Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

09.11.2006 | Борис Макаренко

Выборы когда не скучно

В день выборов влиятельная американская газета опубликовала рейтинг десяти лучших контрпропагандистских клипов из избирательной кампании. Прочел. Почти все понял. На вооружение отечественному политтехнологу взять нечего. У нас нет ни политиков, способных так критиковать оппонентов, ни – что главнее – избирателей, которые бы поняли эти клипы. Ихние выборы не про нас.Почему же тогда у нас такой интерес вызывают промежуточные выборы в американский Конгресс? Думаю, что причин на самом деле две. Первая: очень многим у нас хотелось, чтобы Буш сел в калошу. Вторая: про свои выборы для обсуждения осталась только одна тема - административный ресурс задавил все, или все же что-то оставил избирателю? Со вторым аспектом все понятно. У них – в их версии суверенной демократии – все как у нас, только партия «Единая Америка» состоит из двух частей – республиканской и демократической. Поэтому получается что-то похожее на конкуренцию. Более того, половина этой партии (демократическая) критикует президента, потому что он республиканец.

А теперь серьезно. Что произошло в Америке в день 89-ой годовщины Великого Октября? Вообще-то ничего особенного. Демократы вернули себе контроль над нижней палатой Конгресса, который им принадлежит по праву. После того как республиканцы утратили контроль над Палатой Представителей в годы Великой Депрессии (1932 г.), они лишь на два двухлетних цикла (последний раз – при Эйзенхауэре) завоевывали в нем большинство. Так что двенадцатилетнее превосходство (1994-2006 гг.) в нижней палате – это аномалия американской политики. Аномалия, вызванная многими причинами, но лишь одним симптомом: независимые избиратели все эти годы голосовали чаще за республиканцев, а не демократов, а потому почти все округа и даже штаты, считавшиеся «спорными», отходили «партии слона».

В 2006 году так не получилось. Накануне выборов стратеги Демократической партии называли вилку в 15-30 округов, которые они завоюют дополнительно к 201, имевшимся в уходящем Конгрессе.

Республиканцы, пытаясь сохранить хорошую мину, признавали неизбежной утрату 6-12 округов. Реальность превзошла все ожидания. Демократы «прибавили» 28 мест в нижней палате и завоевали большинство в Сенате, что им мало кто прочил.

Из объяснений, прозвучавших в первый день после выборов в отечественной прессе, самым простым был «Ирак», самым сложным – крах «унилетаризма» (тот же Ирак, только на языке, который американский избиратель точно не поймет). Все так, да не так.

Причина поражения республиканской партии очень проста: на промежуточных выборах в отношении партии президента действует презумпция виновности. Не оппоненты должны доказывать, что они лучше, а инкумбенты оправдываться, что они не хуже. Как свидетельствует история, выборы, проходящие на шестом году правления президента, всегда плохо кончались для его партии – к этому времени избирателю начинало хотеться чего-то новенького. Так было в 1956 у Эйзенхауэра, в 1974 – у Никсона и в 1986 у Рейгана. Так не было в 1998 у Клинтона, потому что для него катастрофой обернулись выборы на втором году президентства, и дальше падать было некуда.

С презумпцией виновности партия Буша не справилась. Что они ни делали в этом году – дела не шли, как будто мама родила всех республиканцев в понедельник. Ураган «Катрина» вскрыл неэффективность администрации: не предвидели – не предусмотрели – не организовали. Своего Шойгу в партии не нашлось. Экономика и социальная сфера – не шатко не валко: провалов не было, но и хвалиться особо нечем. Коррупционный скандал Джека Абрамоффа не забылся. Скандал с непристойной электронной перепиской конгрессмена Фоли (велико дело – письма писал, никого же не изнасиловал…, смешные в Америке избиратели, право) случился в самый неподходящий момент. Только Буш попытался перехватить инициативу и выдвинул законопроект по тому, как допрашивать террористов, а тут всплыла история с конгрессменом из Флориды, который писал практикантам о том, что хочет с них трусики снять. И вся борьба с терроризмом псу под хвост.

А если серьезно: претензии к эффективности власти создали критическую массу. То, на чем республиканцы выигрывали все эти годы – моральные ценности «срединной Америки», которую в спокойные времена больше всего раздражали аборты и браки между гомосексуалистами – не стала решающей темой. А тут еще и Ирак, который уж точно не подтверждал эффективность республиканской администрации. Вот оно все вместе и грянуло. Демократы-инкумбенты не проиграли ни одной кампании в нижнюю палату. Демократы-новички выигрывали даже там, где на стороне их конкурентов были большие бюджеты и более квалифицированные специалисты. От их кандидатов наскоки конкурентов отскакивали как горошины, а к республиканцам прилипал любой скандал. Все то, что полтора-два десятилетия назад было демократическим, в этом году голосовало за них.

Ну и что теперь будет? Отечественный политический класс всегда любил республиканцев: крутые ребята, не балаболят, уважают силу, с ними всегда можно договориться. Глупая позиция: мировые войны выигрывали, Карибский кризис решали, ядерные испытания в трех средах запрещали, ОСВ-2 подписывали, расширение НАТО переживали мы с Демократическими администрациями США, а «холодную войну», и распад Союза, к примеру, проигрывали Республиканцам. Спохватились у нас только тогда, когда «крутизна» республиканца Буша стала зашкаливать. Только злорадство от того что Бушу сегодня досталось, быстро кончится, а что останется?

А останется «подбитый» президент, который:

- будет искать компромисс по Ираку. В этой области Конгресс мало что может сделать, но уж больно у демократов «наболело» за все то, что республиканцы натворили во внутренней политике, а потому, чтобы, по крайней мере, наладить диалог, Буш будет вынужден пойти на уступки по внешнеполитическим темам, вплоть до уже состоявшейся отставки «ястребиной» фигуры Рамсфилда или весьма вероятной - посла в ООН Болтона. Ну от этого по крайней мере России хуже не будет.

- не решится, скорее всего, на дальнейшие компромиссы по вступлению России в ВТО, особенно ввиду того, что Сенат, которому ратифицировать соглашение, переходит под контроль демократов;- ТОЧНО никуда не денется поправка Джексона-Веника, перед Демократическим Конгрессом ни один президент такой вопрос не поставит, если только в России не случиться «оранжевая революция» (ну не устраивать же ее ради такой ерунды)?

А вот на что эти выборы не дают ответа, так это на вопрос, что случится в 2008 году. Кандидатов в президенты на самом деле нет ни у одной, ни у другой партии. Разговоры про мадам Хиллари может вести только тот, кто ничего не понимает в американской политике. Про Конди Райс – тем более. А новым лидерам еще предстоит пройти трудные роды. Ясно, что республиканский кандидат будет делать вид, что он и незнаком с Бушем. Ясно, что демократический будет пытаться развить успех промежуточных выборов. Больше неясно практически ничего. Но тем, собственно, и интересна политика в условиях демократии.

Борис Макаренко – первый заместитель гендиректора Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net