Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Главное

14.10.2009 | Сергей Маркедонов

Проблематичные происки

13 октября 2009 года на заседании Национального антитеррористического комитета была озвучена еще одна версия причин активизации экстремистской деятельности в самом проблемном для России северокавказском регионе. Директор ФСБ России Александр Бортников заявил о том, что спецслужбы Грузии совместно с «Аль-Каидой» фактически ведут войну против РФ, занимаясь скоординированной переброской боевиков в Чечню и в Дагестан, а также поставками оружия в неспокойные республики.

Антитеррористический комитет в России является больше, чем структурой, призванной бороться с «организаторами великих потрясений». У него, несомненно, есть идеологические функции. Вспомним хотя бы, как был обставлен факт отмены режима КТО в Чечне. Нередки случаи, когда на заседаниях Комитета озвучиваются официальные версии того, почему и откуда возникают для России стратегические угрозы. Вот и 13 октября 2009 года российским гражданам была предложена схема - комбинированный поход боевиков международной террористической сети вместе с Грузией. Так и хочется в этой связи перейти на язык советской пропагандистской машины и использовать такие словосочетания, как «комбинированный поход Антанты» или «империалистического окружения». Однако заявление о совместных усилиях грузинских спецслужб и глобальных террористов не повод для упражнений в изящной словесности и стилистической эквилибристики. Оно требует более серьезного внимания в силу нескольких причин.

Во-первых, как бы мы ни относились к грузинской внешней политике, тезис о связи официального Тбилиси с международной террористической сетью кажется слишком уж большой натяжкой. Спору нет, в Тбилиси хотели бы и ослабления России, и утраты ее контроля над Абхазией и Южной Осетией, и восстановления территориальной целостности Грузинского государства (желательно, конечно же, с грузинским населением на спорных землях), и вступления в НАТО, и углубления кооперации с США. Но с каких пор это стало тождественным союзу (как минимум партнерству) с радикальными исламистами? Разве НАТО и США уже стали союзниками «Аль-Каиды», организации, имеющей четкую идеологическую направленность и вполне определенные взгляды, среди которых последовательный антивестернизм.

Конечно же, многие могут вспомнить о медовом месяце Штатов с исламистами в период афганской войны (равно и популярный в 1980-е гг. на Западе тезис об исламе, как антикоммунистическом инструменте). Но этот период давно уже пройден, а после взрывов американских посольств в Кении и в Танзании в 1998 году «Аль-Каида» стала одним из главных врагов для Вашингтона, не говоря уже о 9/11. Трудно себе представить ту высокую степень самостоятельности и состоятельности Грузии, которая позволила бы этой стране вести «свою игру» против США (а любая дружба с «Аль-Каидой» автоматически означает объявление негласной войны против Штатов).

Но помимо геополитических резонов у Грузии есть свои локальные причины, как минимум, чураться дружбы с такими структурами (к слову сказать, слабо изученными), как «Аль-Каида». Среди таковых, опыт 1990-х гг., когда с мусульманскими народами Северного Кавказа у Тбилиси, что называется, не сложилось. Заметим, речь идет просто об исламском мире, отнюдь не о сторонниках салафитской версии ислама. Здесь и фактор Конфедерации горских народов Кавказа (одного из главных участников войны в Абхазии), и Панкиси. Автор настоящей статьи не раз пересекал границу Грузии в тбилисском аэропорту. По собственному опыту могу сказать, что человек, в паспорте которого в графе «место рождения» значится Грозный, Нальчик, Черкесск или Майкоп имеет намного больше шансов пройти дополнительное «собеседование» с грузинскими компетентными органами, недели уроженец Москвы или города на Неве. Не могут в Грузии не знать и о лозунгах северокавказских салафитов, у которых помимо русофобии изрядно присутствует и антивестернизм, юдофобия и, кстати, некоторая грузинофобия. Для того, чтобы понять это, достаточно почитать материалы северокавказских радикалов, которые, кстати сказать, хотя и готовы рассматривать себя частью общемирового джихада, в реальности (как это показывают опытные эксперты исламоведы, такие, как Владимир Бобровников) зачастую не слишком сведущи в тонкостях исламской теологии. Следовательно, такое объединение (северокавказские салафиты, «Аль-Каида» и грузинские спецслужбы) кажется очень проблематичным. По крайней мере, данный тезис для того, чтобы он внушал полное доверие, должен сопровождаться серьезными документами. Иначе он повисает в воздухе и напоминает пропагандистские приемы.

И вот именно этот факт вызывает большую настороженность. Сегодня мы слишком часто пытаемся списать наши собственные провалы и ошибки на деятельность «иноземных супостатов». То у нас, США с Израилем заправляют терроризмом в Ингушетии (хотя тамошние радикалы готовы видеть в гробу в белых тапках американцев и израильтян вместе с московскими «кяфирами»). То Грузия приобретает масштабы великой сверхдержавы, обладающей поистине мощнейшей шпионской сетью. Как будто та же Грузия не понимает, что в случае развала РФ Северный Кавказ останется с ней один на один без всяких посредников! Между тем, такое понимание есть даже в рядах тех, кто, мягко говоря, не в восторге от действий сегодняшней России. И такого желания даже эти люди не испытывают. А потому, вместо алармизма по поводу шпионских и провокационных действий Грузии (чьи вооруженные силы составляют едва ли половину от численности Северо-Кавказского военного округа), было бы куда более продуктивно посмотреть на внутренние предпосылки для северокавказского кризиса. И понять, что собственная коррупция, взяточничество и приватизация власти намного опаснее, чем происки «Аль-Каиды».

Похоже, что именно это и имел в виду президент Дмитрий Медведев в своей программной статье «Россия, вперед». «Террористические атаки на Россию продолжаются. Жители республик Северного Кавказа просто не знают покоя. Гибнут военные и работники правоохранительных органов, государственные и муниципальные служащие, мирные люди. Конечно, эти преступления совершаются при поддержке международных бандгрупп. Но давайте признаем: ситуация не была бы настолько острой, если бы социально-экономическое развитие юга России было по-настоящему результативным». Поскольку же наши представления о международном факторе зачастую переоцениваются и вместо анализа подменяются риторическими занятиями, сосредоточиться следует на изменении социальной реальности внутри страны. Тогда и «Аль-Каида» вкупе с грузинами будет не страшна.

Тем паче, что превращать Грузию в некую универсальную «палочку-выручалочку», на которую можно списывать все, не следует. И не следует этого делать по вполне прагматическим причинам. Во-первых, чтобы не уводить разговор от реальных проблем и вызовов, которых и без того «выше крыши». Во-вторых, чтобы реально представлять себе перечень угроз, представляющих опасность для развития государства и общества. Впрочем, тезис о «комбинированном ударе» официального Тбилиси и международных террористов со всей очевидностью показывает: и власть, и граждане нуждаются в серьезной экспертной дискуссии о проблемах Кавказского региона, в открытом и честном обмене мнениями, а не конспирологических соревнованиях профессиональных патриотов. Только такая дискуссия поможет нам увидеть ту пропасть, перед которой мы оказались, и позволит нам вместе «коллективным разумом» найти выход из кризиса. Но важно и то, что без доверия к вечно сомневающимся и скептически настроенным экспертам (которым мало верить, надо еще и проверить), власть не сможет эффективно противостоять угрозам ХХI века.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net