Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

14.06.2007 | Татьяна Становая

Россия и США: проблема ПРО

6-8 июня в немецком Хайлигендамме прошел саммит G8, который обещал быть одним из самых непростых. Атмосфера в преддверии саммита все сильнее напоминала «холодную войну»: кроме заявленной повестки дня одной из главных интриг стал российско-американский кризис отношений из-за системы ПРО. Однако вопреки ожиданиям Россия вместо очередной «мюнхенской речи» предложила США альтернативу европейским элементам ПРО. И хотя Запад высказал свое сдержанное отношение к этой инициативе, Россия сумела изменить формат переговоров и политическую ситуацию вокруг проблемы ПРО.

Главным событием саммита стали переговоры между президентами России и США. За последнее время непонимание между двумя странами достигло предела. Создавалось впечатление, что вопреки существующему опыту, когда страны критикуют друг друга перед саммитом и «мирятся» по его итогам, нынешние переговоры пройдут по другому сценарию и громких заявлений - прежде всего со стороны России - не избежать. Ожидалось, что Россия станет использовать площадку саммита для того, чтобы на весь мир заявить о своем протесте против элементов ПРО США. Этому способствовал и официальный Кремль: Сергей Приходько накануне сообщил журналистам, что на встрече с Бушем Путин будет говорить о проблеме ПРО «открыто, прямо и рассчитываем услышать их разъяснения».

В преддверии саммита и Россия, и США резко ужесточили свою риторику. Владимир Путин в интервью западным СМИ заявил, что Россия нацелит российские ракеты на европейские цели, если США выполнят свои планы по размещению элементов ПРО в Чехии и Польше. Эти слова были крайне остро восприняты и в Европе, и в США, что заставило Кремль несколько скорректировать слова президента. Первый заместитель пресс-секретаря президента Дмитрий Песков заявил, что слова Владимира Путина - это ответ на гипотетическое предположение, прозвучавшее в вопросе. При этом он особо указывал на отсутствие враждебности в позиции России.

То есть в преддверии саммита Россия сделала все, чтобы показать имеющийся у нее арсенал «ассиметричных ответов», которые могут быть использованы в случае реализации планов США. Это и нацеливание ракет, хоть и гипотетическое, и выход из ДОВСЕ, и испытания новых ракет, которые, по словам российских руководителей, могут преодолеть любую ПРО. Путину было важно максимально усилить напряженность, чтобы привлечь внимание всего мира к позиции России. И это ему удалось.

За день до саммита участникам пришлось даже убеждать журналистов, что «русский вопрос» не вытеснит основные вопросы из официальной повестки дня. В частности, представитель британского премьера заявил, что интервью Путина журналистам G8 (где он сказал о вероятности перенацеливания ракет на Европу) не вытеснит из повестки саммита «большой восьмерки» вопросы о климатических изменениях или о проблемах Африки. Однако актуальность проблемы ПРО в действительности затмила и климатические, и африканские вопросы. В дискуссию вступили страны G8. Правомерность озабоченности России по ПРО частично признала Франция, а Германия призывает Россию США отказаться от «сепаратных переговоров» и высказывает сомнение в антииранской мотивации администрации Буша.

Координатор вопросов германо-американского сотрудничества в МИД Германии Карстен Фогт в интервью «Газете.ру» заявил, что, во-первых, проблему европейской ПРО нельзя обсуждать на двусторонних переговорах. «Важно, чтобы это не были сепаратные переговоры, а чтобы вопрос широко обсуждался в НАТО. Во-вторых, эту тему следует интенсивно обсуждать с Россией. В-третьих, есть еще время, в течение которого угроза для американцев вообще станет реальной». Впрочем, позицию России Фогт считает шаткой. «По-моему, ПРО не затрагивает российских интересов. Создается порой впечатление, что Москва настроена не против конкретных радаров и систем перехвата, а против любого американского военного присутствия вблизи своих границ».

Однако и Джордж Буш предпринял все усилия, чтобы показать, что ничего не помешает планам США разместить элементы ПРО в Чехии и Польши. За несколько дней до своего визита в Германию, он посетил Чехию, где подчеркнул, что проблем с размещением не будет. Официальные лица администрации Буша также повторяли, что у России нет ни прав, ни рычагов влиять на оборонительную политику США. Кроме того, Буш выступил с речью, в которой раскритиковал Путина за отход от демократии.Таким образом, проблема противоречия интересов двух стран стала усугубляться проблемой отсутствия эффективного диалога и возможностью США действовать в одностороннем порядке. В этих условиях у России было два выхода: первое - продолжать ужесточать риторику. Этот путь, по сути, ведет к росту напряженности и малоэффективен. Он скорее негативно сказывается на репутации самой России, позволяет представлять ее реакцию как неадекватную и чрезмерно агрессивную. Неслучайно директор национального управления контрразведки США Джоэл Бреннер заявил, что активность российской разведки в США «сейчас снова на уровне «холодной войны». Более того, резкое ужесточение критики со стороны России и рост угроз не мешает Бушу в одностороннем порядке договариваться с Чехией и Польшей.

Второй путь – втянуть США в режим неизбежных консультаций по проблеме ПРО. Эту задачу Путин решил. Встреча президентов США и России закончилась сенсацией. Владимир Путин предложил США совместно использовать Габалинскую радиолокационную станцию в Азербайджане и отметил, что в этом случае (при условии отказа от размещения элементов ПРО в Чехии и Польше) Москва могла бы отказаться от нацеливания своих ракет на Европу. Габалинская РЛС, находящаяся на севере Азербайджан, является ключевым элементом системы раннего оповещения ПВО России. По соглашению 2002 года, станция, остающаяся в собственности Азербайджана, арендуется Россией сроком на 10 лет. Она способна контролировать воздушное пространство над Европой, частью Ближнего Востока, Китаем, Австралией и частью африканских стран. «Мы можем это сделать в автоматическом режиме, и вся система, которую можно будет создать, будет закрывать не только часть Европы, а всю Европу без исключения, - сказал президент России. - Это также будет исключать возможность падения частей ракет на европейские страны, потому что они все будут падать в море или в океан». В качестве одного из возможных вариантов действий Путин также предложил Вашингтону использовать свои ракетные крейсеры, оснащенные системой «Иджис».

Предложение Путина оказалось сенсаций для наблюдателей, однако, по данным «Коммерсанта», обсуждалась неформально между двумя странами уже несколько недель. По информации источников газеты, близких к Белому дому, на саммите G8 в Германии Владимир Путин фактически обнародовал свое же предложение по ПРО, сделанное им Джорджу Бушу в телефонном разговоре от 28 апреля 2007 года. Ранее газета также со ссылкой на свои источники сообщала, что администрация Буша была крайне удивлена резким нарастанием критики в адрес США спустя несколько дней после разговора 28 апреля. Газета указывает, что в марте-апреле Россия и США весьма плотно сотрудничали и обсуждали варианты создания совместной системы безопасности с участием ЕС и России. «Изменение во взглядах на сотрудничество с США по ПРО в Кремле произошло где-то в самом начале мая. Часть окружения президента России смогла убедить Владимира Путина в том, что предложениям США доверять нельзя. С этого момента, – считает собеседник «Коммерсанта», близкий к американской администрации, – Кремль начал делать заявления, которые сильно удивили Белый дом».

Возможно, что причиной «разворота» стало вовсе не давление силовиков, а отсутствие продвижения в рассмотрении предложений России по использованию территории Азербайджана для ПРО. Россия могла резко изменить тактику с одной целью - максимально привлечь интерес всего мира к позиции России по проблеме ПРО и демонстрации самых негативных «гипотетических» последствий для Европы в случае американских планов. Это выводило кризис отношений России и США на совсем другой уровень - глобальный, при котором США гораздо сложнее действовать в одностороннем порядке. Тем самым Россия заранее подготовила почву для того, чтобы озвучить свою инициативу и не позволить США легко ее отбросить. Иными словами, в преддверии саммита России значительно подняла ставки.

Одновременно создавалась и возможность достичь и внутриполитические цели: мобилизовать антиамериканские настроения в России и консолидировать общество вокруг кремлевской внешнеполитической стратегии. Хотя, безусловно, такая цель носит вторичный, прикладной характер по отношении к общей проблеме размещения ПРО в Чехии и Польше. В то же время на период консультаций, который пойдут между российскими и американскими военными, острая риторика с обеих сторон будет прекращена.

США выразили готовность изучить предложение Путина. «Это будет серьезная стратегическая дискуссия, и мы должны удостовериться в том, что каждая сторона понимает позицию другой стороны, - подчеркнул Буш. - В результате такой дискуссии, я думаю, появится гораздо лучшее понимание технологий, которые будут задействоваться, и мы будем лучше понимать перспективы для сотрудничества». Советник Джорджа Буша по национальной безопасности Стивен Хэдли назвал предложение Путина «смелым» и «интересным». Однако, по мнению военных экспертов, предложение Путина, вне зависимости от того будет ли оно принято и в каком виде, не остановит США в своей политике размещения элементов ПРО в Чехии и Польше. В России же всячески подчеркивают, что предложение России конструктивно и реалистично, однако на неофициальном и экспертном уровне в это мало кто верит.

Западные СМИ приводят мнение военных экспертов, которые указывают, что США не откажутся от размещения своих радаров в Польше и Чехии в обмен на возможность использовать РЛС в Азербайджане. Американских экспертов в первую очередь смущает качество оборудования РЛС, которое значительно уступает новым американским радарам. «Это система раннего оповещения, и она менее точная и мощная, чем наши радары X-band», – заявил AP представитель Агентства по ПРО США Рик Ленер. При этом он добавил, что «США должны подумать о возможности использовать там (в Азербайджане) свой собственный радар». В ответ на прозвучавшую критику Путин на итоговой пресс-конференции отметил, что Россия готова сама вложиться в модернизацию РЛС.

Вскоре мнение экспертов стали разделять и официальные лица. Сначала Генеральный секретарь НАТО Яап де Хооп Схеффер выразил сомнение в привлекательности предложения России разместить американскую ПРО в Азербайджане вместо Польши и Чехии. «Я думаю, это слишком близко к тем опасным странам, которые мы обсуждаем», – сказал Схеффер на конференции по безопасности в Брюсселе. Спустя несколько часов после этого заявления госсекретарь США Кондолиза Райс заявила: «Не знаю, проводились ли какие-либо исследования и расчеты такой местности, как Азербайджан. Между тем именно после исследования территории всей Европы мы сочли необходимым, чтобы противоракеты-перехватчики и радар были размещены именно на территории Польши и Чехии». «Мы продолжаем переговоры с Чехией и Польшей, и мы собираемся их продолжать. Мы будем делать то, что считаем лучшим с точки зрения решения проблемы безопасности», - сказала она. Еще одним полуофициальным отказом СШа стал визит Джорджа буша в Польшу после саммита G8, где успешно прошли переговоры про проблеме ПРО. По мнению США, территория именно этих стран наиболее удобна, так как через нее проходит траектория полета возможных иранских ракет. Кроме того, Габалинская РЛС не в состоянии наводить ракеты, а может только отслеживать цели.

Еще одной проблемой предложения Путина стало отсутствие понятной альтернативы наземному базированию в Польше ракет-перехватчиков. Советник Джорджа Буша Стивен Хэдли также указал на ограниченность идеи использования системы «Иджис». «Как известно, у того, на что способны крейсеры «Иджис», есть ограничения. Поэтому мы (до сих пор) говорили о необходимости установки ракет-перехватчиков на европейском континенте», - сказал Хедли. Впрочем, есть и другие варианты, которые также вряд ли устроят американцев. Как заявил Путин на итоговой пресс-конференции, ракеты-перехватчики можно разместить «в Турции, например, или на водных платформах, на судах... Или в Ираке, а то за что воевали, спрашивается? Хоть какая-то польза будет! И тогда ракеты будут сбиты на первом разгонном участке».

В действительности вопрос адекватности замены элементов ПРО в Чехии и Польше вторичен. Гораздо более важным вопросом является другой: кто кого будет контролировать. Россия понимает, что Габалинская РЛС в совместном пользовании не опасна, в то время как элементы ПРО в Чехии и Польше будут находиться под полным контролем США, да и в странах, с которыми политические отношениях как минимум прохладные. При этом и Россия, и США продолжают действовать в логике «холодной войны», то есть препятствуют любому изменению ядерного баланса в пользу «противника». В этих условиях и Россия, и США понимают, что предложение России не может быть принято в том виде, в котором оно было сделано, а на совместное построение ПРО обе страны пока не «созрели». Это означает, что предложение Путина имело иные цели.

Во-первых, Россия изменила отношение западной общественности к собственному поведению: вместо агрессии, которую изначально опасался Запад, появилась готовность к сотрудничеству. Западные СМИ называли предложение Путина «беспрецедентным», «изящным», «блестящим». Зато США оказались в имиджево невыгодном положении – если они отклонят предложения России, то получится, что система ПРО будет носить не только антииранский, но и антироссийский характер.

Во-вторых, Россия поставила США в такое положение, что именно они становятся ответственными за обеспокоенность Европы в связи с нагнетанием напряженности в отношениях с Россией. В-третьих, предложить США компромисс, который застрагивает сразу несколько важнейших для Белого дома тем. Речь идет фактически о присоединении России к антииранской коалиции. Определенным сигналом, подтверждающим это стало жесткое антииранское заявление МИД России за несколько дней до саммита. Этот сигнал «услышали» в США. По мнению источников «Коммерсанта» в Вашингтоне, предложение президента России фактически означает, что Кремль согласился сделать большой шаг навстречу позиции США по Ирану, показывая Тегерану, кого он считает реальным партнером в мире. Источники отмечают, что совместная ПРО будет направлена против иранских ракет. Еще одной уступкой России является фактический допуск США в регион Закавказья. До сих пор Кремль относился к попыткам США расширить там свое геополитическое влияние крайне негативно. Сейчас США приглашаются в регион, хотя и под жестким контролем со стороны самой России. Фактически элементы ПРО в Азербайджане и «Иджис» окажутся в совместном пользовании России и США.

В-четвертых, предложение России меняет односторонний характер реализации политики США по размещению элементов ПРО и заставляет вернуться в двусторонний формат. Одновременно Россия демонстрируют добрую волю и готовность принимать позицию США, указывающих на необходимость защищаться от непредсказуемых режимов стран-изгоев. Российское предложение формально предполагает возможность добиться озвученных США целей и не помешать национальной безопасности самой России.Набор комментариев позволяет предположить, что в нынешнем виде предложение России не будет принято, а при сохранении элементов ПРО в Чехии и Польше оно для Кремля и вовсе теряет смысл. Однако Россия в этих условиях сумела изменить политическую ситуацию вокруг ПРО в свою пользу, поставив США в неудобное положение и втянув их в режим консультаций, заставив рассматривать альтернативные предложения. США будут наставать на том, чтобы сохранить элементы ПРО в Чехии и Польше, и в долгосрочном плане предложение России не меняет ситуацию, позволяя лишь выиграть время. «Мы надеемся, что эти переговоры не послужат ширмой, чтобы начать односторонние действия», - заявил Путин, тем самым дав понять, против чего в первую очередь направлены действия России. Возможно, расчет России строится и на том, что в США стартует предвыборная кампания, и чем ближе дата выборов, тем сложнее Бушу будет выбивать деньги на европейскую ПРО. Кроме того, появится время и для того, чтобы еще раз попытаться использовать разногласия в Европе.

Татьяна Становая – руководитель аналитического департамента Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Развитие жилищной кооперации поможет восстановить спрос на жилищном рынке и позволит купить квартиру социально незащищенным слоям населения.

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net