Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Интервью

17.10.2006

Северная Корея и Совет безопасности – кто кого напугает

Северная Корея расценивает введенные Советом Безопасности ООН санкции как "объявление войны" и угрожает "безжалостным ответом" любому государству, которое осмелится нарушить ее суверенитет. "КНДР никогда не поддавалась давлению и угрозам в прошлом, не обладая ядерным оружием, и бессмысленно ожидать, что давление и угрозы будут иметь эффект в отношении КНДР как ядерной державы", - официально заявил северокорейский МИД.

Этим заявлением официальный Пхеньян прервал двухдневное дипломатическое молчание, последовавшее за принятием резолюции Совета Безопасности ООН, которая предусматривает экономические санкции в ответ на ядерные испытания 9 октября. На ком лежит ответственность за то, что ситуация с ядерным оружием КНДР доведена до крайности? Что могут и должны сделать традиционные мировые ядерные державы для режима нераспространения ядерного оружия в мире? На вопросы «Политком.Ру» отвечает Владимир Кумачев, вице-президент Института национальной безопасности и стратегических исследований:

- После того, как Северная Корея провела ядерные испытания, мир всполошился: «смертельное оружие в руках тирана». Но, похоже, что ситуация с Северной Кореей – только частное проявление глобальной проблемы. С точки зрения справедливости, не может быть так, что одним странам можно иметь ядерное оружие, а другим нет, если они могут сами его создать. Какие есть подходы к этой проблеме, и как они выразились конкретно в случае с КНДР?

- Первейший вопрос в проблеме нераспространения ядерного оружия в мире, на мой взгляд, лежит в плоскости политики сильных стран по отношению к странам более слабым и зависимым. Нужно вести разумную и сбалансированную политику по отношению к ним, независимо от того, какие в этих государствах режимы.

США в свое время повели себя очень неразумно и не корректно, когда проблема ядерного статуса корейского полуострова только вырисовывалась. В 90-х годах США совместно с Японией взялись за строительство двух реакторов на воде, но вскоре строительство прекратилось. А потребность в энергии осталась. Тогда США взяли на себя обязательства о поставках большого количеств недорогого мазута, но затем и они прекратились. То есть Северная Корея была поставлена в условия, где она была вынуждена развивать ядерную энергетику, причем такую, которая дает возможность производства оружейного плутония.

То же самое с поставками в Корею российского оружия. Россию вынудили отказаться от этих поставок – и это в итоге привело к тому, что Россия потеряла влияние на Северную Корею, потому что всегда поставщик оружия имеет немаленькое воздействия на страну, которой продает оружие. А теперь рычагов воздействия на КНДР у России нет.

Аналогичная ситуация с Китаем, который прежде мог воздействовать на Северную Корею, а затем, преследуя экономические и политические цели на международном пространстве, Китай изолировался от Кореи.

Против Северной Кореи велась очень недоброжелательная политика, которая привела к большим трудностям внутри страны - порядка миллиона человек умерли с голоду в Корее. Наверное, США рассчитывали на то, что режим рухнет, но он устоял – народ там очень дружный, кроме того, живет за «железным занавесом», следовательно, осведомленность о том, как живут во всем мире очень слабая. Понятно, что этот режим несимпатичен и потенциально, возможно, опасен, но практика показывает, что давление – не лучший способ борьбы с ним. Северная Корея оказалась в полной изоляции. А это всегда только ухудшает ситуацию. В то время как нужно было бы всячески способствовать объединению Южной и Северной Кореи, международная политика направлена на то, чтобы еще больше разобщить их.

А ведь корейцы в принципе хотят объединяться, там, правда, большие сложности из-за того, под эгидой какого государства объединяться: Северная Корея, конечно, хочет, чтобы под ее флагами произошло объединение, но южные корейцы туда не хотят.

- То есть, получается, что мировое сообщество в лице международных организаций провоцирует некоторые «неугодные» страны на озлобленность, и они вынуждены защищаться?

- Давайте вспомним, в середине 90-х годов, когда Индия и Пакистан провели ядерные испытания, то мировое сообщество отреагировало на них на удивление мягко. Реакция была очень слабая: никто никаких санкций против Индии не вводил, и даже вооружения не прекратили поставлять. Напротив, последние годы США активно отталкивают Россию от поставок оружия в Индию, и берут эту роль на себя, поскольку хотят сделать из Индии своего союзника в регионе. Что ж, как говорится, вольному воля, тем более, что российское оружие сейчас и не выдерживает конкуренции по сравнению с американским, но тогда Штаты, как поставщик вооружений, должны брать на себя ответственность за контроль над безопасностью в этом регионе. Но этого тоже нет. А ведь там довольно серьезное противостояние между Индией и Пакистаном – всякое может быть.

Конечно, эти страны не являются участниками договора о нераспространении, но тогда нужно было принять их в ядерный клуб, чтобы они подчинялись уставу. Но этого сделано не было, и даже вопрос так не ставился. Понятно было, что целый ряд стран пойдет по такому же пути: раз можно одним, то почему нельзя другим?

Никто не делает тайны из того, что Израиль располагает ядерном оружием. Израиль только не проводил испытания, но там очень развиты высокие технологии, которые позволяют провести виртуальные испытания. Достоверно известно, что Японии нужно не более полугода, чтобы создать боеготовое ядерное оружие. А всякие выходки Северной Кореи могут Японию к этому подтолкнуть.

Сейчас об этом ничего не слышно, но в 90-х вставал вопрос о том, что ЮАР фактически имеет ядерное оружие. После некой торговли (торговли, а не давления) ЮАР свернуло свою ядерную программу, но если страна имела оружие, то вновь его создать ничего не стоит. В некоторых странах Северной Африки были попытки создать ядерное оружие. В Алжире есть предприятия, фактически готовые к этому - как показывает космическая съемка этих объектов, они явно предназначены для производств ядерных вооружений. Может, они и не производят его, но могут.

То есть получается так, что санкции за незаконные разработки ядерного оружия водятся только в тех случаях, когда это выгодно сильным странам.

- А новые санкции, предложенные резолюцией Совбеза ООН, создадут еще большую изоляцию Северной Кореи?

- Похоже, что нет. Все-таки эти санкции больше касаются контроля над ситуацией с изготовлением оружия, чем предполагают экономические меры. В резолюции говориться об обязательном досмотре судов Северной Кореи – чтобы на них не перевозились высокотехнологичные изделия. Основная цель санкций, накладываемых резолюцией - отрезать возможности развития военной сферы, не дать возможность развивать ракетную промышленность. Вот это будет круто обрезаться.

Есть информация о том, что значительная часть технологий поставлялась КНДР Пакистаном Корее – это тоже будет контролироваться более тщательно. Ведь часто идут нелегальные закупки оружия через третьи страны, скорее всего – через Ближний Восток. У Кореи были советские ракеты, но их поставляла не Россия. Корейцы доработали возможности дальности ракет в два-три раза, теперь уже это потомки советских ракет.

- Какой может быть выход из ситуации неизбежного расползания ядерных технологий?

- На полное разоружение сейчас ядерные державы не пойдут. Россия и сама не пойдет на это, потому что у нас нет сейчас никаких гарантий безопасности и свидетельств нашей весомости, кроме ядерного оружия. Не пойдут на разоружение и другие члены клуба.

Получается, что можно только снижать уровень ядерных вооружений. Но, с другой стороны, испытания все равно будут идти – ведь технологически нынешние бомбы совсем не те, что 40 лет назад, новые разработки в этой области, естественно, продолжаются, стало быть, создаются новые виды оружия, требуется утилизация.

Как можно убедить неядерные страны воздержаться от создания оружия? Я думаю, что некоторые способы есть. Ядерные разработки – вещь дорогостоящая, и можно убедить некоторые небогатые страны потратить эти деньги с большей пользой. Для этого обязательно должны быть прописаны в договорах гарантии безопасности неядерным странам со стороны ядерных, в том числе, в случае агрессии с третьей стороны. Нужно и экономическое сотрудничество, которое бы позволяло беднейшим странам развиваться.

То есть, иными словами нужно идти по пути модернизации мировой политики в сторону большего понимания интересов и страхов слабых стран. Потому что политика давления и изоляции дает только обратные результаты.

- Возможно, договор о нераспространении безнадежно устарел, и требует модернизации?

- Поскольку де-факто ядерных стран все равно больше, чем прописано в договоре 70-го года, то целесообразнее его модернизировать и принять страны, про которые известно, что они обладают ядерным оружием, в ядерный клуб, чтобы в рамах договора иметь возможность говорить с ними на дипломатической основе.

- Что нужно для того, чтобы это произошло? Политическая воля? Чья?

- Согласование такого вопроса должно проходить на уровне Совета ООН. Но сначала нужно, чтобы эта организация была более уважаемой и весомой, чем сейчас. А для этого нужно посмотреть за чей счет живет эта организация. Сейчас, преимущественно, за счет взносов США, не удивительно, что США диктуют условия. И денежные, и технические и людские ресурсы ООН - это, в основном, ресурсы США и Великобритании. Конечно, такого не должно быть. Для того, чтобы эта организация выражала действительно международную волю, в ней должны на равных участвовать все ее члены.

Подготовила Любовь Шарий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В последнее время политическая обстановка в Перу отличатся фантастичной нестабильностью. На минувшей неделе однопалатный парламент - Конгресс республики, насчитывающий 130 депутатов, подавляющим большинством голосов отстранил от должности в виду моральной неспособности выполнять обязанности президента Мартина Вискарру.

18 октября 2020 года в Боливии прошли всеобщие выборы. Предстояло избрать президента, вице-президента, двухпалатную законодательную Ассамблею. Сенсации не произошло. По подсчетам 90 процентов голосов победу одержал Луис Арсе, заручившийся поддержкой 54, 51 % граждан, вышел вперед в 6 департаментах из 9, в том числе в 3 набрал свыше 60 %. За ним следовал центрист Карлос Месса, имевший 29, 21 % голосов.

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net