизненно необходимы сотни тысяч иностранных торговцев на рынках и в ларьках, перепродающих зачастую российскую же продукцию по завышенным ценам. Или таксистов на разбитых «копейках», которые обычно не знают, куда ехать, страшно лихачат, но заламывают дикие цены.

Комплекс серьёзнейших проблем нарушения этнического баланса в ряде регионов реально существует и имеет очень неприятные перспективы. Власть, по сути, ничего не предлагает для их решения, пытаясь напугать коренное население его собственным отражением в зеркале. Ведь то, что сейчас происходит, иначе как очередным экспериментом по перевоспитанию народа назвать нельзя. Ему пытаются внушить, что он в корне не прав, а все его мысли по поводу межнациональных проблем - это и есть фашизм, с которым надо бороться. Несогласным предлагается просто помалкивать, дабы не загреметь по статье. Взамен - скромные улучшения в социальной сфере и крайне слабая псевдоидеология «россиянства» взамен собственной идентичности. При этом идентичность нацменьшинств, включая вновь прибывших переселенцев, которые в большинстве своём даже не являются избирателями, должна не просто уважаться, а всячески пестоваться, пусть даже и в ущерб местному укладу жизни. Ничего не скажешь - «гениальная» политическая технология, с большим, правда, весьма неоднозначным будущим.

Удивляет также и процесс бесконтрольной раздачи гражданства приезжим из Закавказья и Средней Азии. Зачем переводить проблему из разряда временной в постоянную? Хорошо, предположим, сегодня России нужны дешёвые рабочие руки. Но завтра положение может измениться, и в политических целях гораздо выгоднее иметь потенциальную возможность избавиться от этих, в основном маргинальных по сути, масс людей. В Америке или Европе, которых нам всегда ставят в пример в плане миграционной политики, получить гражданство очень непросто. У нас же проблемы с этим имеют только русские, прибывшие из бывших советских республик. Возможно, это связано с массовым проникновением в разрешительную систему МВД всё тех же представителей кавказских и среднеазиатских диаспор.

Такая политика может дать негативные плоды уже на ближайших выборах, не говоря уже о более отдалённой перспективе. Если вашу дочь попытаются безнаказанно изнасиловать, как это случилось в Сыктывкаре, а вашего сына будут регулярно притеснять в школе ребята из национальных классов, как это уже происходит в Москве, то скромная прибавка к пенсии вряд ли поможет вам не обращать внимание на эти проблемы. Одновременно надо понимать, что в чисто психологическом плане преступления, совершаемые людьми некоренной национальности, всегда и везде будоражат общественное мнение больше, чем аналогичные преступления, совершаемые соотечественниками. Можно по этому поводу сокрушаться, но это почти закон природы, не учитывать который нельзя. И не надо забывать, что стабильность в стране пока держится в основном за счёт выгодной конъюнктуры топливного рынка, а также авансового, по сути, рейтинга Владимира Путина. Но ни то, ни другое не вечно.

А в случае кризиса (уж не говоря о войне) опереться будет можно только на то самое русское большинство, которое сейчас власть пытается «строить на подоконнике». Ставка на меньшинство стратегически рискованна. И уж тем более не приходится надеяться на мигрантов, которые в России только за тем, чтобы зарабатывать деньги. Собственно, у русских в России исторически всегда была только одна привилегия - в случае большой беды вытягивать на своих плечах всю страну, своей кровью останавливать врагов, жертвовать своими детьми ради сохранения Отечества. Так было, есть и будет, независимо от того, что по этому поводу думают различные политики, аналитики и пиарщики. Проще говоря, борьба с русскими в России ещё никого не довела до добра.

Выход из данной ситуации, в общем-то, очевиден. Борьба с экстремизмом должна проводится в разумных пределах. При этом закон должен быть одинаковым для всех, независимо от политической конъюнктуры. Чтобы понимать механизмы процессов и меры воздействия на них, надо жить реальной жизнью. Кроме того, одних только репрессивных мер мало. Нужен позитив, пряник к кнуту. Выход здесь может быть только в том, чтобы ужесточение мер противодействия экстремизму сочетать с решением проблем миграции, этнического баланса территорий, а главное - национальной идентичности русских. Нынешняя крайне слабая псевдоидеология «россиянства» неэффективна. Только самостоятельно взяв на вооружение «русскую тему», власть действительно сможет перехватить инициативу у экстремистов, мобилизовать внутренний потенциал государствообразующей нации и уберечь страну от развала. Благодаря становлению русских как самобытной политической нации стала возможна Россия. И в первую очередь благодаря тому же Россия смогла пережить все те многочисленные кризисы и войны, которые выпали на её долю. Нынешнее время вряд ли станет исключением. И в стратегическом плане выиграет тот, кто поймёт и признает это раньше других.

Сергей Михеев – заместитель генерального директора Центра политических технологий

Редакция «Политком.Ру» напоминает, что мнения авторов сайта могут не совпадать с редакционным

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

В Никарагуа свыше 40 лет с краткими пере­рывами на вершине власти находится революционер, испытан­ный в боях - Даниэль Ортега Сааведра. Он принимал активнейшее участие в свержении отрядами Сандинистского фронта национального освобождения (СФНО) диктатуры Анастасио Сомоса Дебайло 19 июля 1979 года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net