Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

19.12.2006 | Алексей Макаркин

Либерализм и либертарианство

В современной России существует устойчивое представление о том, что либеральная идеология полностью противоречит принципу государственного вмешательства в экономику и общественную жизнь. Представляется, что такая точка далека от истины. Либералы не отрицают роли государства в социально-экономической жизни – этим они принципиально отличаются от либертарианцев, которые доводят либеральные идеи до абсурда.

Достаточно процитировать (с некоторыми сокращениями, не меняющими смысла текста) «Уложение о принципах» - основной документ небольшой Либертарианской партии США, кандидаты которой регулярно, но без особого успеха участвуют в президентских выборах.

Итак, либертарианцы говорят: «Мы утверждаем, что всякая личность имеет право единолично распоряжаться собственной жизнью и право на образ жизни по своему выбору, пока она не вмешивается насильственно в право других на образ жизни по их выбору… Мы… утверждаем, что там, где существуют правительства, они не должны подвергать насилию права какой бы то ни было личности, а именно: 1) право на жизнь - соответственно мы поддерживаем запрет на инициирование физической силы по отношению к другим; 2) право на свободу слова и действия, а значит, мы против всяких попыток правительств урезать свободу слова и печати, равно как и против государственной цензуры в любой форме; и 3) право на собственность, а значит, мы против всякого государственного вмешательства в частную собственность, такого как конфискация, национализация и отчуждение, и поддерживаем запрещение кражи, нарушения чужого владения, мошенничества и умышленный обман».

Понятно, что либертарианство – это полный запрет государству выполнять свою функцию защиты общественных интересов, которая так же важна, как и защита интересов отдельно взятой личности. Это свойственно как политическому, так и экономическому аспекту жизни государства и общества. Запрет на применение физической силы по отношению к другим предусматривает невозможность для государства вмешаться в том случае, если некто, в полном соответствии со своим образом жизни, занимается распространением наркотиков (а другие люди, также по своему выбору, потребляют эту отраву). Кроме того, группа граждан, в соответствии со своими убеждениями занимающаяся идеологической подготовкой к теракту, также должна быть вне поля зрения государства – по крайней мере, до того времени, как эти граждане начнут закладывать взрывчатку в подвал общественного здания или жилого дома. Понятно, что такая безбрежная свобода хороша для кабинетных дискуссий о правах и свободах, а не для реальной политики.

Полный запрет цензуры в любой форме имеет мало общего с тем запретом цензуры, который прописан в любой демократической конституции. Если всякая попытка государства регулировать отношения в медийной сфере признается нарушением священных и неотъемлемых прав, то речь может идти об отмене ограничений на распространение порнографической продукции и нацистской подстрекательской литературы. Нет нужды много распространяться на тему о том, что растление общества и его отдельных членов нуждается в пресечении государственной волей.

Запрет конфискации, национализации и отчуждения собственности, уравниваемых с банальной кражей – не является ли это догмой, которая нуждается в корректировке в ситуациях, когда общество нуждается в ограничении права собственности, разумеется, на основе справедливого возмещения собственнику? Такие ситуации случаются нередко – начиная от военных действий и заканчивая вполне мирной необходимостью проложить новое шоссе через находящиеся в частной собственности земли. Другое дело, что национализация не должна быть смешиваема с произвольным конфискационным отъемом собственности, пусть даже и проведенном в рамках судебных и иных юридических процедур, формально соответствующих букве закона, но противоречащих его духу. Отрицание государственного вмешательства в экономику в любых случаях, проповедуемое либертарианцами, не выдерживает испытания жизненной практикой, которая сложнее любых догм.

В «Уложении» зафиксированы признаки, отделяющие либертарианство (по сути, модернизированный вариант анархизма) от либерализма. Что же такое либерализм? Если очень коротко, то это политическая свобода, правовое государство, экономическая инициатива. Либерализм не боится государства, не воспринимает его как враждебную, угрожающую силу, а старается максимально использовать позитивный ресурс, которым обладает легитимная власть, избранная народом и опирающаяся на его поддержку. Столь ли уж сильно противоречат указанным либеральным положениям основные принципы кейнсианской экономической политики, подробно изложенные, к примеру, в статье современного российского экономиста Андрея Бунича? Как представляется, противоречий не так много, как иногда кажется.

Действительно, восприятие государства в качестве регулирующей силы в экономической жизни предусматривает как активное использование налоговых и тарифных рычагов, так и гарантирование государством инвестиций, и реализация им экономических мегапроектов, в которых свою роль сможет сыграть и частный капитал, проявляя свойственную ему инициативу. Строительство плотины на реке, не способное принести быструю отдачу, но важное для социально-экономического развития региона – это ли не функция государства? Инвестиции в провинциальный университет, в котором должны обучать не только прикладным специальностям (их востребует бизнес, готовый оплачивать подготовку соответствующих специалистов), но и теоретическим наукам, способным дать импульс развитию «экономики знаний» в глубинке – это ли не функция государства? Преодоление территориальных диспропорций в экономическом развитии страны – это также задача государства. Любой либерал с этим согласится.

Социальная функция государства – либералы ее не отрицают. Нелепо представлять себе, что больницы и дома престарелых будут существовать на основе самоокупаемости или только за счет частной благотворительности, как несколько веков назад. Современное государство имеет социальную функцию, которую не отрицали ни Рейган, ни Тэтчер. Против чего выступают либералы, так это против социального паразитизма, злоупотребления возможностями, которые дает современное социальное государство. Одно дело – государственная функция поддержки бедных, и совсем другое – поощрение тунеядства. Впрочем, я что-то не слышал, чтобы сторонники кейнсианства сочувствовали последним.Планирование и прогнозирование – если не доводить эти принципы до госплановского абсурда, можно обратить внимание на то, что в любой стране есть органы, которые занимаются стратегическим анализом основных тенденций в социально-экономической сфере и выработкой соответствующих рекомендаций. Существует феномен индикативного планирования, который вполне соответствует основным принципам либеральной рыночной экономики.

Можно много не рассуждать о принципиальной совместимости либерализма с созданием устойчивой кредитно-финансовой системы (не один американский президент «не догадался» ликвидировать ФРС) и в проведении антимонопольной политики. Здесь и так все ясно.

Означает ли все перечисленное выше, что либералы - это кейнсианцы? Разумеется, последовательная (иногда слишком) реализация кейнсианской модели в ряде случаев приводит к гипертрофированной роли государства, принятию стесняющих инициативу законодательных актов, усилению бюрократического фактора. В ряде случаев недостаточно жесткая монетаристская политика способна раскрутить инфляцию, что, в свою очередь, оказывает негативное влияние на выполнение государством своей социальной функции. Понятно, что либералы не могут с этим согласиться.

Однако надо отметить, что количество точек соприкосновения между либералами и дирижистами в нормальном обществе достаточно велико. Основные принципы рыночной экономики, необходимость обеспечения социальной стабильности и реализации общественно значимых проектов – это тот консенсус, на котором основываются современное общество и государство. Различия состоят в немаловажных, часто принципиальных, но все-таки акцентах, а не в общих базовых ценностях. Именно поэтому переход власти в результате очередных выборов от более либерально к более дирижистски настроенным политикам происходит без «великих потрясений» для экономической жизни.

Алексей Макаркин - заместитель генерального директора Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net